TRISH Триш Даркхолм | MAUREENМорин Галлахер | DEANДин Гриффит | JOANДжоан Маршалл | KAIКай Уэстон




Пожалуйста, девочка моя, вернись. Не будь для меня путеводной звездой, не веди меня за руку через терновник бытия, просто будь. Живи. Но все слова, просьбы, молитвы - бесполезный звук, терзающий воздух. Без тебя мир опустел. Жизнь бежит куда-то дальше. Мчится, оставляя тебя в полнейшей растерянности. Я уже изрядно пьяна и слабо различаю звуки вокруг.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Жалюзи состояли из тридцати шести продольных полос персикового цвета, потолок был разделен на шестьдесят квадратных секторов размером примерно сорок на сорок сантиметров, часы показывали начало третьего. Я ненавидела персиковый. Я не могла уснуть. Я отказалась от феназепама, сообщив, что ранее страдала от зависимости от различных препаратов. Страдать от зависимости – какой интересный речевой оборот, скорее люди склонны ею наслаждаться.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Странные ощущения. Будто из тебя вырвали кусок мяса, а потом отчаянно пытаются запихнуть его обратно. Ты вырвал. Ты пытаешься. Говорят, что прошлое вернуть нельзя. А еще, что время лечит. Вот только Хабиер готов поспорить за любое из этих утверждений хотя бы в части невозвратности — вот же он, гребаный янки, попивающий пиво, наглаживающий голову преданного пса. Да и время не лечит.
читать далее
30.12. С Новым годом, Брайтон! Спешите ознакомиться с порцией подарков в теме Объявления администрации, ибо там много всего нового и интересного!
09.12. Начало зимы уносит нас запахом мандаринок и ёлочек в тему Объявления администрации, ибо там много всего нового и интересного!
30.10. А вы готовы отпраздновать Хэллоуин вместе с Брайтоном? Тогда спешите ознакомиться с тематическим блоком обновлений и скорее принимайте участия в новых конкурсах!
18.09. Дни становятся короче, ночи всё холоднее, за углом поджидает осенняя депрессия, но это не повод унывать, ведь на Брайтоне долгожданные обновления! Спешите в Объявления администрации, чтоб быть в курсе всех теплых и согревающих душу сюрпризов!
Музыкальное настроение от Морин Галлахер
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
20 февраля 2018 г., +20º С, солнечно, безоблачно, легкие порывы ветра;

Brighton. Когда тайное станет явным

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



REVOLT

Сообщений 31 страница 35 из 35

1

http://i.imgur.com/4kdVRTb.png
R   E   V   O   L   T
►     W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E     ◄

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

31

0

32


Cara Molina  | gravity manipulation  |  renegade  | 30 y.o.
http://funkyimg.com/i/2Pe32.png

0

33

http://funkyimg.com/i/2N5JG.gif http://funkyimg.com/i/2N5JE.gif

Свернутый текст

http://funkyimg.com/i/2N5JD.gif http://funkyimg.com/i/2N5JF.gif

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jake johnson

» имя, возраст:
Chuck // Чак, ~30-35.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
до войны: на ваш вкус (что-то, соответствующее его личности);
сейчас: информатор ренегатов.

» способность:
биолокация, ментальный блок, шестое чувство, эффект хамелеона, абсорбция материи, прохождение сквозь объекты or ваш вариант (обсуждаемо);
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

Чак - ты тот еще кадр и забавный малый.
Еще до начала войны ты метался с места на место, был далеко не работником месяца, возможно, сменил несколько профессий или компаний, якобы находясь в поиске, но на деле, попивая пиво, ты признавался друзьям, что понятия не имеешь, кем хочешь быть.
В то же время - ты хороший друг, на тебя даже можно положиться, но, черт возьми, рисковать ты совершенно не любишь. Вообще. Тебе бы тихий дом, бесконечный запас пива и классный паб по соседству, где можно расслабиться после работы - но никак не войну, убийства, разруху и многочисленные стычки вигилантов и ренегатов.
Возможно, ты даже считал себя неудачником, но после начала войны жизнь доказала тебе, и не раз, что хрена с два тебя так просто поймать или прибить. Впрочем, ты не перестаешь попадать в самые разные передряги, но умудряешься выходить из них живым (но не всегда невредимым).
Не все воспринимали и воспринимают всерьез, ты не кажешься угрозой, не привлекаешь внимания, и от того ты так хорош в качестве информатора. Ты бы не хотел им быть, но интересные и полезные сведения и важные контакты так и липнут к тебе магнитом. Как ни отнекивайся, Чаки, но похоже, что ты был создан именно для этого.

