ТРИШ Триш Даркхолм | МОРИНМорин Галлахер | ДИНДин Гриффит | ДЖОАНДжоан Маршалл | КАЙКай Уэстон




Леа не была глупа. Она металась на распутье, пытаясь примерить на себе все не те шкуры, не правильные жизни, ненужные роли, которые совершенно ей не шли. Леа оказалась слишком хороша, чтобы быть правдой. Случайной прохожей, которая споткнулась на моем пути и своим взглядом перевернула мое восприятие мира. Ещё парочку лет и в нужных руках при правильном окружении она станет самой влиятельной и самой богатой.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Ему не стоит трудов найти себе девушку на светский раут или такой же освещенный вечер, что перетекает в вызванное такси для нее и душем после потного и грязного секса для него. Ему хватит сил рассматривать девушек как объект, но не как личность, заставляя себя прогнуться до животного уровня. И в тоже время, Линкольн не отводит взгляд от карего омута, наполненного чем-то смердящим по отношению к нему.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Если хотите сделать женщину счастливой, не нужно насиловать свой мозг в попытке придумать что-то сверхъестественное. Достаточно показывать ей, насколько она желанна и не кидать фраз, типа «кажется, моя девочка слегка набрала в весе». Сейчас я чувствовала себя на вершине блаженства, потому что оставалась в пределах своих 53 килограмм и едва могла дышать от настойчивых ласк мужчины, ставшим моим сладким кошмаром, воплощённым в реальность.
читать далее
11.03. С приходом долгожданной весны обновляются не только замерзшие за зиму деревья, но и Брайтон. Посмотрите, какой он стал свежий и сочный! Однако это еще далеко не все, с остальными приятными сюрпризами можете ознакомиться в теме - Объявления администрации;
09.12. На Брайтон наконец-то пришла зима, а вместе с ней – долгожданные обновления, которые, надеемся, помогут вам погрузиться в зимнее настроение. Бегите в Объявления администрации, чтобы первыми узнать обо всем, и ожидайте новогоднего чуда: оно уже близко!.
29.10. В преддверии всеми любимого праздника Хэллоуин мы припасли для наших не менее любимых игроков несколько занимательных авантюр и приятных сюрпризов, поэтому срочно бегите в тему Объявления администрации и развеивайте осеннюю хандру.
05.09. На Брайтон пришла осень, однако это вовсе не значит, что мы собираемся мерзнуть! Специально для наших игроков мы подготовили много всего интересного и приятного, что обязательно согреет душу в любую непогоду, более подробно теме Объявления администрации.
04.06 На Брайтон пришло долгожданное теплое лето, а вместе с ним и новый, сочный дизайн! Но это далеко не все сюрпризы, которые мы приготовили для вас! С остальными спешите ознакомиться в теме Объявления администрации.
18.04 Ура! На Брайтоне стартовал новый квест, время сделало скачок вперед, а победителей конкурсов ждет много-много плюшек! Подробности в теме Объявления администрации.
16.04 В праздник Светлой Пасхи мы запускаем специальную лотерею с очень соблазнительными призами!
1.04 В День смеха мы подготовили для Вас несколько уморительных забав, скорее бегите за подробной информацией в тему Объявления администрации!
Музыкальное настроение от Есении Эванс
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
23 декабря 2017 г.,, вечер; +11º С, безоблачное небо, легкие порывы ветра;

Brighton. Когда тайное станет явным

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



REVOLT

Сообщений 121 страница 123 из 123

121

revolt-teaser: upcoming quests

0

122

« stand tall for the beast of america »
https://78.media.tumblr.com/c8f0d868ba66dd37eb82e362ad11f41a/tumblr_ofetdbFwVf1sopmsmo3_540.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zane holtz

» имя, возраст:
Tyler Sullivan | Тайлер Салливан, 35 y.o.;
» принадлежность:
Носитель;
» профессия:
До войны - юрист;
После начала войны - один из лучших переговорщиков1.
Часто разъезжает по стране, не живет в главном штабе, но тесно сотрудничает с его членами.
Ведет допросы противника2.
При необходимости "зачищает"3 территорию.
Его еще называют "специалистом по решению проблем".

» способность:
Кроуризм.
Or: ваш вариант.
» сторона:
Вигиланты.
Тебе импонирует их политика, в этой среде ты - как рыба в воде. Ты нашел себя, свое место и делаешь то, что умеешь лучше всего. Правда, эта же свобода развязала тебе руки, ведь до того, как ввязаться в войну, ты никого и никогда не убивал, а сейчас относишься к этому достаточно спокойно.
» статичное изображение:
ссылка 1
ссылка 2
ссылка 3

[indent] Если на моей улице в детстве перевернулся грузовик с клоунами, то на твоей - с серьезными щами. Несмотря на небольшую разницу в возрасте, мы с тобой - как два валенка с разных планет. Ты - с Юпитера, я - с Плутона (который и не планета даже). Я - сорвибашка, а ты - вернибашканаместо. Хотя в детстве мы с тобой были не разлей вода и не раз то попадались на соседской яблоне за "исследованием НЛО", то удирали от сторожа местного кладбища, где искали приведений.
[indent] Нам действительно было весело, а потом жизнь повела нас разными дорогами. Недопонимания становились все очевиднее, как и полярная разница в наших характерах. Радует одно: мы никогда не завидовали друг другу и не боролись за родительское внимание. Мы просто оказались слишком разными.
[indent] Когда я пустился в разъезды, ты взял на себя ответственность за семью, вольно или невольно убеждая своих о том, что я - болван с ветром в голове. Но ты очень надеялся, что "этот болван" рано или поздно образумится. Наверное, ты по-прежнему считаешь, что я застрял в возрасте лет так пятнадцати, в то время как ты вырос во "взрослого рассудительного парня".
[indent] У тебя поразительный талант к переговорам, твоя гибкость ума и широкий кругозор - это вау (не скрою, в этом плане я тобой горжусь), а твой не сгибаемый внутренний стержень я не раз называл колом в заднице. И еще надо постараться, чтобы найти тему для беседы, по которой тебе нечего будет сказать (огнестрельное оружие? пожалуйста; миграция бабочек-махаонов? дайте две). Плюс ко всему - ты чертовски хорошо разбираешься в том, как разговаривать с тем или иным человеком (и что делать, если с кем-то разговаривать в принципе невозможно). Тебе всегда было мало Австралии, и не уехал ты только потому, что не хотел походить на меня.
[indent] У нас с тобой есть младшая сестра Фрейя, ей 23, и она стала причиной, по которой ты оказался в США. Побег Фрейи сыграл тебе на руку. После ее исчезновения ты сделал мне всего один звонок и, не дозвонившись, пообещал семье решить вопрос своими силами. Ты выехал в США, довольно быстро нашел младшую сестру и уже собирался вывезти обратно, но грянула война, и вам пришлось остаться.
[indent] Выбор стороны решился для тебя достаточно быстро: ренегаты подсознательно олицетворяют для тебя младшего брата с его "бунтарским поведением". А США стали отличным местом, где ты смог развернуться со своими талантами и добиться авторитета среди вигилантов. Меняя место проживания, ты возишь за собой сестру, которая отныне - твоя полная ответственность (и сам черт не убедит тебя в обратном).
[indent] Ты не за лидера, ты - за идею. Твой выбор - это порядок и правила, за которые сражаются вигиланты. Это полностью соответствует твоей линии и твоим убеждениям, но не пытаешься ли ты таким образом доказать миру и самому себе, что "не прав как раз Уилл" с его мировоззрением? А ведь ты, мой дорогой харизматичный братец, как я помню еще с детства, не терпишь несправедливость. Неужели что-то изменилось для тебя и в этом плане? Быть может, однажды я смогу открыть тебе глаза и заставить посмотреть на все совершенно иначе.

