TRISH Триш Даркхолм | MAUREENМорин Галлахер
DEANДин Гриффит | JOANДжоан Маршалл | KAIКай Уэстон




Когда был разрушен торговый центр, я находился в Батон-Руж в Экссон Корпорейшн. На производстве работало много грязных и бедных мигрантов, а над территорией поднимались клубы дыма - зрелище было зловещим, пахло не очень хорошо, можно было снимать ещё один сериал типа Чернобыля
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Кажется, Кай хотел небольшой пикник с уютными посиделками у костра, игрой на гитаре и плюханьем в озере. Все тихо, мирно, по-домашнему. Так чтоб немного отдохнуть от безумного ритма студенческих будней, шумных вечеринок на тысячу человек, где Кай был частым гостем, а также глуповатых розыгрышей.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Почему горят дома? — Молли отзывается вяло и будто бы рассеянно, но круговерть мыслей, запущенную вопросом, не остановить скепсисом, сколько ни увиливай. — «Неисправная проводка», — она изображает кавычки, со слабой ухмылкой закатывая глаза.
читать далее
13.06. Жара не только за окном, но и на Брайтоне! Бегом в тему Объявления администрации, чтобы не пропустить ничего из того, что приготовили АМС для поднятия тонуса!
17.03. Все за окном начинает цвести и распускаться, Брайтон тоже не желает отставать. АМС приготовили для своих любимых игроков пачку приятных обновлений, с которыми вы можете ознакомиться, перейдя по ссылке в специальную тему. Любовь!
30.12. С Новым годом, Брайтон! Спешите ознакомиться с порцией подарков в теме Объявления администрации, ибо там много всего нового и интересного!
Музыкальное настроение от Триш Даркхолм
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
23 марта 2018 г., +25º С, солнечно, без осадков, легкие порывы ветра;

Brighton. Когда тайное станет явным

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Manhattan

Сообщений 121 страница 125 из 125

121

http://funkyimg.com/i/2RVfG.jpg

0

122


https://i.imgur.com/Ze8AuR2.png

https://i.imgur.com/aBCZtfM.png
Хвалёный нью-йоркский трафик сдох, не добравшись до второго круга ада - так что все законсервированные на 9ой авеню граждане обломались ещё и с возможностью погреться.
    Для тех же, кто стоически выносил тяготы дорожного паралича и не пытался вставить свой клаксон в коровье мычание прочих, погода приготовила особый сюрприз. Влажная февральская гнусь. Мокрое и холодное нечто, брошенное с небес в морду приговоренных к автостоянию машин, прекрасно дополнило бы картину Мунка, но сейчас дополняло только порчу. Порчу всех планов мистера Нокса добраться к торговому центру вовремя, а заодно и спасти звание сверхпунктуального джентльмена, верного часам что твой Кэролловский кролик. И сколько бы не швырял он сюрикены своих взглядов по зеркалам, сколько не постукивал пальцами по оплетке руля, матерясь полушёпотом на итальянском, английском и идише - как впереди стоящая "Хонда" врастала в асфальт, так она и продолжала это делать за сотню метров до заветных стеклянных врат. Что совсем обидно - в крайнем левом ряду. Шах и мат, господин гроссмейстер.
   Но очередная безумная мысль уже почёсывает коготком лысину с обратной стороны и лишь хлещущее по дворникам мракобесие удерживает нетерпеливого водителя от порыва. Ричард задумчиво ведет языком по нижней губе и прижигает хмурым взором циферблат наручных часов. Часы не слушаются запретных заклятий и не останавливаются.

читать продолжение: «Alicia's Secret»