Тебя колбасит от одной мысли, но я снова появлюсь в поле твоего зрения. Ты постоянно орешь: "Чтоб тебя, Салли!" и клянешься, что завязал помогать мне и ренегатам, ты кричишь, что отошел от дел, но каждый раз оказываешься в самой гуще событий. Так что, куда бы ты ни отправился, любитель покоя и сторонник неконфликтной обстановки, я все равно найду тебя и все равно втяну в очередную передрягу http://funkyimg.com/i/2JVEz.gif  Ведь мы такая отличная команда: я за риск, ты против него; я за импровизацию, ты за стабильность и выверенный план; я за бой, ты за отступление. Вот и посмотрим, насколько хорошо нам работается вместе.

Особых требований нет. Приветствуется здоровое упоротое чувство юмора, креатив и тяга развивать персонажа совместно и с другими игроками (поверь, у нас ты точно не останешься без игры). Добавлю лишь то, что с Чаком уже отыграны два эпизода (где он появляется на несколько постов в качестве нпс), но его роль очень важна, поэтому сильно ждем тебя и готовимся совместно рвать шаблоны военной драмы (не все ж страдать http://funkyimg.com/i/2JVEz.gif ).

п р и м е р    п о с т а

- superstition ain't the way -

Чей-то громкий мат на улице заставил Салли вздрогнуть и с трудом разлепить глаза на сонных щах.
Пол. Ножки тумбы.
"Какого бабуина..."
Решив, что ему все еще снится сон, Уилл закрыл глаза и приготовился мирно посапывать, но внезапно ощутил приступ такой головной боли и такого вертолетного головокружения, от которых не то что спать - жить не сильно хочется. На космонавта Салли сейчас мало походил, но ощущения испытывал довольно схожие: земля в иллюминаторе плюс состояние невесомости, при котором внутри тебя крепнет ощущение, будто твои ноги летят выше головы, а сама голова, наполненная изнутри непонятной жидкостью, словно старый аквариум, парит где-то в стороне и одновременно рядом с тобой, гудя так, будто на нее на всей скорости несется состав.
"Fuck dat..."
Не имея представления о том, где находится, а также не догадываясь о расположении предметов интерьера, Уилл умудрился оказаться рядом с унитазом очень вовремя, чтобы, едва не нырнув туда головой, избавиться от отравляющих остатков алкоголя.
Спустя пятнадцать минут "исповеди" перед белым другом, Салли потер сонное и помятое лицо руками и потянулся к раковине и крану с водой. В висках ярко и звонко барабанили тамтамы как издевательский гимн всем страдающим от похмелья, каждое движение причиняло дискомфорт, а голова, кажущаяся нереально огромной, при малейшем неудачном наклоне грозилась треснуть изнутри, как переполненная бочка. Салливану пришлось оставить попытки подняться, и он просидел у стены на прохладном кафеле еще некоторое время, прикрыв глаза и лениво прокручивая в памяти события вчерашнего вечера. Но всплывали лишь отдельные кадры, от мелькания которых Уиллу приходилось открывать глаза и делать глубокие вдохи.
За это время он успел получить входящее сообщение о месте встречи с группой приблизительно через 4,5 часа, и Салли мог лишь надеяться, что за это время он не только успеет прийти в себя, но и доковыляет до точки сбора, что было достаточно смело, ведь от одной мысли, что ему придется поднимать свою невероятно огромную голову-шар и нести ее далеко отсюда, Уиллу хотелось положить самого себя на кровать - так бережно, как только можно, и предаться крепкому бессовестному сну. И пусть ему звонят хоть до второго пришествия — все, что ему следует сделать, так это осторожно улечься, очень тихо, чтобы не разбежались длинные чёрные трещины по скорлупе его хрупкой гудящей головы, натянуть одеяло повыше, подтянуть колени к подбородку, свернуться калачиком и лежать в покое, тепле и темноте многие месяцы, словно зародыш. А на любые попытки привести в чувство он бы отвечал из-под одеяла: "Не трогайте меня, я не знаю ничьих тайн, понятия не имею, о каком штабе и какой войне идет речь, оставьте меня в покое. Я хочу тепла и темноты. На многие месяцы. Я ещё не родился. Я сплю, и в моей огромной пустой голове шумит сладкий ветер беспамятства".
Но спустя десять минут чувство долга взыграло сильнее, и Салли, пробормотав в свой адрес несколько только что придуманных вычурных эпитетов, отлепился от стены и наконец-то (но с большим трудом и крайней осторожностью) принял вертикальное положение.