о нас с тобой

[indent] Несмотря на полярность в нашем поведении, я помню о том, что такое семья. Помнишь и ты, и, думаю, ты бы захотел образумить меня и перетянуть к себе, как и Фрейю. А вот мне кажется, что бредишь как раз ты, но я бы не отказался напомнить тебе о нерушимых истинах и о том, каким я знал тебя еще в раннем детстве. Ты - тот еще гордый засранец. Но ты - мой брат-засранец. И, думаю, нам придется как-то решать эту проблему.
[indent] Пока что мы не пересеклись, и я не знаю о том, что вы с сестрой находитесь в Штатах. Но уже совсем скоро мы встретимся, и черт его знает, чем это закончится.

дополнительно

[indent] Приветствуется авторское начало и желание развивать Салливана-старшего. И прошу вас: никаких гейских и би-замашек. Никаких жопо-сосисочных ясельных тем - все же хочется найти с вами какой-никакой, но общий язык. Взамен буду раздавать братские затрещины, холить, лелеять и всячески обстёбывать http://s4.uploads.ru/d/cM0PR.gif И будьте уверены: вас тут не только затянут в игру, но и обвесят постовыми долгами, как шелками (у нас с этим делом тут все довольно активно - поэтому и вам тоже карты в руки).
[indent] P.S. Если сбить с Тайлера спесь и налет деловитого чсв, он будет вполне себе неплохим парнем (либо мне хочется в это по-братски верить :D ). Позволю себе оставить простор для вашей фантазии. Хочу, чтобы вложили в персонажа больше своего, чем моего, и поэтому намеренно не привожу много фактов (однако, все написанное вполне себе обсуждаемо).
[indent] P.P.S. У вас будет простор для игры - можете сотрудничать как с боевой группой и разведкой, так и с дознавателями, и с противником, и простыми гражданами. Плюс ко всему - он не привязан ко штабу и достаточно мобилен (что в то же время, при тесном сотрудничестве, позволяет оставаться по уши в делах).
[indent] Мне бы очень хотелось, чтобы вы не зависели по игре только от меня и чтобы развивали Тайлера в самых разных направлениях4. Поверьте, без игры вы не останетесь, это я вам гарантирую http://sd.uploads.ru/dUpky.png

