ТРИШ Триш Даркхолм | МОРИНМорин Галлахер | ДИНДин Гриффит | ДЖОАНДжоан Маршалл | КАЙКай Уэстон




Разложенные на столе бумаги не вселяли надежды и не дарили успокоения. Если бы главный редактор не ушел в отпуск, то Альберт просто-напросто сдал бы ему эту часть работы и выполнял бы свою, однако начальство решило, будто август — идеальный месяц для того, чтобы позагорать на пляже и пару раз напиться до беспамятства. Можно сказать, им изрядно повезло, ведь Альберт был единственным, кто ушел в отпуск раньше остальных.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Флегматично почесывая свою бороду (благо, что не яйца), Линкольн со скукой поглядывал то на часы, то на проезжую часть, выискивая желтый автомобиль с шашечками на крыше. Еще пару дней назад он со всей своей ложной скромностью позвал Эванс на свидание, представляя как та разочаруется, что действие будет происходить не плывя по морям-океанам на белоснежном пароходе, а в довольно непритязательном кинотеатре. О репертуаре фильма, шельмец, конечно же, не подумал - само укажет или поддастся очарованию девушки, последуя на какой-нибудь романтик.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
С начала нового учебного года прошло чуть больше двух недель, Лип успел сходить на пару-тройку тренировок по фехтованию, где пока только постигались основы, но результат уже был. Его позвали на супер-пати-на-кораблике, а еще: - Хм... правду говорят: спорт действительно повышает самооценку, - сказал себе парень в зеркало этим утром, рассматривая мускулатуру. В этом году он собирался серьезно взяться за свое воспитание, дабы стать для Джо не просто запасным вариантом, эдакой тихой гаванью, а ненаглядным, лакомым кусочком и единственным на свете. Для этого необходимо было работать на всех фронтах.
читать далее
05.09. На Брайтон пришла осень, однако это вовсе не значит, что мы собираемся мерзнуть! Специально для наших игроков мы подготовили много всего интересного и приятного, что обязательно согреет душу в любую непогоду, более подробно теме Объявления администрации.
04.06 На Брайтон пришло долгожданное теплое лето, а вместе с ним и новый, сочный дизайн! Но это далеко не все сюрпризы, которые мы приготовили для вас! С остальными спешите ознакомиться в теме Объявления администрации.
18.04 Ура! На Брайтоне стартовал новый квест, время сделало скачок вперед, а победителей конкурсов ждет много-много плюшек! Подробности в теме Объявления администрации.
16.04 В праздник Светлой Пасхи мы запускаем специальную лотерею с очень соблазнительными призами!
1.04 В День смеха мы подготовили для Вас несколько уморительных забав, скорее бегите за подробной информацией в тему Объявления администрации!
21.03 Подведены итоги литературного конкурса All You Need Is Love, срочно бежим поздравлять наших триумфаторов в специальную тему!
05.03 На Брайтон наконец-то пришла долгожданная весна и принесла с собой не только новый свежий дизайн, но и много прочих приятностей!
06.02 У нас для Вас еще куча приятных новостей! Вдогонку к "Тайному Валентину" открывается запись аж в 3 конкурса, приуроченных к празднику всех влюбленных! Подробности в теме ОБЪЯВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ! Торопитесь поучаствовать!
29.01 Непременно примите участие в SECRET VALENTINE! Порадуйте своих любимых брайтонцев приятным сюрпризом.
06.01 Самое время получать поздравления для триумфаторов минувшей осени! Потрясающе красивые призовые плашки ждут вас в теме THE BEST OF AUTUMN 2016.
04.01 Спешите получить долгожданные подарки от своих Тайных Сант в специальной теме.
Музыкальное настроение от Дина Гриффита
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
16 сентября 2017 г., вечер; +17º С, безоблачное небо, легкие порывы ветра;

Brighton. Когда тайное станет явным

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



KOREAN ACADEMY

Сообщений 61 страница 74 из 74

61

http://s2.uploads.ru/J10Gv.png

0

62

http://sh.uploads.ru/9qKs2.png

0

63

http://s9.uploads.ru/RhUe3.png

0

64

заявка от Nam Taehyun

http://oi66.tinypic.com/vbd53.jpg
http://oi68.tinypic.com/r7qa0w.jpg

Kang Seungyoon
Кан Сынюн

Профессия в реальности
лидер winner


• ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ •

Мы слишком разные. Ты, чёрт возьми, слишком другой. Тем не менее твои слова не проходят мимо меня, а, кажется, врезаются, впиваются намертво: я стараюсь не просто слышать тебя, а слушать. Потому что мне действительно это важно. Твоё мнение. Твой совет, пусть и кинутый в мою сторону привычным безразлично-холодным тоном, но с лёгкой усмешкой на губах. Потому что я, не способный уступать и прогибаться под кого бы то ни было, упрямо стоящий лишь на своём, в кои-то веки действительно сломался о чьё-то весомое «но». Надеюсь, ты гордишься этим, Кан Сынюн?
Первое время я не знал о тебе ровным счётом ничего. Ни кто ты, ни из какой семьи, ни о твоих отношениях с окружающими. Только имя, которое не говорило мне ни о чём. Стены академии свели нас впервые в мои восемнадцать, когда казалось, что жизнь – это либо чёрное, либо белое. Тот лестничный пролёт в общежитии, всегда пустующий, был исключительно моим местом, где, отвлекаясь от всего на свете, я не думал о том, насколько мерзко быть «выродком» и «позором». Я просто играл. Перебирал замотанными пластырем пальцами струны гитары, пока никто меня не слышит. Может, я действительно не хотел, чтобы меня слышали? Ты когда-нибудь думал об этом? Но, кажется, не в тот раз, когда тихо сказанное «красиво» выдёргивает меня из собственных мыслей. Что ты делал там, зачем проходил мимо, – меня не интересовало. Но какого чёрта ты привязался ко мне, тому самому Нам Тэхёну, с которым связываться ради сохранения собственной репутации никогда не стоит?
Позже, смеясь среди разбросанного барахла на полу в душной комнате мужского общежития, гоняя по кругу нирвану и пытаясь построить грандиозные планы на будущее, ты признаешься, что тебе плевать – плевать на всё, что говорили, говорят и будут говорить обо мне, тебе плевать, действительно, потому что  ты точно так же хочешь жить ради своей собственной мечты – музыки. Несколько классов музыкальной школы, бесконечно скучные уроки по сольфеджио, вокал, надоедливые родители. Ты не раз твердил о том, что всё это – не то. Тебе действительно нужна свобода. Свобода, которую ты каким-то образом уловил во мне и решил зацепиться за неё. Я не верю никому, Сынюн, но почему-то тебе – хочется.
Ты действительно думаешь, что рано или поздно нам удастся собрать целую группу, рвануть далеко и надолго, взорвать сцены и чужие сердца. На тебе – клавишные и вокал, на мне – бас. Лирику мы делим пополам, уверенные в том, что совместные усилия дадут нечто по-настоящему прекрасное.
Иногда мне кажется, что мы словно инь и ян. Во мне – бесконечная стихия, сжигающая изнутри абсолютно всё, в тебе – нужная мне сталь и сдержанность. Ты удерживаешь меня от последнего шага к обрыву, а я . . . я просто благодарен тебе за то, что не даёшь пасть ещё ниже. У меня нет друзей и, вероятно, не было. Всё, ради чего я живу, – моя гитара да беспорядочно исписанные листы бумаги. Но ты действительно показываешь мне, как чертовски сильно я ошибаюсь. Я никогда не называл тебя другом. Более того, я могу вести себя как последняя скотина, срываясь по каждому пустяку и вываливая на тебя абсолютно все собственные проблемы, жалуясь на испорченные отношения и «меня снова использовали, как забавно». Я никогда не прошу помощи, потому что считаю, что это унизительно. Но почему-то именно ты мне её всегда и даёшь. Момент, когда из простого приятеля, разделяющего мои увлечения и интересы, ты стал для меня настоящим и, пожалуй, единственным другом, я безбожно упустил.
Порой мне кажется, что тебе со мной рядом делать нечего. Ты слишком серьёзный, сдержанный, расчётливый, в твоём взгляде – не свойственная твоему возрасту сталь и решительность. Но каждый чёртовый раз я понимаю, что без тебя, без твоей поддержки, без твоего совета, прилетающего иногда в мою сторону в качестве очередного пинка и громкого ругательства, мне уже никак. Идиоту Нам Тэхёну катастрофически нужен наставник. Идиоту Нам Тэхёну катастрофически нужен ты, Кан Сынюн.

• ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ •

❖ очень, о ч е н ь туманная и расплывчатая заявка, которая преимущественно касается отношений тэхёна и сынюна #ой но думаю, в целом суть ясна: мне действительно нужен прежде всего друг, наставник, тот, кто серьёзно возьмётся за осуществление мечты намтэ, потому как он сам, в одиночку, сделать это не в состоянии.
❖ биография, характер – всё лежит на вас. сынюн – чистый лист, на котором вы можете написать свою собственную историю. однако кое-что я всё-таки указал. то, за что настоятельно советую зацепиться: сынюн мне видится исключительной противоположностью тэхёна. пусть они, предположим, и одногодки, но кан так или иначе берёт на себя ответственность быть старше и мудрее во многих вещах. тэхён очень переменчивый, его кидает из крайности в крайность, он не перерос свой юношеский максимализм. сынюн время от времени должен всё-таки давать ему отрезвляющие подзатыльники :’д  в остальном же вы полностью свободны. всё-таки персонаж прежде всего ваш, и развивать его – только вам.
❖ замена внешности невозможна. серьёзно, заявка писалась для сынюна, под сынюна, ради сынюна. и никак иначе.
❖ игрой, будьте уверены, обеспечу. размер постов не имеет никакого значения, главное – качество. поскольку персонаж ищется в качестве напарника и товарища, то будет здорово, если сынюн не останется привязанным исключительно к тэхёну. обзаводитесь связями (правда, я очень настаиваю на этом), ломайте или устраивайте собственную судьбу, как вам того захочется, а я поддержу своего бфф в любой, даже самой безумной идее :’д
❖ ещё один важный момент. в дальнейшем планирую написать ещё пару заявок на предполагаемых участников предполагаемой группы, поэтому имейте сей момент в виду. есть возможность связать сынюна более тесными связями с кем-то из, если возникнет желание. а, возможно, вы просто приведёте кого-нибудь с собой. было бы вообще потрясающе :’д
❖ графика прилагается. я не бог фотошопа, но без внимания точно не останетесь ккк.
❖ при любых вопросах обращайтесь в гостевую, а там я уже прибегу с воплями счастья и радости и выдам вам связь для более подробного обсуждения как персонажа, так и планов на него. я совсем не кусаюсь. и о ч е н ь жду сынюна, правда-правда.
❖ ну и напоследок. просто любите его, хорошо? я очень надеюсь, что человек, решившийся взять кана, не бросит его спустя пару недель. серьёзно, он потрясающий, удивительный, прекрасный. мне очень хочется, чтобы сынюна любили так же, как люблю его я. вдохните в него жизнь, прошу ♥

• ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ •

У Тэхёна мутно перед глазами, в голове, где-то даже внутри, возможно, на уровне того места, где должно биться сердце, где оно, собственно, и бьётся в тахикардически неправильном ритме, под стать тому, что выворачивается нестройно-рваными битами наизнанку прямо здесь и сейчас. Дорога впереди расплывается то ли яркими пятнами неоново-жёлтого и синего, то ли вовсе отсутствует, и он не идёт – обводит кончиками пальцев шероховатости стен, жмурится на свет чьих-то мигающих фонарей, сжимается от резких звуков и, наконец, просто плывёт по течению этой вакханалии, которая уносит невесть куда и невесть во что. Тэхёну, впрочем, всё равно. Куда, с кем, зачем. Свобода дышит в нём тяжёлым клубами белого дыма и пьяным смехом на каждую тупую шутку, отпущенную им же. Свобода дышит в нём неконтролируемо сильным желанием ломать, крошить, уничтожать: рамки, законы, мораль и, пожалуй, чуть-чуть, но себя. Нам Тэхён не то чтобы думает, что в жизни его всё потеряно, и остаётся лишь лениво, но со вкусом добивать, мол, давай уже, немного осталось, чёрт возьми. Нам Тэхён умудряется мыслить прямо противоположно и безбожно абсурдно, что считает, несмотря ни на что, позволительным для его sweet eighteen, которые если и sweet, то скорее с потерявшейся где-то рядом частью-тенью bitter. Живи, как хочешь. Делай что хочешь. Будь тем, кем хочешь. Тэхён не определился, чего хочет точно, но на часах уже двадцать три ноль ноль, а в кармане куртки ровно столько вон, сколько хватит на дешёвый алкоголь после очередного визита в музыкальный магазин и забитого до невозможности рюкзака с винилом. Через двадцать три минуты, шаря длинными пальцами всё по тому же карману, он не находит ничего, кроме помятой пачки сигарет, но на полу в крохотной комнатке мужского общежития – почти хеопсова пирамида из почти пустых бутылок. Очередная пьянка, вписанная насильно в формат приятного отдыха в рамках исключительно избранных, и Нам искренне не понимает, какого чёрта оказался не вне, а среди, да ещё и с обчищенными карманами. Жизнь – штука странная, но об этом думать хочется в последнюю очередь. Да и в принципе думать особо не хочется: Тэхён скалится каждому цепляющемуся за него взглядом улыбкой, превышающей все допустимые границы наглости, перебирает струны притащенной за каким-то чёртом собственной гитары под шумы нестройной музыки, которую, если честно, он считает сущей какофонией, но предложения «поставить своё» маркируются как «keep calm and go fuck yourself» и если честно, Тэхён искренне не против того самого, но явно не по отношению к себе же. Мутный взгляд раскосых глаз с путающейся в ресницах длинной, кудрявой, выжженной чёлкой истерично бегает от угла к углу и ищет себе жертву. Находит. Но есть ли смысл?
Весь смысл Нам Тэхёна безбожно потерялся где-то в пограничных областях между сном и реальностью, между прошлым и настоящим, между ним самим и вынужденной потребностью соответствовать каким-то там нормам. Он не хочет искать его и не ищет, живёт одним лишь днём, учится кое-как, а по вечерам устраивает в комнате собственного общежития, открыв настежь окно и свесив ноги с подоконника, собственный соло-концерт, перебирая тонкими, заклеенным пластырями пальцами струны «своей детки» – чёрной гитары, или же безбожно и нахально прожигает остаток молодости с её вечными «хочу и точка» в бесконечных пати в узком круге тех личностей, которые известны не самым примерным и достойным поведением, но Тэхён отчего-то находит их особенными, смотрит не как на потенциальных друзей – скорее как на потенциальных жертв своих жалких попыток почерпнуть где-нибудь, неважно где и как, вдохновение. 
Тэхён отчего ставит себя выше всех остальных. Тэхён – художник своей отвратительно неправильной жизни, творец, чёрт побери. И здесь и сейчас ему нужен тот самый импульс, который заставит не быть, не существовать, а чувствовать.
Быть может, именно поэтому за Ким Намджуна, сидящего напротив, он не цепляется. Намджуна он взглядом буквально царапает, оставляет исполосованным каждый уязвимый участок кожи, а порой вонзается слишком глубоко и скалится, облизывается по-хищнически страшно моментами. Ему внезапно даже для самого себя кажется, что одноклассник каким-то образом способен «оживить». И дело даже не в том, что в их прошлом и отчасти настоящем слишком много намджуновских синяков на тэхёновских запястьях. Просто Нам Тэхён сам не свой, алкоголь лишь отравляет кровь и вызывает побочные эффекты, самый страшный среди которых – желание взять эту грёбаную жизнь полностью в свои руки и нагнуть. Он не будет жалеть. Стыдиться. Краснеть. Просто пальцы дрожат от напряжения, а спаянные воедино нервы расходятся по швам. Бросить вызов – всё равно, что сделать вздох. А Тэхёну отвратительно скучно, настолько, что бросаться во все тяжкие – вполне себе нормально.
За Намджуна он не цепляется. Скорее хватает почти намертво, ибо право, вообще-то, имеет. Они друг другу никто. И это самое «никто» – самое удобное в любом случае. Удобное, потому что так приятно, оказывается, крутить друг друга в руках, словно игрушку, дёргать за верёвочки по очереди и не думать о сгорающем вчера и почти проёбанном сейчас, ложащемся пеплом под нагрянувшее завтра. Намджун видится Тэхёну как неплохой способ выбраться из затягивающей трясины абсолютно беспросветной скуки и возможность набраться опыта, сублимировать эмоции, пережитые вместе, поделённые на двоих, в рваные звуки таких же рваных струн. И странно, но в голове репитом заедающее «crawling back to you» (по меньшей мере иронично, потому что «приползать» к Намджуну в самый херовый отрезок своей жизни это так, кажется, правильно), и Нам искренне ненавидит свою привычку привязывать музыку даже к людям, даже к Намджуну, который, он уверен, лишь этап в его жизни, и это взаимно как никогда. Пара взглядов, рука на плече, выразительная улыбка последней бляди. Не понимает и понимать не хочет, потому что наутро он забудет, как и забудет Ким. Но проверенная годами система даёт сбой, выкладывает ошибку, а на устах Тэхёна отпечатывается смачное «какого хуя ты обращаешься со мной, как с последним дерьмом?». В глазах у Намджуна – океаны беспросветной ненависти и отвращения, и Тэхёну тонуть в нём не то чтобы хочется, но обратного пути уже нет, его тянет на самое дно.
Он не привык слышать «нет». «Нет» – удар куда-то под дых, осквернённое самолюбие и, более того, агрессия через край, воспитанная долгими годами притворства и профессиональной игры в хорошего мальчика. Тэхён просто хочется быть собой. Раздолбаем, которого мало что волнует, кроме как «sex, drugs  & rock’n’roll» Он хочет улыбаться не потому, что надо, а потому, что по-другому не получается. Он хочет брать от жизни всё и не беспокоиться о рушащих все планы отказах. Намджун – дефект в его идеальном плане, который явно мешает. «Видеть не могу твоё смазливое лицо. Свали по-хорошему, окей?»
Тэхён не помнит, каким образом оказался выволочен едва ли не за шкирку на улицу, не помнит, как «дополз» или же кто помог. Помнит лишь удары. Раз, два, три. И всё по лицу. Рассечённая губа саднит, кровь стекает по подбородку, Тэхён скалится и рваным движением размазывает её ладонью по лицу. На самом деле полез он сам, первый раз схватив Намджуна за футболку и врезав по лицу за каким-то чёртом самыми мерзкими ругательствами, какие только знает. Видимо, компенсация за проёбанную любовь всей жизни, хоть и Намджуна он не любит, но на эту ночь тот мог бы стать ей заменой. А затем – всё будто в расплывчатом слоу моушене. Ким бьёт с оттяжкой, но со всей силы, потому что над агрессией работать надо, но он этого, конечно же, делать не будет. По крайней мере не в этот раз. Тэхёну не больно. Ему похуй. Он цепляется запачканными бордовым пальцами за асфальт, пытаясь встать на ноги под гул собравшейся толпы, жаждущей кровавых зрелищ, кричит Намджуну о том, что тот конченный, что никому нельзя, им, Тэхёном, пользоваться, а этот уёбок попытался. Он оставляет тому на память пару красочных синяков, хоть и бить, если честно-то, не умеет. Зато с радостью подставляется под удары сам, будто бы от этого будет легче. Злость вскипает и перемешивается с мазохистским удовольствием. И да, кажется, такая жизнь ему нравится.
Чьи-то руки пытаются выцепить его, и Тэхёну явно не нравится: отмахивается, готовится развернуться и ударить в ответ, лишь бы оставили в покое, потому что Намджун, рвущийся к нему навстречу с ошалелой улыбкой психопата, задевает за живое и бесит неимоверно одновременно. Просто дайте, блять, им закончить. Тэхёну просто нужно выпустить пар и не дать себе задохнуться в эмоциях.
– Отвали, я сказал, – Тэхён едва на ногах стоит, но развернуться успевает. Как и успевает взбеситься ещё больше, потому что напротив – сосед по комнате, тот самый, от короткого всё выворачивается наизнанку, а по телу дрожь да электрически разряды. – Ты . . . – Нам усмехается, слизывает кровь с губ и смотрит в упор: Намджун теряет значимость. – Какого чёрта, убери руки, я хочу закончить, – но попытки вырваться оказываются ничтожно слабыми и скорее приводят к прямо противоположному: Чану сжимает его плечи сильнее, трясёт, словно куклу, и тащит в сторону. Где-то сзади продолжает сыпать оскорблениями Ким Намджун, и Нам Тэхён решает, что реванш состоится, но, похоже, не в этот раз. Что за блядская жизнь, в конце концов.
Я сказал тебе отвали. От-ва-ли, – Нам дышит перегаром прямо в очаровательное почти что заспанное лицо Чон Чану и внезапно даже для самого себя усмехается. – Захотел – нажрался. Захотел – начистил рожу тому уёбку. Тебя это волнует что ли? Тебе и в жизни не понять, каково это, когда тобой пользуются, как шлюхой,  – Тэхён не собирается прогибаться под кого-либо, под младшего – тем более. Стоять на одном месте в его состоянии катастрофически тяжело, но он старается изо всех сил. Пусть Чану валит, куда хочет. Пожалуй, в этот раз приключения Нам Тэхёна должны закончиться где угодно, но только в одиночку. Но почему-то в голове попросту пусто. И не потому, что Нам пьян настолько, что даже способность думать кажется чем-то из разряда невозможного. Просто Чон Чану пиздецки похож на него.  Того, кого Тэхён искренне и глупо пытается заменить кем угодно и когда угодно, но у  него как всегда ни черта не получается.
Как ты можешь быть таким, – немного жутко улыбается, переминаясь с ноги на ногу и предполагая, можно ли умереть от слишком длительного зрительного контакта с тем, кто всю жизнь при желании переломать может. Плюс лишь в том, что Нам Тэхён безбожно пьян, и последствия кажутся для него каким-то мусором под ногами, которого и не видно вовсе. Минусы же всплывать будут по очереди, чуть позже, когда до него уже с трудом, но дойдёт, что мысли вслух – не самая умная вещь в этом мире, и, видимо, ситуация уже сейчас поворачивается не так, как надо. – Но ведь ты же не такая скотина, как он? А? – пара неуверенных, шатких шагов навстречу, пальцы, цепляющиеся за чужую толстовку. Но по-прежнему на расстоянии. Нам Тэхён ни во что не верит да и не хочет. Ему просто интересно, кто этот Чон Чану, так чертовски похожий на сломавшего ему всю жизнь единственного «друга», к которому у Нама не самые трепетные, но самые сильные, быть может, чувства.   