"Спокойно, бро. Не делай резких движений. Сейчас возьмись осторожно за смеситель, поверни его плавно, как руку женщины, в нужную сторону, и ме-едленно подними наверх, после чего умойся - бережно и заботливо, как если бы твое лицо могло развалиться на части при любом случайном прикосновении".
Прокручивая в голове успокаивающие мысли, помогавшие сосредоточиться на деле, Салли поморщился от скрипа смесителя и осторожно умылся прохладной водой.
Да. Так определенно лучше.
Подняв взгляд на зеркало, Салли за мгновение изменился в лице.
"Какого..."
На его левой щеке красовался смайл, выведенный чей-то уверенной рукой черным, как смоль, маркером. Крайне озадаченно потерев линии, Уилл понял, что маркер, по всей видимости, водостойкий.
- Блеск.
Загадка о том, чем он занимался вчера вечером, становилась еще более интригующей.
Приняв контрастный душ и почувствовав себя в разы лучше, Уилл собрал свои вещи и, с третьего раза верно надев под рубашку и жилет облегченную экзоброню (два раза запутался с вырезами, один раз надел не той стороной), Салли убрал оружие в кобуру под жилетом, телефон - в карман и вставил в ухо микронаушник, который искал минут двадцать, после чего нашел в пачке чипсов рядом с кроватью. Не на шутку проголодавшись, Салливан смел всю еду и воду в номере мотеля (вот, где он, оказывается, находился) и поплыл, как призрак алкогольного абстинентного синдрома, к выходу, чтобы найти место для завтрака.
Мотелем оказался второй этаж небольшого паба на одной из центральных улиц городка под названием Бакли, куда Салливана занесло по старому знакомству и закончилось празднованием чей-то помолвки, дня рождения кошки, игрой в гигантскую алкодженгу, пиво-вонг и "Эдвард-сорок-градусов". Заползая за стул барной стойки осторожно, чтобы не сотрясать гудящую голову, которая и без того разрывалась на части от любого, даже негромкого звука, Салли заказал плотный завтрак, три литра воды и приготовился умирать. Бармен оказался не промах - видимо, привык к зеленым мордам после попоек, - и подал парню холодное полотенце, которое Уилл сразу же приложил к гудящему черепу и с благодарностью влил в себя первый стакан с водой, за которым нон-стоп проследовал второй и третий.
Несмотря на относительно темный интерьер, Салли раздражал яркий солнечный свет из окон паба, но, к счастью, Зевс, Посейдон и вся остальная братия богов была благосклонна к австралийцу: кто-то забыл на стойке свои очки от солнца, и Уилл, не особо раздумывая, осторожно поместил их на нос, стараясь касаться головы по минимуму.
- Мяу, - раздался неподалеку от Салли скрипучий кошачий голос.
Поморщившись, австралиец повернул голову-шар и увидел неподалеку от себя кота - вчерашнего именинника.
- Не шуми, - буркнул Уилл, вернувшись к завтраку.
- Мяу, - настойчиво повторил кот, который чувствовал себя куда лучше Салливана.
- ТИШЕ, - шикнул мужчина и потер дрожащими пальцами пульсирующие виски.
- МЯУ! - "прокричал" (как показалось Салли, и он был готов в этом поклясться) кот и подошел чуть ближе к стойке.
- Да на, на, наслаждайся! - Уилл схватил кусок бекона и с мученической миной на лице запустил им в кота, который перехватил бекон еще в полете и с наслаждением зачавкал едой рядом со стойкой. Вздохнув и позавидовав животинке, Уилл вернулся к своей тарелке.
Когда на ней оставалась еще добрая порция завтрака, до Салливана внезапно донеслись крики с улицы, отборный мат и звуки выстрелов, разорвавшие его бедный нежный от похмелья слух, словно осколочная граната.
Прикинувшись кактусом, Уилл продолжил ковырять омлет с беконом и отправлять его в рот, упрямо убеждая себя в том, что это просто кто-то решил устроить шоу фейерверков. Или рядом находится тир. Или ребята просто резвятся. И это при том, что бармен давным-давно спрятался в подсобном помещении, в то время как Салли продолжал завтракать за стойкой и морщиться от гудения в голове и похмельной боли в мышцах.
Но когда одна из пуль пробила стекло в окне паба и угодила в одну из бутылок на стойке перед Уиллом, австралиец с некоторым удивлением отложил вилку в сторону и медленно обернулся к окну.
"Серьезно?"
Встав со стула, Уилл потянулся к пистолету в кобуре, но потом передумал и, словно вспомнив что-то важное из прошлой ночи, заглянул за барную стойку и вытащил оттуда дробовик.
- Очень надеюсь, это все-таки какой-нибудь местный фестиваль, - пробормотал под нос Салливан, направляясь к двери походкой пенсионера.