п р и м е р    п о с т а

Звук пнутой банки из-под газировки.
- Здрасьте.
"Что?" - вытянулось лицо Уилла.
"Что?" - вытянулись лица партизан-недоростков.
Салли даже немного опустил оружие - всего на несколько сантиметров - с удивлением глядя на вышедшую будто из ниоткуда незнакомку.
"Что за... куда ты... спрячься!"
Он не для этого распинался перед горсткой психованных партизан-малолеток, чтобы в итоге под раздачу бонусов в виде пуль попал гражданский. И более того: этот гражданский продолжал осторожно идти к партизанам, держа в руках камеру.
Уилл вздохнул и, подавив приступ головокружения и легкой тошноты, покосился на партизан: те были полностью сосредоточены на незнакомке, дерзнувшей снять всю эту братию на камеру, и Салли мог лишь догадываться, как она собиралась поступить с этими записями - отправить в Интернет или сохранить в личных архив. Это, конечно, если она выживет. Но, к счастью, Салливан был настроен весьма оптимистично (и это несмотря на свое переломанное и помятое состояние, при котором нормальному человеку хочется лежать в стороне в обнимку с бутылкой воды и делать вид, что все происходящее вокруг касается кого угодно, но только не тебя). Но это же Уилл.
Прежде, чем все успели опомниться, камера прилетела в пятак одного из партизан, частично подпортив ему физиономию. Секунду спустя прозвучал выстрел, но на том месте, где только что стояла шатенка, теперь оставался лишь след от черного дыма.
"ВОУ."
Пару раз хлопнув глазами, Уилл подключился к потасовке и схватил больно резвую девчушку-партизана за воротник - прежде, чем та прицелилась и выстрелила в горе-оператора. Уже по инерции занеся руку для удара, Салливан остановился и с досадой воскликнул:
- Вот ведь... гадство!
Бить женщину по лицу - не в его правилах. Даже такую ненормальную, которая готова расцарапать его и без того подкрашенное маркером лицо своими коготками. Потратив еще несколько секунд на раздумья о том, как поступить с партизанкой, которая извивалась в его хватке, размахивала руками и пыталась достать до лица Уилла, Салливан, наконец, практически на грани отчаяния отпихнул ее в сторону, явно не рассчитав силу, и блондинка ударилась о забор, откуда на ее светлую голову свалился горшок с цветами. Всхлипнув, она отключилась.
"Ну... окей".
Тимберлейк был уже тут как тут - слишком ловкий, аномально ловкий для обычного человека. Помня о том, что у кого-то из его знакомых была схожая способность, Салли оставалось лишь уворачиваться от ударов битой, пока Тимберлейк окончательно его не достал, и Уилл был вынужден взять ружье за дуло и отвесить им удар незадачливому партизану - как и тот пять минут назад, наотмашь, словно играл в своеобразный гольф.
Внимание австралийца переключилось на черный дым рядом с собой.
"Что это за способность такая?"
Но оказалось, что его помощь уже не требуется, и девушка успела разобраться с Уизли и Милки Вэем, которые лежали на земле, мирно посапывая в четыре дырки.
- Неплохо, - выдал Салли, оценив масштаб работы и сопутствующие ей "спецэффекты".
- Хреново выглядишь.
- Спасибо, - невозмутимо кивнул Уилл и даже выдал некое подобие улыбки, от чего его челюсть, недавно встретившаяся с битой одного из партизан, призывно заныла, и Салли, приложив руку к ней и разбитой скуле с окровавленным смайлом, поморщился и вздохнул. - Это было... довольно круто, - невнятно пробормотал австралиец, продолжая щупать ушибленный подбородок.
Надо бы связать этих лихачей.
Но пока их внимание было занято Уизли и Милки Вэем с блондинкой, Тимберлейк успел вскочить на ноги и побежать прочь, что было сил. Уилл гнаться за ним не стал - решил включить режим "сейчас все сделаю".
- Не так быстро, Форрест Гамп.
Сосредоточившись, он прикрыл глаза и вытянул руку в сторону убегающего партизана, но вместо ожидаемого "он подлетел вверх, упал на землю и вновь потерял сознание" с уличного прилавка с фруктами, мимо которого пронесся Тимберлейк, интеллигентно свалился апельсин.
Открыв глаза, Салли с досадой дернул кулаком и шикнул:
- Зараза!
Партизан успел скрыться за углом дома.
- Пусть бежит, - вздохнул австралиец, взглянув на девушку. Ему с ней явно не соревноваться по части крутости способности. Однако Салливан даже не запаривался и не комплексовал по этому поводу. - Лучше помоги найти веревку. Свяжем этот бойз-энд-гёрлз бэнд и побеседуем.
И действительно, теперь было неважно, догнали бы они партизана или нет: их старшее подкрепление уже было в пути. Но эти двое об этом пока не подозревали.
А еще было бы неплохо вызвать помощь для пострадавших.
Веревка нашлась в том же пабе - в подсобке, где выдал ее пришедший в себя от страха бармен, и спустя несколько минут троица партизан была крепко связана по рукам, ногам и спинами друг к другу между собой. Эдакая человеческая многоножка, но без трэша и извращений.
Отряхнув руки, Салли выпрямился, размял ноющую на все ноты шею и повернулся к незнакомке.
- Уилл, - представился австралиец. - Можешь звать меня Салли. Надеюсь, ты не из этих зомбопоследователей Элдермана.
Он достал телефон из кармана и принялся искать контактный номер связного из побочного штаба в нескольких километрах отсюда. Оставлять здесь партизан - точно не вариант, а тащить на себе три тела Уилл не был готов. Ему бы свое донести до точки сбора.
Буквы и цифры плыли перед глазами, и в какой-то момент Салли шумно выдохнул и потер пальцами переносицу.
"Где бы найти воды".
- Бобби, не кинешь литровую? -  крикнул Салли бармену, который осторожно выглянул из дверей паба. - Thanks, dude.
Поймав бутылку, Уилл жадно присосался к живительной воде и выпил все без остановки до самого дна.
- Неисповедимы пути твои, господи, - шепотом пробормотал Уилл, с блаженством прикрыв глаза, но несколько секунд спустя вновь поморщился.
На этот раз голове, пережившей Big Booze Night и встречу с битой, захотелось напомнить своему хозяину о том, что у нее тоже есть чувства, и Уилл, отбросив пустую пластиковую бутылку на асфальт, потер виски пальцами.
- Слушай, - пробормотал он через несколько минут "медитации", - если ты живешь где-то поблизости, тебе лучше...
Замолчав, Салли прислушался к подозрительному звуку, идущему издалека. Звуку, который напоминал...
"Машины".
Кажется, прямо сейчас к ним направлялись несколько машин, и, решив не рисковать, Салли пробормотал:
- Эй, Дымок1. Иди-ка сюда.
Он затянул девушку за гору ящиков, стоявших друг на друге рядом с пабом, и несколько секунду спустя они оба увидели, как из-за угла появляются два джипа и останавливаются рядом со связанной троицей партизан. На ренегатов незваные гости походили мало. А по их грозным матюкам в адрес подростков Салли догадался, что вся эта шайка вылилась из одной лейки.
И словно в подтверждение его мыслям на заднем сидении второго джипа мелькнула понурая голова Тимберлейка, который на этот раз заметно терялся на фоне старших товарищей и в принципе выглядел довольно забитым.
- Хочешь сказать, - грозно произнес крепкого телосложения афроамериканец в кожаной куртке ("Лидер?"), - вас уложили девчонка и пьяный мужик?
- Я не пьяный, - одними губами ответил Уилл, поджав губы. К его досаде, дробовик остался в стороне, но пока выбирающиеся из джипов люди были заняты своими малолетними подельниками, Салливан решил осторожно вернуть оружие себе.
- Она перемещалась туда-сюда, как телепорт! - воскликнул в свою защиту Тимберлейк, чем разозлил своего босса еще сильнее, и тот, схватив парня за воротник куртки, силком выволок его из джипа, швырнув на землю.
- У вас была достаточно простая задача, и вы, недоноски мелкие, ее провалили, - процедил афроянки и достал из джипа нечто похожее на Meron - израильскую штурмовую винтовку, дуло которой направил на Тимберлейка и троицу, постепенно приходившую в себя. - Не знаю, что с вами сделать - мозги прямо сейчас вынести или сначала протащить вас пару километров на прицепе по асфальту. Мордами вниз.
- Саймон, не надо, пожалуйста, - вскинул руки партизан. - Мы бы разобрались с ним, мы со всеми разобрались. Мы девчонку не ожидали увидеть, ты бы знал, на что она способна!
"Мы бы разобрались с ним? Серьезно?"
Закатив глаза, Салли посмотрел по сторонам и заметил неподалеку от ящиков оставленный дробовик. Вытянув руку в сторону, Уилл отвлекся на шоу, и пару секунду спустя, когда был готов ловить оружие, ему в лицо прилетела лопата, сорвавшаяся вместо дробовика.
Тихо охнув, австралиец повалился на землю, второй раз за день наблюдая парящих птичек перед глазами.
"Асгард сейчас отбил лицо фейспалмом".
- Кажется, я что-то слышал, - сказал один из взрослых партизан и посмотрел в сторону ящиков, за которыми сидела новая знакомая Уилла и лежал с гудящей головой Салли.
Приподнявшись на локтях, Уилл заметил позади себя небольшое окно в подпол паба и кивнул на него девушке.
Лучше, если сейчас они спрячутся, чтобы потом застать всю эту братию врасплох. Одно дело разгонять молодежь, одурманенную собственной крутостью, и совсем другое - давать отпор вооруженной группе партизан. Уилл лишь надеялся, что никому еще из мирных жителей не захочется погеройствовать.