Привет, мой дорогой дружище.
Знаешь, я ни секунды не сомневалась в том, что очень скоро именно ты будешь украшать таблицу с лучшим постом недели. И вот, мне посчастливилось писать тебе отзыв. Это так странно, ведь мы знакомы совсем недавно, но временами мне кажется, что уже очень и очень давно - никогда раньше так быстро у меня не устанавливалось полное взаимопонимание с игроком. Я помню, когда увидела тебя в первый раз. Я подумала о том, что ты такой классный парень, с нереально крутыми, литературными постами, и этот крутой игрок уж точно никогда не захочет играть со мной, ведь до его уровня нужно еще расти и расти, ему нужно соответствовать, и именно перед ним ну очень не хочется облажаться. В итоге - мы играем, придумываем нереально крутые сюжеты, горим классными идеями и пишем клевые посты. Написанные тобой посты - цепляют, заставляют вчитываться в каждую строчку, снова перечитывать и каждый раз находить что-то новое и интересное. Неожиданные сравнения, яркие обороты, интересное раскритие персонажа. Твой персонаж - многогранный, интересный, живой, такое чувство, что вот-вот сойдет со страниц форума и будет бесить меня своей напыщенностью и высокомерием, задница ты эдакая  :D
Но сейчас я хочу говорить о тебе не только как о безумно талантливом игроке, ведь для всех это совершенно очевидный факт, не поддающийся дискуссиям и обсуждению. Сейчас я хочу сказать, что ты очень крутой человек. Который будет часами продумывать со мной моего нового персонажа, ржать над неудачными гифками с Тамблера и с полуслова понимать мои не всегда удачные шуточки. Ты один, ты особенный, ты неповторим, и прекрасен в каждом своем проявлении. Я очень рада, что ты к нам вернулся. Ты не знал об этом, но я очень ждала твоего появления здесь. Ты даже не представляешь насколько. И во второй раз я тебя уже не упущу!
   
(с) Алисия

https://i4.imageban.ru/out/2018/10/21/a8b146b55bfcd2332694ff1f2d3ea558.png

https://i.imgur.com/bHf0pVf.png
Алан

https://i.imgur.com/vpJG0Ix.png
Йохан

https://i.imgur.com/x5tH0d7.png
Алисия

https://i5.imageban.ru/out/2018/12/02/a2193b382d23b277d03f7ed4aa9b1a0d.png
Нил

https://i.imgur.com/gZKDhnX.png
Рауль

https://i.imgur.com/hJifPvG.png
Филипп

https://i.imgur.com/UG90EKT.png

От размышлений его отвлекло деликатное покашливание над ухом. Открыв глаза, Дитмар поднял взгляд на склонившегося над ним капитана судна. "Легок на помине." Удивленно приподняв бровь, Штайнмайер взирал на Форда, оценив легкую неформальность его внешнего вида и отсутствие столь приглянувшегося ему кителя. Кажется, одень Форда в рубище, он все равно останется привлекательным и притягательным, к тому же ему чрезвычайно идет это официально-деловитое выражение лица. Профи в своем деле, ас...
Дитмар улыбается, его взгляд невольно приковывает к себе покачивающийся кончик галстука. Он будто и не слушает вовсе, о чем говорит ему капитан, только с мальчишеским озорством выглядывает в салон, убеждаясь, что телохранитель крепко спит, отвернувшись к иллюминатору, а стюарды скрылись в своем закутке и не отсвечивают. И лишь убедившись, что лишних ушей и глаз нет, он протягивает руку и касается ладонью, груди Форда, скользит ею верх, пока не наталкивается на зажим для галстука. Пальцы его смыкаются вокруг шелкового "языка", мягко тянут вниз. Сам же Штайнмайер выпрямляется в кресле, заглядывая Кристиану в глаза. Потяни он за галстук еще немного и можно будет урвать поцелуй. В конце концов это не опаснее, чем быть застигнутыми уборщицей в кладовке со швабрами. 

«большой охотник до маленьких забав» Энн - Дитмар

И он забрал его у всего мира...
Пусть всего несколько минут длящаяся близость, которая походила на столкновение двух сверхновых - закончилась, но после этого обесточивающего конца наступило новое начало. Все слова несшие негативный подтекст сменились антонимами, и теперь банальное "нельзя", раскрылось порочным терновником и поросло ярко красными цветами с еле различимыми словами: запреты сняты. То, что Эрик ставил на вершину своего морального достояния, пошатнулось от одной лишь правильно обыгранной интонации. То, что виделось ему принципиально недопустимым, разбилось вдребезги и теперь взгляд устремленный на смятые простыни и еле подающее признаки жизни тело, сменился на чистой воды обожание. Как художнику, Эрику вполне достаточно было чувствовать и испытывать эмоции на расстоянии вытянутой руки. Любовь к самому бесценному шедевру растет сильнее, когда его доступность граничит с сладострастным помешательством, а то и мазохистским отторжением. Чем в общем-то и был сейчас внутренне терзаем Эрик. 