Сразу выходить на улицу не стал - сначала выглянул в окно и, насчитав четырех подозрительных лиц с битами, вздохнул. Кажется, про отдых придется забыть, ибо эти "подозрительные лица" меньше всего походили на мирных жителей, но казались простыми преступниками, прямо сейчас забивавших ногами и битами какого-то беднягу, чье лицо, залитое кровью, показалось Салли сильно знакомым.
Австралиец поставил дробовик рядом с дверью.
- Эй! - хрипло прикрикнул в их сторону Уилл, когда вывалился, шатаясь, из паба, и поморщился от громкости собственного голоса. Когда четверка обернулась к нему, Салли добавил: - Толпой на одного? Вас только что из школы для трудных подростков выперли, или вы просто так развлекаетесь, пока ваши мамаши готовят обед?
Шпилька в адрес их возраста была вполне заслужена: все четверо выглядели лет на десять моложе Салливана, если и не больше.
- Че ты там сказал, говна кусок?
Салли поморщился.
- Не кричи ты так. - Вздох. - Я сказал, говна кусок, - добродушно передразнил он выступившего парнишку, - что твоя мама будет явно недовольна из-за всего вот... этого,  - он кивнул в сторону разбитых окон близлежащих зданий и избитых до полусмерти людей. - Шли бы вы отсюда.
- Ой, да что ты? - гоготнул второй парень. - Что ты нам сделаешь, Джон Бон Джови?
Знал бы Салли, что за этими четырьмя подростками-переростками стоят еще несколько взрослых и куда более опасных партизан вигилантов, которые были кураторами для новеньких и водили их в "поле" на задания, возможно австралиец и не стал бы так резво выступать. Но его и без того гудящая голова требовала тишины, покоя и возмездия за сильный шум, и поэтому Уилл решил припугнуть молодежь - которая, ко всему прочему, успела позабыть про избиваемого мужчину, неподалеку от которого плакала его невеста (вот, оказывается, чью свадьбу они все вчера отмечали).
"Hey, mate".
- Ну... тебя, Тимберлейк, - ткнул он пальцем в "главаря", - я кину вон на тот забор, из-за чего ты отобьешь себе копчик и неделю будешь ходить в туалет, согнувшись. Тебя, блондинка, - болтал Салли, давая избитому мужчине возможность уползти подальше, пока партизаны были заняты его речами, - я бить не стану, а просто окуну в чан для очистки рыбы за тем углом. Тебя, Милки Вэй, - кивнул Салли на черного парня с короткими выбеленными волосами, - я привяжу к тому столбу и разукрашу твое перекошенное лицо баллончиком с зеленой краской, и мы поменяем тебе имя на Халк Невероятный. А тебе, Рон Уизли, достанется самое вкусное: я...
Договорить Салли не успел - "Тимберлейк" неожиданно оказался аномально ловким и, подскочив к Уиллу-с-бодуна, ударил его битой наотмашь. "Милки Вэй" подоспел и сбил Салливана на землю, отвесив ему удар ногой под живот, что для и без того страдающего австралийца было сродни удару машиной.
Сплюнув под ржач группы пыль, Салли стянул с носа треснувшие очки и, приподнявшись с раздолбанного асфальта, увидел, как на него летит одна из бит.
Удара не случилось: бита замерла в нескольких сантиметрах от лица Уилла, а уже в следующий момент "Рон Уизли" полетел в сторону своих подельников и сбил их на землю, словно шар для боулинга. Пока все четверо пытались стащить с себя рыжего, Уилл, охая, поднялся на ноги и вытянул руку в сторону паба, откуда через несколько секунд из открывшейся двери вылетел дробовик и "приземлился" прямо ему в руку.
- Я просто мегаохренительный Тор! - гордо прохрипел Салли. Он не раз проделывал этот фокус и на тренировках, и на поле боя. Как австралиец сам признавался, это была его любимая сторона способности (а то и вовсе единственная).
Прицелившись в поднявшихся с асфальта партизан, Уилл проговорил уже куда более серьезным голосом:
- Стоять на месте, One Direction. Не знаю, что вы забыли в этом... - и тут его взгляд наткнулся на татуировку на руке "Тимберлейка". Трезубец. - А. Кажется, знаю. Ну, конечно, кто бы сомневался.
Ему бы держать дробовик ровнее, но руки дрожат, в горле - пустыня Сахара, и голова раскалывается.
А теперь и эти четверо целятся в него из пистолетов и довольно заливаются смехом.
Не... незадача.
"Все, я больше не мешаю виски с пивом".
Радовало только одно: за это время избитый, его невеста и остальные люди успели попрятаться по углам. Только вот что теперь делать Салливану - интересный вопрос.
И тут он придумал. Но за секунду до его действия произошло то, чего он точно не ожидал увидеть.