0

123

http://s3.uploads.ru/9b8q6.gif http://s3.uploads.ru/JqaLd.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jane Levy

» имя, возраст:
Charlotte “Charlie” Delaver
Шарлотта “Чарли” Делавер
23 года
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Член боевой группы в побочном штабе Южной Дакоты

» способность:
На выбор по согласованию с семьей
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
ссылка

Тебе повезло стать третьей случайностью в семье Делавер. Тебе повезло не запомнить ту нищету и ограниченность, в которой мы находились, когда ты родилась. Тебе повезло стать младшей из трех сестер, которой всегда доставалось больше, чем остальным: еды, игрушек, одежды, любви. Пока старшая дочь впитывала все от отца, ты с каждым днем все больше и больше получала от матери. Те же жгучего рыжего цвета кудри; зеленые, как изумруды глаза; умение расположить к себе любого незнакомца. Ты впитала в себя самую лучшую версию от каждого из членов нашей семьи. Ты всегда выступала нейтральной стороной, всегда тушила пожар конфликтов, будь они между Клэр и Пейдж или Джо и Джилл. Ты мягче, ты спокойнее, в тебе больше самообладания и здравого смысла. Ты та дочь, которую мечтает получать каждая мать: носила платья, заплетала косы, меняла поездку с друзьями на вечер с семьей. Ты душа семьи, без тебя бы семья Делавер не протянула так долго. В тебе нет вселенской злости, тебя не мучают переизбытки неконтролируемых эмоций, ты всегда уравновешенна, складно мыслишь и рационально поступаешь. Ты не ругаешься с сестрами, потому что в их головы заложили, что младшую нельзя обижать, ты любишь отца, потому что один твой взгляд вьет из него веревки, ты предана матери, потому что она с тобой и в победах, и в поражениях, ты за это ей навсегда благодарна. В тебе есть лишь одно противоречие, так долго не дававшее покоя, потому что было неосознанно – твое альтер эго.  Ты мягкая, а оно жесткое, ты нежная и женственная, оно мужское и сильное. Ты удивила мать лишь однажды, когда выбрала пойти дорогой, слишком знакомой отцу и старшей сестре, ты выбрала стать солдатом. 

Ты моя третья дочь. Слишком похожа на мать, как внешне, так и внутренне, но умеешь брать верх над своими эмоциями, что не удается сделать Джилл и по сей день.

Тебя не приходится ругать или пичкать нравоучениями, с тобой можно душевно поговорить или тихо помолчать. Ты не принимаешь чью либо сторону, достаточно четко обозначив, что для тебя мы все одна сторона, потому что одна семья.

Развод родителей стал для тебя слишком сильным потрясением, которое в последующем и привело к пробуждению способности. Тебе пришлось переехать из родного дома вместе с матерью и тем самым слишком тосковать по отцу. Головой и сердцем распад семьи ты так и не приняла, все время ища способы примерить взрывоопасную парочку Джо и Джилл.

В тебе живет две противоположности: плохая и хорошая. Это не делает из тебя монстра или преступника, но ты становишься, подобно железному человеку, личностью, которой все ни по чем.

Со своими умениями и возможностями ты решила пойти в военную академию и приносить пользу своей стране, став солдатом, которого проблематично убить. С началом войны ты приняла сторону вигилантов, став неотъемлемой частью боевой группы.

Новость о смерти отца заставила тебя на время дать волю эмоциям, а затем уступить место второй личности, чтобы поддержать мать, продолжить работу и не сломаться, но все равно пугать её холодной фразой «Я со всем разберусь».

Решив, что под постоянным присмотром матери не сможешь в полной мере исполнить свой долг, ты сразу после окончания обучения в академии Вест Пойнт, приняла решение, продолжить карьеру в качестве члена боевой группы в побочной штабе Южной Дакоты.

Без покровительства матери ты смогла вдохнуть полной грудью. Ты стала жесткой, требовательной, слишком правильной, не уступающей в спорах или правах на ошибку. Кто-то считает тебя несносной, кто-то слишком рискованной, однако ты четко знаешь, чего хочешь от жизни, не слушаешь остальных и веришь лишь себе самой.

Дополнительно:

Немного мелочей от второго заявителя:
Глупо отрицать, что тебе проще отдалиться от отца, чем от матери. Доподлинно неизвестно: сама ли ты решила так, или твое второе «я» нашептало столь отчаянный для любой дочери шаг, но факт остается фактом - если бы Джо поставил тебя перед выбором с кем ты будешь жить, то ты бы выбрала мать. Благо выбирать не пришлось.

Отец гордится Клэр, переживает за Пейдж, а ты для него отрада, молоденькая Джилл, которую он повстречал в школе: хорошенькая и умная. В твоих просьбах глава семейства всегда находил самую приятную работу на свете.
Именно поэтому Делавер, долгое время не сможет свыкнуться с реальностью в которой Шарлотта показывает в себе иную, не привычную всем сторону личности, ту, которая никак не клеится с обличием милой, краснощекой девочки с рыжими косами.

Обостренное чувство справедливости заставляло маленькую Чарли влипать в ситуации, где нужно было предотвратить рядовое правонарушение. Потасовка хулиганов у школы, котенок на верхушке дерева, перевернутая мусорка. «Правильная до тошноты» - постоянно говорит одна из сестер. Такой же пыталась быть и твоя мать, но и в этом ты её опережаешь.

Ты довольна прямолинейна, но не глупа. Исполнительна, ты не любишь принимать какие-либо важные решения без предварительной подстраховки и просчета. Как примерного солдата тебя устраивает следовать приказам начальства.
Обожаешь боевые искусства и ножевой бой, как завороженная можешь любоваться холодным оружием в своих руках. Одному из своего оружия, подаренного на выпуск из академии отцом, ты дала имя.

До недавнего времени у Чарли не было никаких проблем с контролем способности, ее способность была по-джентельменски услужливым, можно подумать, что она испытывает к тебе свое рода любовные чувства, но нет - она просто принимает правила игры, которые хочет изменить. В будущем.