«Нарисуй мне лето цвета твоих глаз» Эрик

Его взгляд наполнен нерастраченной нежностью, в нервно взбитых волосах признание, в расширенных зрачках много больше, чем было когда-либо сказано.
Он соскучился, хватит, сколько можно отрицать очевидное, рука сама тянется к айфону, пока губы вторят движению ее губ, но замирает на полдороги.
Маргарет улыбается экрану своего телефона, при приближении картинки она смазывается - черт бы побрал эти дерьмовые камеры, не справляющиеся с работой в сумрачном свете. Одно ясно - она читает сообщения. Которых он ей не посылал. Это ревность, собственничество, беспочвенное, пусть и зиждущее на бумагах, которые Дамиан не желает расторгать. Настроение радикально меняется, особенно, когда она раз за разом сбрасывает его звонок (что он собрался ей говорить?) и обращается к набору ответа на сообщение кому-то очень важному, кто вызывает у нее улыбку, тогда как сам Дамиан в их последний разговор - болезненную гримасу. Действительно хватит.

«there`s smoke, there`s fire» Дамиан

Рауль рассказывает про пианино наверху, про здешние правила, и под конец признаётся, что это он играл. Холлоуэй молча смотрит на него, показывая, что слушает, и судорожно пытается припомнить мелодию. Он слышал её конечно, но она выветрилась из головы, осталось только впечатление, что пианист размышлял о чём-то своём во время игры. Хэнку не привыкать к этому ощущению, он помнит ленивые пассажи матери по вечерам за инструментом. Это какое-то настолько далёкое детство, что кажется, в другой его жизни имело место быть.
Ранье говорит про синтезатор, и Хэнк приподнимает брови, осознавая, что с ним делятся уже личной информацией. Внутри теплеет, и то приятное чувство уютного единения возвращается.
- Твой кофе за счет заведения. В прошлый раз ты заплатил как за двоих. - Не позволяя прокомментировать своё внезапное откровение, Рауль сам перекрывает тему другой. И смотрит почти воинственно.

«Маленькая Франция» Хэнк

За тот короткий миг, пока дистанция между нами сокращается до минимума, я успеваю подумать о том, что так и не научилась выбирать себе мужчин. И почему-то именно эту мысль было решено прервать поцелуем, в многом отличающимся оттого, что случился в квартире моего бывшего и по моей прихоти. Все, что понимаю, так это то, что я похожа на нашкодившего котенка, которого поймав за шкирку возвращают в коробку, из которой он попытался удрать. Закованная словно в латы в чужое пальто, считай повиснув на чужих руках, целуюсь с парнем, которого от силы знаю всего два часа. Молодец, Летти, идешь на новый рекорд!
Я как заброшенный в сливочное разогретое масло кусочек молочного шоколада, медленно таю и теряю контроль над ситуацией и собственным телом, чувствую, что колени медленно подгибаются и я вот-вот приземлюсь на них благодаря стараниям Дэвиса с его внезапным поцелуем. Кстати говоря, он так же внезапно обрывается, а я так и продолжаю стоять все на том же месте, где меня оставили, чуть прикрыв свои чертовски привлекательные голубые глаза, в попытке выйти из-под чужого гипноза или обаяния, или что это вообще, черт возьми, было? Оживаю через мгновение, воровато оглядываясь по сторонам, прежде чем сесть в машину и пристегнуться. Руки слега потряхивает и ремень не желает мне так сразу подчиниться. Сплошной сволочизм.

«Женская сучность и как с ней бороться. Метод Кайла.» Летиция

Как окончательно разрушить собственную жизнь? Рецепт до циничности прост.
Начни жить заново. Забудь о кошмарных воспоминаниях недалекого прошлого, сожми пекрепче челюсти и поверь, наконец, в то, что ты сможешь продолжить бороться. Научись заново улыбаться - не малоправдоподобно растягивать губы в извращенной улыбке, а по-настоящему улыбаться. Со временем, пусть и не сразу, начни вполне искренне смеяться над самыми забавными шутками новых друзей из тех, кого ты самонадеянно повышаешь из статуса "случайных знакомых" и "просто девочка с моего курса". Веди социальную жизнь. Посещай ненавистные вечеринки, переступив порог которых поначалу ты заходишься в плохо контролируемой панике, вызванной шквалом обрушившихся на тебя воспоминаний. Заведи парня - сначала, желательно, какого-нибудь проблемного, чтобы не чувствовать себя на его фоне как-то слишком жалко. Начни ходить на свидания, окончательно отказываясь от банального секса one night stand, перейди к чему-то более фундаментальному. В итоге, наконец, ты обязательно найдешь хорошего парня, которому искренне захочешь улыбаться в ответ. Чью руку ты будешь сжимать в знак поддержки совершенно не потому, что так прописано в общепринятых нормах и правилах, а потому что ты сама этого хочешь.