0

34

http://s5.uploads.ru/X4lSE.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
noomi rapace

» имя, возраст:
Grace Taylor/ Грейс Тэйлор, 37.
» принадлежность:
человек.
» профессия:
врач, хирург.

» способность:
не имеется.
» сторона:
ренегаты
» статичное изображение:
one two.

Грейс родилась в Бостоне и мечтала стать врачом всю свою жизнь. Гордость отца, на тот момент возглавляющего городскую клинику, юная мисс Тэйлор была прилежной, а главное способной ученицей. После блестящего окончания школы она могла отправиться в любой колледж страны, но предпочла остаться в родном городе вместе с семьей. Возможно, сделать так ее вынудили обстоятельства или влиятельный во всех отношениях отец – правду знает лишь сама Грейс. В колледже девушка снова проявила себя как образцовая умница, а вот на работе пришлось немало потрудиться, чтобы доказать свою профпригодность. Неприятие коллег и очевидное пренебрежение наставников Грейс, конечно же, не сломало, но внесло определенные коррективы в ее поведение: шумных компаний она сторонилась, начала курить, а после смены частенько отправлялась в какой-нибудь паб. В одном из таких пабов она стала свидетелем перестрелки, в результате которой буквально вытащила с того света одного из преступников. Доброе, казалось бы, дело осложнило всю дальнейшую жизнь молодой девушки.
Спасенный ею парень оказался шестеркой влиятельного в Бостоне человека, который вынудил Грейс сотрудничать. Теперь Тэйлор вынуждена была работать сверхурочно - латать пулевые и резаные раны буквально на коленке, потому что людям, которых она спасала, ни в коем случае нельзя было попадать в больницу.

С Кристофером Грейс познакомилась случайно - он спас ее от домогательств незнакомого парня в кафе. Там же Грейс впервые увидела и его сестру. Их взаимоотношениям она даже позавидовала: так заботливо они относились друг к другу. Судьба столкнула Тэйлор со своим спасителем несколькими днями позже. На этот раз Крис стал свидетелем тайны Грейс (как это произошло и при каких обстоятельствах будет обсуждаться с конкретным игроком).
И Грейс, и Кристофер не давали друг другу никаких обещаний, Рен слишком много времени проводил на пределами штатов, воюя на востоке, Грейс - в больнице, спасая жизни, но ничего не значащее на первый взгляд знакомство обернулось для них обоих куда большим. Крис стал для Тэйлор тем самым человеком, которому можно было доверять. С ним она чувствовало себя так, будто все проблемы ее реального мира не существуют - Рен давал ей забытое чувство безопасности, и она платила ему нежной верностью, которую он всегда ценил.
Их пути разошлись незадолго до войны - и до личной трагедии Кристофера. Вершителем судьбы Грейс в очередной раз стал ее отец: Грейс узнала, что Тэйлор-старший уже давно страдает от игровой зависимости, и успел проиграть все, что им принадлежало. Откровением стало и то, что в игровой лихорадке отец проиграл и ее тоже. Грейс пришлось спасаться от кредиторов отца бегством. В одно утро она просто исчезла. Поменяла прическу и цвет волос, сменила фамилию и перебралась в город побольше, а, когда началась война, не задумываясь, примкнула к рядам ренегатов.