По игре:
● Введены ключевые моменты, так сказать, скелет персонажа, а наполнить его мясом фактов целиком и полностью на вас, ожидаем неоднозначного, сложного персонажа со своими тараканами в голове, которые стали только жирнее с приходом войны.
● Практически все менябельно и обсуждаемо, дано желаемое, но если ваш взгляд покажется мне даже интереснее моего—мы вас возьмем целиком и полностью.
● Особых требований нет. Первое или третье лицо- ваше дело, но какая-то активность на форуме в игровых разделах- крайне желательна.
● Вас ждет по крайне мере три ведущих соигрока: отец, мать и старшая сестра, но кроме игры с нами хотелось бы видеть вашу независимую линию.
● Я — игрок старой закалки: требовательный и внимательный к деталям, поэтому очень прошу поделиться примерами игры и мыслями по поводу персонажа, чтобы не случилось неловкой ситуации, в которой мы просто не сыграемся. (с) Chace Monaghan.

п р и м е р    п о с т а от Папки.

Tell me, how long do we wait
Until we see the other side?
T h e   e n d   o f   e v e r y t h i n g
Nothing left but you and I.

Хорошее дело браком не назовут. Отец так говорил за что получал от матери щедрый подзатыльник. Джо лыбился на пару с братом. Несмотря на многие «но», их семья была во многом образцовой для их непутевого штата. Впрочем Делавер младший никогда не видел себя отцом, мужем, главой большого семейства. Жизнь щедра на хитросплетенные повороты судьбы, иронична, порой зла, порой задорна, как музыка на Техасской свадьбе, но справедлива.
— Бедный ребенок- говорит печально Джо и про свое будущее дитя, и про то еще не оформившиеся создание, что поправляет подвенечное платье напротив него. Тогда у незадачливого жениха появилась странная манера мрачно отшучиваться по любому поводу, ускользая от раздражающего разговора, как от нависшей угрозы. От Джилл, правда, так просто не уйдешь. Она навязывалась. И спустя многие годы ему стало стыдно за этот спектакль холодного суженного, который продолжался ни один год. Заботливая женушка всегда напоминала ему о том, что он никогда не был таким строгим, смурным и закатывающим глаза мужчиной. Он примерил новую роль и она вполне себя его устроила, ему было странно учить ребенка тому, что он принял поневоле. Ответственность за свои поступки. Быть в ответе за тех кого ты любишь.

— Все дело в привычке.— Альберт жует свою китайскую лапшу и дирижирует деревянными палочками, точно перед ним выстроился Шанхайский симфонический оркестр— В запахе!
Джо облокачивается на капот заглохшей машины, скрестив руки, и поправляет солнцезащитные очки, скрывающие красные от недосыпа глаза. Сложно спать на новом месте. Одному уж тем более.
— Ты когда успел стать Жаном Батистом Гренуем, идиот?
— Нееее, я как Аль Пачино, смекаешь?— он причмокивает и махает ладонью на обожжённый специями язык, умудряется перекинуть галстук на плечо и начинает входить вдоль авто, остановившись в итоге перед боковым зеркалом— Бабий запах прицепляется намертво, но и тут есть рецепт. Клин клином. Тебе нужно перебить одни феромоны другими.
Понятны теперь к чему эти разговоры вокруг да около. Прошло много лет, а он так и не смог прийти в себя. Джо выдалось пробовать других женщин. Это как нырнуть в прорубь. Хочется поскорее вылезти оттуда. Неприятно, промозгло. Нет, непривычно. Омерзительно. Делавер качает головой, опустив взор на потрескавшийся от безумной жары асфальт стоянки перед забегаловкой в классическом чайнатауне. Что этот идиот может знать о нем, о ней и вообще? О времени, которое просто так не затолкаешь в мусорный контейнер, как труп кошки.
— Тебе и сорока нет, начальник.— мужик не унимается, а Делавер становится только раздражительнее после кофеинного передоза и палящего ультрафиолета, вызывающего зуд по всей коже.
— У меня трое детей, Ал, им нужна семья. Сильнее чем мне. — Точно в исповедальни, он говорит это сквозь сложенные ладони, вспоминая по итогу, что так и не успел заехать купить подарок для на день рождение малышки Чарли.
— Хорошая отговорка, дружище, ты холостой теперь, так что радуйся. Отмучился. Каторга позади. Спусти уже черный флаг.
— У меня трое детей.— повторяет Джо сквозь зубы, понимая, что в этой фразе гораздо больше смысла, чем он может вложить в этот идиотской разговор о его личной жизни. Вернее заметить, о ее отсутствии.

«У меня дома жена и дети». Звучит как отговорка. Он предостаточно слышал подобное из уст людей, которых ему пришлось отправить на тот свет за эти годы. Жутко. Осиротевшие, овдовевшие, одинокие. Это его рук дело— чужие искалеченные жизни.
Когда же он оказался на прицеле, то он и сам был готов произнести эту заезженную фразу, но потом, прямо перед тем, как вигилантский капитан отряда зачистки вернул предохранитель на место, он вспомнил, что конкретно все проебал и на эту мольбу у него нет никаких прав. Это неприятное ощущение легкой диареи вместе с желанием обоссаться на ровно месте испугало его сильнее, чем перспектива смертной казни.
И где его работа, за которую так цеплялся? Где его дом, о котором так грезил по итогу? Где его жена и дети, частицы его самого?
Запах гари неприятственно ударил в нос. От родного города не осталось камня на камне. Геенна огненная поглотило его и всех жителей. А он торжественно шагал в сторону этих чудовищных разрушений, как на параде. Именно там он обещал быть своей жене, дабы вытащить заблудших детей из хищных орлиных когтей. Он поклялся своей жизнью.

Где все?
Ему вспомнилось, как он осторожно обнимает свою милую Джил, когда она, на 7 месяце уже третей беременности, спящая, уставшая от того что приходится есть за двоих, роняет детскую книжку с ирландскими сказками из ослабших рук. Малыш пинается, собственно, как и остальные бойцы до него. Джо касается губами горячей мочки уха, опускает голову, молча утопая в океане ее огненных волос и еле заметно улыбается. Говорят, что после беременности женщина преображается, становится еще более прекрасной, Делавер закатывает глаза от этой мысли и еще не понимает хорошо это или плохо для него. Его эти просиживания штанов в юридической конторе в тесном офисе при прокуроре города Остин сильно потрепали. А вот она, кажется, ему все еще цветущей и такой пленительной. Он не позволял себе ревность. Но снедавшая несправедливость по этому поводу жгла сильнее любого каленого железа.
Куда она уйдет. Брюхатая?
Уже проходили. Не дай отче повториться этому скандалу.
Тесный костюм натирает в подмышкам, ему нужно идти на неблагодарную работу. Спасать тех, у кого либо нет денег на хорошего адвоката, либо тех, кого отказываются защищать по этическим соображениям, что значит в их штате— они перешли дорогу не тем парня. Ровно через год он поступит в Куантико и все изменится. Но в лучшую ли сторону?