0

65

http://s5.uploads.ru/jKHoG.png

0

66

http://funkyimg.com/i/2rzKN.png

0

67

заявка от Cha Hakyeon

http://sh.uploads.ru/1vhNT.gif

Jung Taek Woon
Чон Тэгун

на ваше усмотрение, можно оставить Лео

Профессия в реальности
участник группы VIXX


· ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ·

И снова краткость - моя сестра, но за всеми подробностями можно в ЛС, все расскажу, со всем помогу.
Долгое время я искал (или же ждал) того, кто сможет меня "приручить", и нашел этого человека в лице Тэгуна. Чон Тэгун,
сумевший коварно прокрасться в душу, зацепить, покорить. Словно тот Принц из сказки Экзюпери, приручил дикого Лиса,
и тот следует теперь за ним, доверчивый и ласковый.
Мы не были какими-то близкими друзьями с детства, впервые я познакомился с Тэгуном уже в Академии. Чон Тэгун мой коллега, в идеале, хотелось бы видеть его в роли школьного психолога, или же преподавателя. Но если преподаватель,
то пожелание выбирать точные науки. Мой ровесник, или же на парочку лет младше. Мы общались в основном на работе,
или, если быть точнее, я ограничивал наше общение только рамками работы. Потому что чувствовал, что Тэгун сможет меня покорить; словно интуиция, внутреннее чутье подсказало: опасайся его. Но устоять все равно не получилось, и в скором времени мы стали дружны, а после отношения становились все сложнее, но не менее интереснее от этого.
Чон Тэгун умеет разбираться в людях, в их переплетениях отношений, в их характерах, мотивах поведения. Во многом это его профессиональное (если все-таки выберете роль психолога), но и сам он не лишен какого-то особого чутья, помогающего ему смыслить в человеческой психологии. Он внимательно изучает и нередко применяет на практике в жизни различные психологические приемы. И эта сторона личности Тэгуна помогла ему найти подход ко мне, дикому необщительному зверю. А после стало интересно ломать меня изнутри, дергать за струны, давить на больные точки, и наблюдать за соответствующей реакцией. Но потом обязательно успокаивать и приводить все в порядок (относительный). Внешне Тэгун обычно спокоен и невозмутим, задумчив и немного угрюм.
В отличие от меня, Тэгун не сторонится всеобщего веселья, праздников жизни, любит пробовать что-то новое, испытывать новые эмоции. В общем говоря, любитель пить и уходить в загул. Что меня немало раздражает и выводит из себя, заставляет страшно ревновать, ведь я покорно жду дома, волнуюсь. Подобная игра "разозли Хакена" иногда теряет рамки простого "психологического эксперимента", и становится неконтролируемой, и возникает конфликт. Но я, черт побери, уже слишком сильно влюблен в Тэгуна, чтобы не прощать ему его поведения. Тем более, каждый раз возвращаясь домой, он дарит своему прирученному Лису столько любви и ласки, сколько не получал еще ни разу в жизни. Ведь я тоже единственный человек,
кто понимает Лео, кто всегда дарит тепло и ощущение дома, кто защитит от внутренних демонов и разгонит тьму.

· ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ ·

Подробности характера и биографии - отдаю в руки вашей фантазии, но готов помочь что-то проработать так, как я вижу этого персонажа, подкинуть идей. Потому что они есть. От вас - активность, заинтересованность и остаться здесь надолго. Грамотность тоже не помешает, но не настаиваю на полотняных постах. От меня - также грамотность, стабильная активность и идеи для игры, что-то будем придумывать вместе. А также обеспечу графикой в качестве приятного бонуса.
Собственно, ищу персонажа к себе в пару. Тайный шиппер пейринга Тэгун/Хакен, а также испытываю безграничную любовь и обожание к концепту Chained up. Посмотрите клип, и, возможно, все поймете :D