- Хотелось бы видеть ответственного игрока, который не бросит персонажа спустя неделю игры.
- От себя могу предложить игру как во флэшбеках (квента персонажа это позволяет), так и в настоящем. На данный момент Кристофер находится в побочном штабе, где могла бы работать и Грейс. При этом вы можете вполне развивать Грейс как отдельного персонажа, безотносительно Кристофера.
- Для меня важна грамотность, умение экспериментировать в сюжете, любовь к драме, экшну и черному юмору. Можно все вместе.
- Если вы умеете и хотите в спидпостинг, было бы замечательно.

п р и м е р    п о с т а

Грин — универсальный солдат. Тренированный, выносливый, истязающий свое тело тренировками на протяжении нескольких десятков лет. Научившийся как подчиняться приказам, так и принимать решения самостоятельно. Подготовленный выживать в любых условиях — лучший стрелок отряда, способный уложить движущуюся мишень с завязанными глазами.

Кристофер Рен — подполковник в отставке, похоронивший военное прошлое в маленьком покосившемся лесном домике на окраине Денвера, где дни состояли из беспробудных пьянок, безжалостных тренировок и бессонных ночей, прерывающихся часами беспокойного забытья, в котором к нему приходил один и тот же кошмар. Кошмар, который никогда и не был всего лишь сном.

Крис — любящий заботливый брат, оберегающий свое единственное сокровище с таким рвением, что страна, которой он присягал в верности, наверняка не раз испытывала укол ревности. Крис — занудливый старший братец, пытающийся одновременно быть и там, и здесь — ради семьи.

Кристофер Рен — неудачник, который так и не смог защитить свою семью. Свою родину. А вот теперь — и самого себя.

— Ты истекаешь кровью, мать твою! — Райт умеет поддержать в трудную минуту, но Грин только усмехается, ловя отчаянные нотки в голосе капитана. Крис всем весом опирается на плечо сослуживца: он действительно не в лучшей форме. Прижатая наспех к ране ткань уже успела пропитаться кровью, а они так и не выбрались из деревни. — До лагеря в таком состоянии ты не доберешься. Нас найдут и вздернут до рассвета. Или ты умрешь от кровотечения.
— Да ладно, нам повезло, сталь могла быть отравлена.
— Скотина, повезло ему, — Уилл зол, но злость придает ему столь необходимой сейчас уверенности. — Вспомню тебе это, когда будешь умирать от заражения крови.
— Спасибо, друг, — скалится Рен сквозь стон боли. Решение приходится к нему спонтанно. Когда Рен протягивает Райту пулю, он твердо знает, что делает. — Прижги мне рану — и мы доберемся до лагеря к утру. Обещаю.
— Ты спятил, легче тебя пристрелить! — Райт отшатывается от Кристофера с таким видом, будто тот спятил, но оба знают: другого выбора нет.
— Если меня и пристрелят, это будешь только ты, — Грин вытирает кровь грязным лоскутом рубашки, пока Райт раскрывает пулю, чтобы  высыпать порох на место ранения. От одной мысли о том, что будет дальше, у обоих перехватывает дыхание, но Грин не говорит больше ничего и толкает в рот кусок оставшейся ткани — чем тише будет крик, тем больше шансов, что их не услышат.

Райт чиркает спичкой.

Пахнет паленым мясом. И болью.
И страхом
.

Крис слышит страх и сейчас — смутное беспокойство, ласковое и теплое, а значит, боится не он. Боль Рен слышит тоже, и именно она заставляет его раскрыть глаза и сделать еще один судорожный вдох. Твою мать...

Рен резко садится, будто очнувшись от долго сна, и его мгновенно ведет в сторону. Кружится голова и комната. Кажется, это та самая комната, в которой он обитал последние пару недель. Мужчина крепко сжимает край кровати, чтобы удержать равновесие и пытается сфокусироваться.

Твою мать, — уже вслух ругается подполковник, прибавляя еще пару крепких слов. — Какого хера... Как ты здесь... — Нет, Грин, не те вопросы. — А ты еще... — взгляд падает на незнакомого парня возле кровати — явно изможденного и уставшего, но сияющего как новенькая монетка. Встревоженный вид Эш был не менее шокирующим. — Блять.

Еще один вдох. Его мозгам и легким срочно нужен кислород.

Что... — хрипло выдохнул Рен, наконец, собравшись для единственно правильного вопроса, — со мной произошло?

0

35


Dallas Fields  | deoxygenation  |  renegade  | 22 y.o.
https://i.imgur.com/3ugs9Su.png

0