Не то что зрение с возрастом подсело, или слух не так остер после постоянных взрывов и легкой контузии, застигшей его месяц назад в окопе. Но запах кожи Джилл безоговорочно вывинтил ржавые гайки его нутра и весь механизм самообладания застопорился. Мужчина задрожал.
Как много времени прошло без нее? Немое безумие на протяжении 8 лет напоминало песочные часы, где вместо песка залили воск. Все заметили, как сник былой пыл, Джо на год стал как-то активнее и шутил, что начинается новая жизнь, но какой черт она ему нужна такая? Опустевшая, заброшенная, без смысла. Он катился с горки, которой не было конца. Внизу скалы без намека на воду.
И вот, когда разбитый мужчина был на грани, то случилось странное и непредвиденное. Джилл пришла к нему вместе с Клэр и Чарли. Банальная неприятность, устроенная вечным генератором неприятностей Пейдж, которая быть может спасла им всем жизнь своей непутевостью. Ведь сколько людей уже погибло? Скольких они знали лично, а они все еще живы. Джо видит по ее блестящему в изумрудах взгляду, как она сама поражена его появлением, а бывший агент при всем при том, что творилось на протяжении года, когда буквально приходилось выживать на просторах Висконсина, совсем не удивлен, что она всегда была тут со своей единственной не сгинувшей пока в бессмысленной войне дочерью. Берегла, как ей казалось, последнего члена семьи.

— Прости меня. Прости пожалуйста. — он опускает голову, щурится от боли и сглатывает соленый комок. Джо явилось ощущение, что не проговаривать застрявшие внутри словоформы больше нельзя. Когда столько раз был на волоске неминуемой гибели— хочешь-не хочешь, а по неволе начнешь ценить жизнь и осознавать ценность момента. Чего ему стоило лишний раз сказать, что он ее любит? Что он ей благодарен за проделанный пусть сквозь годы? Несколько секунд его времени, пара нечаянных слов могли бы заглушить желание истерить, начать искать загвоздку, которая всегда крылась в его работе— тупой страсти найти себя. Теперь мысли, неозвученные на протяжении совместной жизни материализовались, обрели завершенную форму.
-Я хочу выполнить данное тебе обещание. Но это чертовски сложно, все не так как я ожидал. Не все просто.
— Они все твои девочки и они похожи на тебя гораздо больше, чем ты думаешь. В нужный момент это сыграет в нашу сторону, вот увидишь.
— Это меня и пугает— Замечает Джо. Он отлично знал к чему приложил свою руку. Их дети поступают, как считают нужным, как поступал всегда он без оглядки на других. И только лишь поэтому он уже в незавидном положении. Клэр уверена, что ее папаша давным-давно где-то в почве, в лесах, на земле людей, которые столь хладнокровно ее прикончили вместе со штабом. Шахматная партия была разыграна неверно еще в дебюте, но это не значит, что нельзя все еще переломить ход сражения.
Он старается смотреть на всю картину сверху, но она уже слишком масштабная для его взора и с каждым его ходом в ней все больше и больше деталей.
Что кроме фатальной потери способно укрепить веру в свои поступки, которые год назад казались безумием? Он проходил развод.  Но смерть отца— явно не то. Клэр не поймет его. Джо и сам себя не понимает. Сплошная передряга.
Ему ли говорить о том что тяга влипать в переделки— это какая-то общая с Джилл черта.
Нашла коса на камень.

И вот опять Джозеф размахивается и его металл разлетается на куски. Можно ли чувствовать себе более по-идиотски? Лицо по привычке застывает в подобии мимического паралича. Клубок нервов распутывается не сразу, ибо эта возможность отдышаться дается ему тяжелее любого убийства. Это как идти несколько дней по выжженной пустыне где-нибудь в Вегасе и захлебнуться от пригоршни воды из рук прекрасной незнакомки.
Джо почему-то улыбается без ведомой причины, Джилл должно быть чувствует, как дрожат его строгие губы, так же как и в первый раз. Самоуверенно, словно, это всегда было вопросом времени. Как и тогда, в прошлой жизни, после нескольких шальных свиданий, когда он уже прижимал ее всем телом к стене, а она играючи ускользала от него укоризненно добавляя, что он уж слишком торопит события. Стоило ему тогда прислушаться.
Но как тут устоять, когда она притворяется лишь загнанным зверьком, но ее горящий взгляд дает понять: на ловца и зверь бежит.

45-летний мужчина не сразу вспоминает сколько ему лет. Вроде бы зрелость уже где-то тут, рядом, и все у него было, но сейчас — это «все» начинается вновь захлестывать, обуревать. На этот раз не в пример страшнее. Руки неуверенно поднимаются спине, проскальзывают по шее, ладони ложатся по обе стороны головы, накрывая волосы, касаясь ушей. Теперь когда уже рыжая подается вперед, он с жадностью впиваясь в то, что когда было его безраздельно. Проникновенные черты губ не менялись, как и структура, как и вкус смешавшийся со вкусом помады.
— Пять минут?- в его голосе появляется наигранная строгость. Она что засекала? Бывший муж не удивился. Но кабинет напротив гнезда аналитиков не самая лучшая локация для их незатейливой ссоры, особенно в самый разгар рабочей недели. Джо выдыхает, и не сразу до него доходит, что ему придется выпустить Джил из своих объятий. На его языке все еще чувствуется легкая горечь духов, когда он коснулся устами ее шеи.
Но эта горечь блекнет. Приходит другая. Послевкусие к скорому расставанию.