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

из флэшбука~

- Эй, хен!
Ты заходишь в квартиру, шурша многочисленными пакетами, раскладывая их небрежно тут же на пороге. Приносишь едва уловимое ощущение морозной свежести, ведь долгое время пробыл на морозе, впитав ее своей одеждой. На волосах, вновь перекрашенный в новый необычный цвет, тают, запутавшись в прядях, снежинки. Раскрасневшийся после мороза, ты широко улыбаешься, осматривая пакеты у себя под ногами: все ли забрал из машины и принес сюда. Продукты, напитки, немного дорогого алкоголя и, конечно же, подарки, скрывающиеся в бумажных пакетах с эмблемами брендов.
- Хен, ты дома?
Переспрашиваешь, не получив никакой реакции на свое немного неожиданное появление в квартире. Обычно он всегда выходит в коридор тебя встретить, осмотреть содержимое пакетов из магазина и, если не хватает каких-то ингредиентов для приготовления ужина, послать тебя повторно за покупками, пока ты еще не успел раздеться. Что-то не так, ты не видишь яркого света в гостиной, не слышишь шагов... Поэтому поспешно скидываешь верхнюю одежду, небрежно снимаешь обувьи проходишь вглубь квартиры.
- Дже-хен, ты спишь?
В гостиной царит полутьма, лишь один маленький светильник освещает просторную комнату. А еще большая елка мигает легким светом огоньков гирлянды. Чувствуешь остатки запаха сигаретного дыма, морща нос. Обычно хен не курит в комнате, и это тоже зажигает тревожный огонек. Джеджун сидит на диване, подтянув колени к груди, однако, голова упала назад на спинку сиденья. Уснул, определенно... Задерживаешься взглядом на его ключицах и широких плечах, что так выгодно подчеркивает кремовый свитер с широким вырезом лодочкой. Тебе чертовски нравится его вкус в одежде, а во всех этих свитерах и джемперах твой хен выглядит таким уютным, чуточку женственным, но бесподобным.
Подходишь к нему, присаживаясь на подлокотник дивана, касаешься рукой его лица...
- Эй, Дже, ты заболел? - обеспокоено спрашиваешь, чувствуя пальцами, как горит его лицо, слышишь тяжелое дыхание. Джеджун моментально просыпается, вздрагивая, ведь твои руки до сих пор холодные после мороза на улице. Смотрит на тебя повлажневшими глазами, сонно улыбаясь.
- Джунсу? Что ты здесь делаешь? - мужчина принимает сидячее положение поровнее и чуть кривится, когда затекшая от неудобной позы шея дает о себе знать неприятной болью. - Ты же хотел провести выходные после Рождества с семьей дома...
- Ты ведь тоже моя семья, - ласково поправляешь ему волосы, заодно щупая ладонью лоб. - Вот я и пришел к тебе. И, видимо, очень вовремя... Когда ты успел заболеть?
Джеджун чуть улыбается, прикрыв кулаком рот, и смотрит виновато на тебя снизу вверх. "Наверное, думает, прости, Джунсу, что тебе приходится видеть меня таким, и что доставляю тебе неудобство".
- Немного в снежки поиграл... Пересекся с одной ребятней вчера, когда был с сестрами за городом. Мальчишки играли недалеко от нашего съемного коттеджа... Нам тоже уж очень захотелось поиграть, - отвечает на твой вопрос и хрипло смеется, тут же срываясь на кашель. Вздыхаешь, улыбаясь в ответ на его смех. Еще один взрослый человек, который не перестал временами вести себя как ребенок.
- Я купил мороженое, и намеревался с тобой вместе посмотреть фильмов, а ты тут болеешь, - цокнув языком, добродушно ворчишь.
- От мороженого я, конечно, откажусь, но уж посмотреть фильмы или поиграть в приставку в состоянии, - отвечает, ненавязчиво обвивая руками твою талию, придвинувшись ближе. – И что-то подсказывает мне, что ты купил какого-нибудь коллекционного вина. Вот и продезинфицируюсь… Я прав? - смотрит на тебя и лукаво ухмыляется. Конечно, ты купил бутылку коллекционного вина в подарок на Рождество. Но сейчас, наверное, придется отпаивать хена таблетками, чем алкогольным напитком…
Неожиданно чувствуешь его холодные руки у себя под свитером, проникают, оставляя мурашки по коже, обнимает крепко и притягивает к себе, заставляя перелезть с подлокотника на колени. Он ластится к тебе словно кот, зарываешься пальцами ему в волосы.
- Ты очень теплый… Я замерз, - вполголоса произносит Дже. Ощущаешь, как приподнимается край твоего свитера, и он ластится к оголившемуся животу. Порывисто выдыхаешь, ведь уже потихоньку сходишь с ума от его ласки.
- У тебя температура, хен. В комнате тепло, у тебя озноб, - стараешься сохранять самообладание, ведь нужно принять необходимые меры, чтобы приостановить простуду. – Я могу сварить тебе суп… И лекарств выпьешь, потом спать ляжешь…
Он уже почти не слушает тебя, увлекаясь, притягивает ближе, касаясь губами шеи и выше, все ближе к губам. Все еще тяжело дышит, а тело горячее, словно печка, ты чувствуешь, держа хена за плечи.
- Джеджу-у-ун, ну ты меня заразишь своими бациллами! У меня же концерты скоро, - возмущаешься ты, осторожно, без грубости, отталкивая его, прерывая ласки. И он останавливается, вздыхая, а потом смеется и расцепляет объятия.
- Ладно, извини. Действительно не стоит, не хочу, чтобы и ты заболел, - согласно кивает Джеджун, а потом вы вместе поднимаетесь с дивана.
Ты разбираешь купленные продукты, он быстро закуривает возле приоткрытого окна, зябко ежась от холода. Наблюдаешь за хеном, пока он, не спеша, готовит ужин. Готовит что-то на скорую руку, но все равно так вкусно, как может только он. Закончив с приготовлением ужина, возвращаетесь в гостиную с тарелками и той самой бутылкой вина, что ты купил для хена, и все-таки включаете какой-то фильм, устроившись поудобнее на диване. Он жмется к тебе ближе, а ты укутываешь его в плед. Ненавязчиво коснувшись его кожи, чувствуешь, что жар спадает – выпитые лекарства начинают действовать. Вы почти не обращаете внимания на фильм, тихо переговариваясь между собой, и лишь временами обращаете внимание на шутки с экрана и смеетесь. Ты как-то неожиданно упускаешь момент, в который голова хена касается твоего плеча, и слышишь его сопение. Осторожно забираешь из его рук пустую тарелку, отставляя на журнальный стол вместе со своей.
Тепло улыбнувшись, ты обнимаешь Дже, бережно прижимая к себе ближе, чтобы не растерять нужного сейчас ему тепла. Прикрываешь глаза, намереваясь тоже вздремнуть, и вполголоса произносишь:
- Как же я люблю тебя… С Рождеством, хен.

немного вдохновения~

http://s3.uploads.ru/UZjnk.jpg
http://sf.uploads.ru/YgOpe.jpg
http://s4.uploads.ru/yJfeK.gif http://s9.uploads.ru/ndWgv.gif
http://s5.uploads.ru/tOxIW.gif
http://s2.uploads.ru/3Yusn.gif http://s2.uploads.ru/DUXRV.gif
Да, хочу, чтобы Тэгун-и готовил, а то я в этом плане не очень :D Накорми своего зверька~
http://s8.uploads.ru/0x1N8.gif

0

68

http://s2.uploads.ru/J10Gv.png

0

69

http://sh.uploads.ru/9qKs2.png

0

70

http://s9.uploads.ru/RhUe3.png

0

71

заявка от Kim Joonmyun

http://s9.uploads.ru/t/T25xO.gif

Do Kyungsoo
До Кёнсу

D.O

Профессия в реальности
мембер exo.


· ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ·

Взрослый не по годам – это определенно про До Кёнсу. Дио с самого детства отличался серьезностью и скрупулёзностью по отношению к вещам, которые его сверстников совсем не волновали. Он до смешного чистоплотный и аккуратный, а о его любви к порядку и структурированию можно слагать легенды, из-за чего порой жизнь с ним под одной крышей становится не самой легкой миссией, особенно учитывая то, насколько он упрям и уверен в том, что его жизненные приоритеты априори правильны. Каждой его вещи отведено отдельное место, которое не меняется из года в год, а каждый его день в его мыслях расписан до самых незначительных деталей. Он не любит шум и действительно наслаждается тишиной и спокойствием. Нельзя сказать, что Кёнсу – человек необщительный и закрытый, ни в коем случае. Он ценит своих немногочисленных, но верных друзей, но не выносит, когда в его личное пространство вторгается кто-то посторонний, особенно если этот кто-то отличается особой назойливостью. При встрече с такими людьми ангельскому терпению Дио приходит конец, и он взрывается, превращаясь в маленького дьяволенка с пронзительным взглядом, который готов крушить все на своем пути. Но это не делает его плохим человеком в чужих глазах. Сухо и вовсе уверен, что Кёнсу – лучшее, что случалось с этим миром. Дио удачно сочетает в себе такие положительные качества, как доброта, искренность и честность. Ему действительно нравится заботиться о любимых людях и делать все возможное для создания их комфорта. Кёнсу – юноша не слишком разговорчивый, правильнее даже выразиться, удивительно молчаливый. Он говорит только по делу, но его слова всегда звучат к месту, поэтому окружающие с радостью к нему прислушиваются. Дио в меру любопытен и любознателен, и его маленькие жизненные открытия приводят его в неописуемый восторг, который тут же отражается в его огромных и по-детски наивных глазах. Стоит отдельно поговорить о его манерах. До огромное внимание уделяет правилам этикета и всегда разочаровывается, если его знакомые нарушают их в его присутствии. Он вежлив, доброжелателен и учтив с каждым знакомым, чем моментально располагает к себе, но длится это ровно до тех пор, пока собеседник не начинает его раздражать по уже известным причинам. Дио с огромным трепетом относится к своим привычкам, различным традициям, а также семейным ценностям, которые привили ему его внимательные родители. Он чувствителен и даже в некоторой мере обидчив, и, несмотря на его проблемы с контролем гнева, у него чистая душа и очень нежное сердце. Однако не так давно Кёнсу нашел способ избавления от ненужной агрессии и со всем своим юношеским энтузиазмом ударился в кулинарию. Дио поразительно нравится готовить, и он находит в этом прекрасный способ сохранения спокойствия в стрессовых ситуациях.
Семья До отличается большим достатком и является весьма известной в высших кругах Сеула, как и семья Сухо, поэтому познакомились они задолго до поступления Кёнсу в академию и сохраняли нейтрально-приятельские отношения на протяжении долгого времени. Когда Дио стал учеником старшей школы, Чунмён заметил его и занял роль его заботливого сонбэ, что способствовало их большему сближению. И именно Ким привел в компанию старших своего младшего друга, который не так уж быстро нашел общий язык с дружной компанией Сухо в силу совершенно непохожих характеров ее членов. Ему пока тяжело привыкнуть к тому, что его регулярно пытаются расшевелить или склонить к каким-то не свойственным ему действиям, но ему определенно нравится его нынешний круг общения.

· ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ ·

Просто приходите, правда. Я полностью ручаюсь, что Вы не пожалеете, потому что Вас тут ждет целая компания замечательных игроков, которым безумно не хватает Додо. Будьте уверены, что без игры Вы не останетесь, потому что мы обещаем Вам интересные сюжеты, направленные на развитие персонажа, а также прочие приятности в виде графики и душевного общения. Мы совсем не ограничиваем Вас в видении персонажа, конечно же, вдобавок ко всему прочитанному Вы можете наделить Кёнсу [который, к слову, должен быть первоклассником] теми чертами характера и увлечениями, которые хотите в нем видеть сами. Единственные наши требования ничем не отличаются от стандартных – это, разумеется, грамотность, качество постов и стабильный онлайн. Вдохновения Вам.  http://i.imgur.com/uQGafjm.png

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

[пост, как вы уже догадались, мой, но, если Вы желаете, мы можем предоставить Вам посты остальных Ваших потенциальных соигроков]
Он старается сделать дверной хлопок как можно тише, чтобы лишний раз не пугать Минсока. Они живут в этом месте уже месяц, но все равно прислушиваются к каждому шороху и вглядываются в каждый угол, боясь увидеть затаившихся там врагов. Жизнь в вечном страхе развивает манию преследования и заставляет рассудок постепенно рассыпаться на части, но они держатся, пытаясь убедить не только друг друга, но и самих себя в том, что все будет хорошо.
Мир Чунмёна всегда был очень маленьким, по-настоящему крошечным, не выходящим за пределы размеренного течения его жизни. В его мире не было места вещам, не поддающимся его понимаю. Он никогда не отвергал того, что было ему чуждо, но старался сторониться и избегать этого. Он не знал точно, почему снова и снова поступал так, упуская ценные возможности вырваться из порочного круга рутины, в который он попал еще подростком, когда идеально воплощал собой понятие «хороший парень – примерный ученик», но что-то в привычном всем слове «перемены» невыносимо пугало его. То ли он боялся лишиться того, что судьба подарила ему [хорошая семья, неплохая работа и масса свободного времени, которое он посвящал любимым занятиям – это ли не счастье], а то ли просто не хотел двигаться вперед, предпочитая топтаться на месте и довольствоваться тем, что он имел. Но его небольшой и спокойный мирок разрушился в ту самую секунду, когда ему пришлось столкнуться с тем, что изменило его жизнь до неузнаваемости.
Чунмён, будучи ребенком, часто представлял, будто имеет некую силу, отличающую его от всех, но с возрастом он напрочь растерял способность мечтать о том, что не укладывается в голове. И он бы никогда не вспомнил о том, что когда-то давно хотел помогать людям, как супергерой, если бы в квартире его соседки однажды ночью не случился пожар. Чунмён слабо помнит, что тогда произошло, в его памяти остались лишь обрывки того, как он врывается в горящее помещение, которое тотчас же начинает заливать водой. Пожарные удивленно разводили руками, оказавшись не в силах объяснить, почему к моменту их приезда огонь был почти полностью погашен, а Чунмён старался об этом не думать. Он списывал произошедшее на какую-то аномалию или же счастливую случайность, настойчиво отвергая навязчивую идею, предательски отказывающуюся покидать его мозг. «Это был я».
Сухо бежал от этого ровно до того момента, когда им впервые овладела такая злость, что он был готов крушить все, что попадется ему под руку, а виной тому – идиот-начальник, который ежедневно пытался вывести из себя обычно такого сдержанного, спокойного и славящегося мягкостью характера подчиненного. В глазах Чунмёна горело пламя, в горле клокотала кипящая ненависть, а кулаки его непроизвольно сжимались до тех пор, пока незаслуженные придирки и выговоры начальства не стихли, сменившись странными звуками, которые моментально привлекли внимание окружающих. Тот момент Чунмён до сих пор помнит так ярко, что порой вздрагивает по ночам, когда подсознание вновь решает напомнить ему о том, кто он есть. Тогда его руководитель схватился за горло и согнулся пополам, а затем и вовсе пал на колени, умоляюще смотря на всех присутствующих и задыхаясь. Он тянулся к Чунмёну, хватал его за ткань его брюк, прося о помощи, а Мён просто стоял и не знал, чем может ему помочь. Потому что просто не понимал, что происходит, в растерянности озираясь вокруг, пока глаза мужчины наливались кровью, а вокруг него собиралась толпа зевак, в которой нашлась пара человек, которые упорно пытались ослабить туго завязанный галстук. А когда изо рта босса вырвалась вода, внутри Сухо что-то с треском сломалось. Страх овладел им и заставил в тот же день написать заявление об увольнении, списав это на разногласия с начальством, и то был страх осознания жуткой правды, которая скрывалась все это время где-то в глубине его сознания и заставляла его бояться лишний раз взглянуть на себя в зеркало, чтобы не увидеть в отражении монстра. К счастью, едва не захлебнувшийся мужчина выжил, а вот для Чунмёна произошедшее не значило ничего, кроме скорой смерти. И он понял это тогда, когда в его скромную квартиру ворвались люди в бронежилетах и шлемах, скрутившие и вырубившие его. Он молился лишь об одном: чтобы его участь была безболезненной. Но у тех, кто схватил и вырвал его из привычного ему мира, были совершенно другие планы на этот счет.
Его разбудил яркий свет, слепящий глаза и лишающий зрения, за частыми вспышками которого последовала такая боль, которую Чунмён никогда не испытывал. И если бы он мог закричать, он бы непременно это сделал, да так, что в его легких бы не осталось воздуха, вот только его предусмотрительно лишили этой возможности, при этом оставив все чувства рабочими, будто бы решив поиздеваться. Он не мог пошевелиться или издать хоть какой-то звук, но внутри его разрывало на части. Люди в белом вводили в его кровь какие-то препараты снова и снова до тех пор, пока он не отключился от ощущения течения расплавленной стали по венам. И, наверное, он бы сошел с ума от всех пыток, которым его подвергали раз за разом, если бы не человек, в камеру которого его бесчеловечно бросили приходить в себя.
Как Чунмён понял впоследствии, Минсок никогда не был особо разговорчив, да и он сам наплевал на присущую ему общительность и предпочел первое время контактировать с соседом как можно реже. Потому что на это у него не было ни сил, ни возможности, ни малейшего желания. Там, в четырех стенах, неестественная белизна которых резала глаза и доводила до помешательства, он просил о прекращении этих мучений любым способом. И Чунмён не знает, до чего бы это довело его, если бы Минсок не решил попытаться хоть как-то подбодрить его в тех условиях, где они оба оказались. Конечно, это выглядело неловко и неуместно, но Ким тогда впервые за время его заточения почувствовал себя не одиноким. Их хрупкая дружба, переросшая в дальнейшем во взаимовыгодное партнерство и даже нечто большее, о чем Чунмён упрямо старается не думать, началась с того, что они стали делиться пережитым. Они стали друг для друга единственной отдушиной после тех необъяснимых экспериментов, жертвами которых они являлись. Сначала темы их разговоров ограничивались пересказами того, что им пришлось испытать, оказавшись  бок о бок в камере, затем они перешли на беседы о прошлом, из которых узнали не только то, как впервые начали проявляться их силы, ставшие их проклятьем, но и многие моменты их когда-то счастливой и беззаботной жизни. Это помогало им отвлекаться и отстраняться от окружающих их ужасов, пока из соседних камер раздавались крики обезумевших заключенных. Их силы занятным образом дополняли друг друга, и это поднимало Чунмёну настроение в самые безрадостные моменты. Они оба знали, что надежды на спасение практически не осталось, и, наверное, даже смирились с этим в глубине души, перестав сопротивляться неизбежному. Но надежда все же была, и имя ей было Бён Бэкхён, который в одну из очередных бессонных ночей отворил дверь их камеры и проложил им путь на свободу.