— Я на плохом счету. – Джо все еще смотрит ее глаза, скрывая как он заворожен он опускает взгляд чуть ниже. Не помогает. Так же неспешно отходит, открывая дверь кабинета перед женщиной.— Меня никто не воспринимает, я думаю, что мои задания буду еще более самоубийственнее, чем в побочных штабах. Умру? Прекрасно, отличная причина ВСБ закрыть мое досье и гадать в какой уголок памяти они еще не залезли. Словить на лжи у них не получилось, но их дотошность подвела ни одного человека к могиле. А я выбравшись оттуда, не очень хочу обратно.
Делавер осматривается по сторонам, коридор пуст, без лишних ушей. Он берет ее за плечи и так же настырно опускает голову, чуть пригнувшись, чтобы его глаза оказались на уровне их.
— У нас все по прежнему.— Джо тяжело моргает, словно пытается выделить свои слова не только тоном, но и каким-то особым знаком.— Нужно выждать. Я нашел подходящее задание, которое уже на все 120% покажет начальству, что мне можно заниматься дальней разведкой вне нашей территории, а значит, я найду Клэр и Пейдж.
Пальцы начинают дрожать, он смотрит на них и понимает, что след на безымянном пальцем давно исчез. Еще одна причина вернуться на место преступления? А там его только и ждут. 
Понимает ли она его или нет? У него нет времени объяснять, время утекает сквозь пальцы, пускай они и переплелись как раньше, но это не способно переломить ход хроноса. Он с закрытыми глазами выпрямляется в полный рост и передергивает напряженными плечами. Ему до сих пор не верится, что он жив. Наверное, ему никогда это не осознать.
— Ты мне нужна здесь с Чарли, я молю тебя не влипай никуда. Я не хочу потерять и вас.-Рука выскальзывает из ее замка и он отходит на несколько шагов, он уходит спиной и разводит руками— Мы на войне, Джилл. Тут люди умирают. На заметку.
Это не было возвращением домой, потому что штабу вигилантов никому не заменить в его голове домиком со своим садом. Подальше от пыли. С детьми. Но поговаривают, что дом— это не только стены и потолок. Не элементы уюта, мебель и домашний питомец. Дом— это где тебя ждут. Если раньше Джозеф Далевер был нахальным гордецом, то сейчас он принимал этот мир, каким он есть. Со всеми его условностями, переломанными конечностями и кровью в легких. Но есть одна вещь, которую он тогда, почти 10 лет назад не смог принять и сейчас все его существо сопротивлялось. То что Джилл не его женщина. Сейчас он рад бы это исправить, если бы только они оказались в другом уголке вселенной, где нет этого клацанья мышки, нервного кашля ВСБшника за его спиной и звука шредера, пожирающего клочки бумаги с некорректными отчетами. Джо бы все мог исправить. Ему это по плечу, но это больше не их жизнь только. Это жизни их детей, которых он подвел. Которые еще не знаю, как далеко он смог зайти в своем желании их защитить. Тень накрывает его на повороте, как будто портал в другое измерение, где нет места сантиментам.

п р и м е р    п о с т а от Мамки

Take my mind and take my pain
Like an empty bottle takes the rain
And heal.

Когда становишься старше, когда за плечами уже добротная прожитая жизнь, осознаешь, что многих вещей уже с тобой не случится. Первой влюбленности, первой работы, первого трепетного чувства в ожидании ребенка, первых побед и первых поражений. Основные моменты с тобой уже случились, и ты подсознательно уже давно списал себя со счетов, потому что есть молодые, более живые, с огнем в глазах и рвением сердцах. Ты потаскана, помята, использована судьбой. Жизнь списывает тебя на использованный товар, здесь тебе больше нечем крыть. И вот если бы не война, возможно ты бы ещё пожила, завела бы пса или мужчину, кого-то, кто приукрасил твою размеренную жизнь разведенной женщины и матери выросших детей. Но война переворачивает все, в том числе и спрос на тебя, твои навыки, знания и умения. Будь я более смышлёной, то научилась бы воевать не с тремя дочерями, а террористами, но кто бы мог подумать. Кто бы мог подумать, что наступит война.
И это бесит меня больше всего, ведь смириться с тем, что я уже глубоко зрелая женщина, которая свое отжила достаточно просто, а вот принять, что такая молодая девушка, как Бонни, вынуждена рисковать своей жизнью и ставить под угрозу всю ту предначертанную судьбу, которую она может так и не получить, получив шальную пулю, принять это совсем непросто. Заставлять девушку сражаться, брать в руки пистолет, убивать, вот чему учит нас 21 век. Так и хочется крикнуть избитое: остановите землю, я сойду.
— Брат, это же замечательно!— особенно, что он по ту же сторону, что и сестра. — Пол… А я ведь готовила ему парочку раз отчеты — даже странно, что все под носом, а ты и не замечаешь, слишком отрешенная, слишком сосредоточенная лишь на работе. — Иметь брата дознавателя очень неплохо— во всем смыслах, я подмигиваю девушке, ведь мы обе понимаем, что брат не допустит, чтобы кто-то её обидел.
Бонни с долей обреченности констатирует факт отсутствия мужа и детей. Ха, не понимает она своего счастья, пожить бы ей денек из прошлого с моей семьей, разом всю хандру смахнет, а желание ещё лет на 10 отпадет.
— Не ровняйся на других, всему свое время. Я стала мамой в 16 лет, поэтому, как по мне, чем позже, тем лучше — смеюсь и вот от чего Илвет хочется рассказать все без стеснения? Ведь я до сих пор стыжусь этого пункта из своей биографии, католические семена, посаженные в меня с рождения, заставляют грызть мою совесть.
– Все будет, Бон, обязательно. — ведь никак иначе, мое время прошло, но её ещё нет, её ещё впереди.
PART II

Задыхаюсь. Почему это происходит со мной? От чего вселенная не добьет меня уже каким-нибудь дробовиком? От чего сначала заставляет похоронить мужа, а затем вытаскивает его с того света, чтобы напомнить, за какого лжеца и несносного подонка я когда-то вышла. От чего она заставляет меня вспомнить, как я любила? Безответно, но даже и тогда по всем законам, по всем правилам. Почему нет ни малейшего проблеска света в этой кромешной темноте болезненных, сжигающих изнутри эмоций.
Я еле добегаю до своей комнаты, забывая подумать о такой мелочи, как закрытая дверь. Влетаю и разрываюсь на вымученный вопль, исходящий из-под давящей диафрагмы на легкие. Зло пинаю стул, на котором покоится стопка чистых вещей, смахиваю с тумбочки тускло светящий ночник, хватаюсь за горшок с алоэ и с силой разбиваю его об стенку. Уши пронзает дикий вопль растения, а кожу обдает горячим хлыстом, ведь я врежу тем, кого сама создала, вырастила, связала с собой. Джо лишь подтвердил мои опасения, что Клэр преднамеренно осталась на стороне врага. Она сделала выбор, не в пользу семьи. Воздуха не хватает, также как и сил принять реальность. Я хватаю очередной горшок с цветком, на этот раз орхидеей и с силой волейболиста отправляю его к противоположной стене. Именно в этот момент в дверной проеме появляется чья-то голова, которой приходится увернуться от «летящего растения».
— Бонни? — в ужасе я стою посреди полуразрушенной комнаты и вонзаюсь пальцами в пряди рыжих волос. — Прости, я целилась не в тебя, я не думала… что дверь не заперта.
Все тело ноет от боли, которую я причинила цветам и тем самым самой себе. Нужно подождать, пока она смущенно закроет за собой дверь и вот тогда я продолжу. Продолжу отдавать должки сучке судьбе.

And tell me some things last

п р и м е р    п о с т а от Старшенькой.

Я смотрю на них и вспоминаю, почему после магистратуры и Куантико не вернулась ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес. Нью-Йорк находился практически в равном удалении от обоих очагов дополнительных проблем. Идеально было бы, конечно, переехать в Майами, чтоб уж было честно, но климат не тот. Я смотрю на них и вспоминаю вечера, когда они оба думали, что малышка Клэр на верху спит. Я смотрю и понимаю, что смертельно устала. Вот именно сейчас. Будто бы я уже слишком стара для того, чтобы снова окунаться в эти проблемы родителей снова. Мы все отлично знаем, что кроме них двоих никто и ни что не сможет им помочь. Ни Пейдж, ни Чарли, ни уж тем более я. Два мазахиста, что, кажется, никогда не перестанут друг друга терзать. I want to get out of here.

Клэр утыкается переносицей в пучок из кончиков пальцев. Осматривается. Типичная холостятская квартира. Ни картин, ни штор, ни статуэток, ни вазочек. Почти что спартанские условия. И если у матери обаняние отменное, то Клэр лишнего не замечает обычно, а потому молчит. Чарли ведёт себя так же как в детстве: когда не может спрятаться за юбку матери, она прячется за юбку Клэр, следует за ней хвостиком и помалкивает, поддакивая только тогда, когда это необходимо. Если бы так же можно было и с Пейдж, было бы куда проще жить. А сейчас… Клэр бы предложила Шарлотте отправиться от этой начинающейся грызни куда-нибудь подальше, кофе элементарно попить и составить план действий, но куда же сбежишь с этой подлодки. Бадди не выдержал и лёг, положив голову на лапы и следя за фигурами Джо и Джилл. Клэр потянулась в сторону и погладила его по спине.
— Не, ну засохший сыр, это ещё ладно… Вот если бы там мышь повесилась, — глупая привычка вставлять едкие комментарии, и появилась она где-то со времён Гарварда. Клэр знает, что лучше не встревать и дать им двоим выговорится, но тогда придётся потратить слишком много времени. Можно, конечно, пока с Чарли прогуляться, купить сервиз, чтобы Джилл его побила (желательно не о голову Джо), пачку сигарет, чтобы у Джо была возможность предложить Джилл паузу, после того, как наорутся оба, и пачку контрацептивов, чтобы у всей развалившейся семьи не было ещё одной «проблемы». Хотя Клэр была уверена, что в четвёртый раз точно должен быть пацан. Но отец как-то решил не проверять, что славно.
По суровому взгляду матери в ответ, Клэр поняла, что лучше пока заткнуться. Девушка вздохнула, нагнулась вперёд и посмотрела на Чарли. Она уже было собиралась открыть рот, чтобы предложить сестре кофе — должно же оно здесь быть. Но вопрос прервал её планы, и она поочерёдно посмотрела на отца, а потом на мать. Пауза затянулась, как петля затягивается на шее жертвы.
— Что имеешь в виду под "хотела, чтобы мы увидели"? — глупый вопрос-уточнение, но Клэр слишком туго воспринимает эту информацию. Пазл в голове слишком быстро срастается в единую, цельную картину. Волосы на затылке встают дыбом. И как они изначально не подумали об этом. Клэр пришлось иметь дело с той шушерой, которую Пейдж называла своими друзьями, но там были в основном отбитые ребята. Клэр поджимает губы и откидывает голову назад, на спинку кресла. Затем молча и деловито достаёт телефон, набирает последний номер.
— Джим, — она хотела начать быстро, но для начала нужно удостоверится, что на том конце тебя слышат, ибо привычного «Боунс» не было.
— Да, Клэр, уже соскучилась?
— Слушай, можешь пробить по своим чудо каналам траекторию перемещений Пейдж Делавер за 15 февраля? — она пропускает мимо ушей явное продолжение марнезонского балета, начатого накануне, серьёзным тоном, зная, что в этот момент профессионал в Боунсе включается.
— Ну ты загнула. Оплачивали ли она что-нибудь картой, бронировала ли билеты — это да. Но мобильники — это территория…
— Не выделывайся. У тебя полный доступ к…
— Клэр, они тоже не дебилы. Каждый выход в программу прописывается в протокол, как и то, что я там делаю. Для меня это так себе чревато, больше для тебя. Ты уверена, что хочешь, чтобы я отследил метаданные твоей сестры?
Делавер замолчала. Если то, что говорит Джил — правда, то у них всех начнутся проблемы. Мало того, что Пейдж Делавер — киберпреступник, пусть и не на серьёзном уровне, так ещё на стороне террориста Риндта.
— Кееей.
— Я думаю, погоди, — девушка поднялась из кресла. Бадди поднял голову, Чарли внимательно смотрела, как сейчас смотрят и родители. Все эти взгляды чертовски мешают думать, как поступить лучше.
— Отследи повторно карту, может мы что-то упустили в первый раз.
— Хо-ро-шо, но не рассчитывай на результат... — на распев отвечает Джим, тяжело вздыхая.
— Спасибо, Джим, — Клэр жмёт кнопку отбоя на большом дисплее и оборачивается ко всем вопрошающим. Взгляд глубокопосаженных серо-зелёных глаз останавливается на Джо:
— Теперь ты понимаешь насколько всё серьёзно? — Делавер склоняет голову набок и выдерживает паузу, чтобы продолжить, — Мама позвонила мне уже в самый крайний случай, перед тем, как поехать в отделение полиции, чтобы заявить о пропаже. Я напрягла пару своих знакомых, чтобы проверить банковские счета, когда выяснила, что друзья её не в курсе, где она. Кстати, раз уж последний бойфренд за решёткой, есть шанс, что нам дадут его повидать? Может он что-нибудь знает?
Клэр чуть сощурилась. Взгляд ищейки. Хорошо, когда знаешь, что ищешь. Сложно только то, что не можешь предугадать, где искать.

0