Чунмён знал Бэкхёна лишь как начальника охраны того злосчастного места, но для Минсока он был давним другом, который рискнул собой ради спасения близкого человека. Поэтому Ким, который отныне скрывался в богом забытой глуши вместе с Минсоком, часто вспоминал о нем и о долге, который ему теперь никогда не выплатить. И хотя Бэкхён все тщательно спланировал и организовал, прежде чем позволить двум подопытным сбежать, это не отменяло того факта, что за ним с Минсоком все еще велась охота. Неизвестно, сколько времени этим людям понадобится, чтобы обнаружить их, поэтому Чунмён не чувствовал себя защищенным даже теперь, когда у них есть хоть какая-то крыша над головой. Однако Минсока это тревожило еще больше, поэтому Чунмён считал своей обязанностью хоть как-то помочь ему начать жить заново, из-за чего он всем видом старался показать ему, что верит в их безопасность и сохранность их жизней. Да только Минсок не был дураком, чтобы поддаться убеждениям своего товарища по несчастью, которые даже он сам не считал правдой.
Трудности, выпавшие на их долю, стали для Чунмёна испытанием ничуть не легче проводившихся над ними экспериментов, но все же это было лучше, чем гнить в камере и видеть то, как ставший тебе родным человек стремительно угасает. Им пришлось ночевать, где попало, избегать всяких контактов и даже воровать в попытках добыть себе пропитание. На одном из таких мелких преступлений их поймала одна старушка, которая, увидев их оборванный и вызывающий жалость вид, помогла им, предоставив работу. Чунмён был рад любому шансу вернуться к нормальной жизни, пусть даже для этого ему бы и пришлось перемыть тысячи гор посуды, что и было одной из его многочисленных обязанностей на предложенной ему должности. Благодаря заботе Бэкхёна, у них появился небольшой дом. И, хотя они работали в поте лица, загоняя себя, чтобы прокормиться,  ощущение опасности никак не покидало их ни ночью, когда они, убитые работой, засыпали почти сразу, несмотря на тягостные мысли, ни днем, когда у них просто не было времени думать о чем-то постороннем, кроме обустройства их скудного быта. Чунмёну казалось, что, вырвавшись из одной ловушки, он тут же оказался заперт в другой, и, чем больше он думал об этом, тем дальше уходил он от выхода из бесконечного лабиринта, в который он попал, когда ему присвоили номер и повесили на запястье ненавистный ярлык.
Когда Чунмён запирает дверь и устало прислоняется к потертой стене, на миг прикрывая глаза, он слышит голос Минсока, ставший за время их знакомства настолько привычным, что у младшего не раз создавалось впечатление, будто он знает этого парня, умеющего замораживать предметы, едва ли не всю жизнь. Минсок выглядит так по-домашнему с этими чуть взъерошенными волосами и мелкими каплями воды на одежде, что Сухо вымученно улыбается.
– Все было нормально, ничего особенного, - уверяет Чунмён соседа, проходя в комнату и ставя сумку со скудным набором продуктов у раковины, – Я купил кое-что, надеюсь, этого хватит на пару дней, - Сухо открывает кран, из которого с характерным звуком и небольшой задержкой начинает литься ледяная вода, и моет руки, стискивая зубы от холода. Ничего, это мелочь по сравнению с тем, что пришлось им пережить, и он старательно не обращает внимания на нее, пока его ладони не начинает покалывать. Чунмён уже на протяжении нескольких часов мечтает рухнуть на кровать и провалиться в сон, и, желательно, чтобы рядом с ним был Минсок, но у судьбы, судя по всему, другие планы, потому что Минсок с волнением оповещает его о приходе на их телефон сообщения от Бэкхёна. Услышав имя начальника охраны, Чунмён напрягается – их спаситель ни в коем случае не написал бы им без острой необходимости, значит, случилось что-то серьезное. Минсок принимается читать смс вслух, и Чунмён чувствует, что с каждым произнесенным словом его сердце норовит остановиться. Бэкхён мертв, мертв из-за того, что помог им, а их уже ищут. Сухо знал, что их мирная жизнь продлится недолго, но, чтобы она оборвалась так внезапно и резко, он не мог представить. Чунмён встречается с расфокусированным взглядом Минсока и чувствует, как холод распространяется по его телу, а руки начинают неуместно трястись, но он собирает остатки воли в кулак и хватает старшего за плечи, концентрируя его внимание на себе. У них есть всего пара минут.
– Телефон брось, я заберу деньги, - низким голосом говорит Чунмён, радуясь тому, что они заранее подготовили свои копейки для подобного случая, – Уходим сейчас же.
Чунмён не успевает сунуть в карманы все сбережения, потому что все это время защищавшая их от посторонних дверь с треском разлетается на куски. Далее все происходит, как в замедленной съемке, совсем, как тогда, в его квартире. Минсок оказывается ближе к входу, поэтому ворвавшиеся в дом люди с оружием и дубинками в руках выбирают его своей первой целью. Ветхая мебель и стоящая на полках посуда с грохотом летит на пол и превращается в груду хлама. В горле Сухо застревает немой крик, и Ким устремляется вперед, поднимая руки. Вода появляется прямо из воздуха, сильной волной отбрасывая явившихся за ними людей к стене. Чунмён никогда не задумывался о том, что является источником его силы, быть может, все дело было в сильном выбросе адреналина, который сейчас заставляет его сердце биться с невероятной частотой, но пока его способность поддается хоть какому-то контролю, это кажется ему неважным. Чунмён взмахом рук создает стену из воды, вмиг становящуюся завесой, защищающей их от неприятелей, отступающих назад из-за боязни экстраординарной силы, и севшим голосом зовет Минсока, который, к счастью, понимает все без лишних объяснений и замораживает водное препятствие, делая его настоящей преградой. Это не сможет сдерживать этих людей слишком долго, но даст им с Минсоком несколько минут, чтобы постараться покинуть это место.
Единственным их шансом на спасение может быть черный ход, о существовании которого даже они прознали не сразу. Им не нужно обсуждать это – каждый из них мгновенно понимает, что нужно делать. Пока за их спинами слышатся выстрелы и удары, норовящие в любую секунду разрушить ледяную стену, Чунмён и Минсок мчатся к потайной двери. Всего один рывок – и они будут на свободе. Всего один шаг – и у них будет надежда. И именно этот шаг губит все.
Чунмён чувствует невероятно сильный удар в спину и оседает на колени от боли. Он хватает ладонями землю, пытаясь встать, но кто-то одним ловким движением разворачивает его лицом к себе и грубо поднимает за ворот толстовки. Один хук, второй, третий – Сухо чувствует во рту металлический привкус крови. Всего в паре шагов от него на земле лежит Минсок, с трудом защищающий себя от многочисленных ударов дубинками. Чунмён видит, с какой непозволительной жестокостью его друга избивают, пока его самого с каждым пинком превращают в податливую куклу, видит, как того хватают под руки и скручивают, лишая движения и вырывая из его рта болезненный вскрик.
– Нет… - обессиленно шепчет Чунмён, протягивая руку Минсоку и получая очередной удар куда-то в печень. Все не может закончиться так, после всех страданий, которые они вынесли. Он просто отказывается в это верить.

0

72

http://s5.uploads.ru/jKHoG.png

0

73

http://se.uploads.ru/M83qG.jpg

0

74

заявка от Park Jungsoo

http://25.media.tumblr.com/4c45b69fa5b27208bef4b76575458e1a/tumblr_mxxn1gETV91qa5s0qo9_r1_500.gif

Lee Hyuk Jae
Ли Хёкджэ

Ынхёк

Профессия в реальности
мембер группы Super Junior


· ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ·

О характере: Ынхёк один из тех парней, которым никогда не сидится на одном месте. Но в отличие от прочих ловцов привидений, хобби и развлечения он предпочитает вполне себе реальные. Этот человек - ходячий генератор гениальных, порой граничащих с безумием, идей о том, как хорошо провести время. У Хёка хорошее чувство юмора, но язык ни у кого не повернется назвать его клоуном. Чревато последствиями. В общем, Хёкджэ очень оптимистичный и позитивный человек, который этим же оптимизмом...достанет любого. Практически. Пусть он бывает немного настырен, требуя внимание к своей персоне или своим идеям, но на деле он очень добрый и милый парень, который одиночества в свое время хлебнул сполна.
О наших взаимоотношениях: При всей разнице в характерах, Чонсу и Хёкджэ являются очень близкими друзьями. Они как бы уравновешивают друг друга: один вносит в мир другого побольше красок, другой спускает с небес на землю ровно в те моменты, когда это необходимо. Каждый из них стремится поддержать и развеселить другого в тяжелые моменты или разделить его радость. И, если по отдельности эти двое бывают невыносимы как трудоголик и баламут, то вместе составляют ярчайший дуэт в присутствии которого о серьёзности можно напрочь забыть.

· ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ ·

Хорошая посещаемость, регулярные ответы в постах. От себя обещаю того же. Очень тебя жду, давай сделаем Академию чуть-чуть ярче~

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

Кюхён уже почти открыл рот, чтобы что-то сказать, но Итук уже никогда не узнает, хотел ли тот сказать "Да, хён, ты прав..." или "Я всё равно должен это увидеть". Потому что вмешался случай в виде другого незнакомого для Чонсу первокурсника, заинтересовавшегося их беседой. Кюхён представил их друг другу. Чонсу слегка склонил голову в знак вежливости и сказал нечто вроде: Приятно познакомиться, Хичоль-а., и доброжелательно улыбнулся. На самом деле в его голове прокручивалось много мыслей. Всё было задумано для одного человека, хорошо ли получится, если Хичоль за ними увяжется и тоже рискнет схлопотать сердечный приступ? Нехорошо... Вроде бы тот не выказал особого восторга по поводу возникшей идее поиска призраков, но внезапно: ...в Хвансе будет тяжело пробраться. Особенно, ночью. А мы же не днем явно туда пойдем.
― Вы что, действительно туда собрались идти?! - Итук недоуменно перевел взгляд с одного на другого. ― Вероятность, что в темноте кто-нибудь навернется и сломает себе шею - куда выше, чем то, что слухи окажутся правдой. Хотя, если кто-то откинется, существование или несуществование призраков автоматически будет доказано, - невесело усмехнулся Чонсу. Внезапно в парне проснулся черный юмор. "Я ведь не слишком хорошо их отговариваю?", - сам себя спрашивал парень, но виду не подавал. Легко вести себя как реалист и скептик, если ты именно таким и являешься. Итук даже не играл, не притворялся. На самом деле, его действительно беспокоило, что с Кюхёном, а теперь ещё и Хичолем, может что-то случиться.
Сзади послышались осторожные шаги. Ещё до того, как остальные услышали их, Чонсу уже знал, кому они принадлежат. Кто самым натуральным образом уши греет на их беседе, выжидая подходящего момента. И всё равно, когда Джиён подал голос, Чонсу вздрогнул от неожиданности. Вот же...
― Я заинтересовался вашей идеей поискать призраков. Слабо пойти в подвал Хвансе сегодня? Сейчас день, неприкольно идти, поэтому пойдем в ночь? - предложил он.
― Джиён, я-то думал, что ты нормальный... - Чонсу посмотрел на него с немым укором. Но его сообщнику не дали сказать что-то ещё. Притихший Кюхён неплохо так оживился после одного единственного "слабо?". Он огласил радостными криками всю библиотеку, а потом ещё и победоносно уставился на Итука, наивно предполагая, что теперь мистер скептик остался в меньшинстве, и ему ничего не остается, кроме как согласиться. Во втором пункте он-то как раз был прав. Выбора у него не было.
― Хорошо! - парень стукнул ладонями по столу, поднимаясь. ― Должен же быть среди вас хоть кто-нибудь адекватный. Встретимся позже. Из-за вас здесь стало просто нереально заниматься.
И книжку по истории прихватить не забыл. Как ни крути, а историю сдавать надо. Тут уж никак не отвертишься. Когда Тукки направлялся в сторону двери, то почти столкнулся с библиотекарем, который как раз шел выгонять расшумевшихся ребят из помещения. "Вовремя!", - подумал парень, слегка улыбнувшись. Его друзьям, которым пришлось собираться в спешке да ещё выслушивать нотации от работника, явно повезло меньше.

0