«You know, you could live a thousand lifetimes and not deserve him» Александра

https://i.imgur.com/jIQ9z8x.png

Неизбежное зло

Лучшая игра недели

- А насчет присоединиться - с удовольствием, - предложение поужинать вместе Алан встретил на ура. Не только потому, что оно поступило от Йохана, но и потому что он успел сильно проголодаться, а дома будет не скоро. Слона бы съел, если б не любил животных, - подумал про себя, усмехнувшись.
Зажав в руках документы, парень последовал за Йоханом, думая о своём и совершенно не пытаясь задерживать взгляд на его теле, и не пытаясь спустить взгляд ниже. Господи, ну что ты, в самом деле. Залепив себе внутреннюю пощёчину, Нэш мыслями переключился на еду и что по возвращении домой, уляжется в свою уютную, хоть и небольшую, кровать. К счастью, завтра у него был выходной - это радовало ещё больше. Кра-со-та. На данный момент, жизнь Алана определённо удалась.
Радостные мысли помогли отвлечься от куда более посторонних и совершенно не уместных.

Алан

Но в любом случае мужчина рад, что они встретились и теперь проведут как минимум час на одной территории. Пока поднимаются на лифте и заходят в квартиру, Йохан мысленно прокручивает некоторые идеи, которые вполне неплохо подошли бы для сегодняшнего вечера. Готовка и ужин - как часть романтической обстановки, хотя свечи точно не стоит доставать, дабы не давать лишних намеков. Вермейрен ставит пакеты на кухонный стол, начиная разбирать продукты - что-то убирая в холодильник, а что-то оставляя, чтобы распечатать или вымыть в раковине для подготовки к будущим блюдам. Он давно не устраивал такие вот ужины, потому немного побаивается сделать что-то не то и спугнуть Алана. А этого допустить никак нельзя. У Йохана на парня сегодня есть кое-какие планы. Ну, конечно, если тот из-за своей стеснительности не решит придумать отговорку и сбежать сразу после ужина.
Йохан


0

123

http://funkyimg.com/i/2S3Xm.gif

0

124


https://i.imgur.com/eA4h6Qm.png

https://i.imgur.com/6TqlSxS.png
-Все выглядит так, будто el stronzo psicopatico сам ее нам доставил. Анхель будет рад сдирать с этого bastardo шкуру. Миллиметр за миллиметром, - тяжёлый тон расплавленной пудовой гирей стекает по стенкам песочных часов томительного ожидания. - Старый дурак ДеМарко, конечно, подумает, что это все ради него и cosas di familia. - Скрипучий залом смеха, цепляет воздух, как крючок врезается в тонкую губу пойманной рыбины. - Кому придет в голову рисковать шкурой, чтобы подставить жалкого прихлебателя, когда можно достать фигуру поважнее, верно? - стараясь держать тон поддакивает, несомненно не меньший прихлебатель. Уж ему хорошо известна доля собратьев, даже пусть из лагеря врага. На этой ненадёжной и шаткой должности первой руки вечно висишь, как висельник на картах доньи Ларетты.
Вспоминая ее, мужчина ежится. Это видно даже сквозь прикрытые ресницы. Как же хочется одеяла. Можно даже жалкую собачью накидку, пропавшую плесенью и кишащую блохами… только бы согреться. Ей так холодно и страшно… голодные клешни страха цепко тянут за отвороты ещё не вспученной ухабам ненависти души, рвут острым зубьями услышанного. Она здесь даже не из-за отца. Ей семь. Слишком мало, чтобы понять причины и сделать правильные выводы. Слишком много, чтобы знать точно: при ней говорят открыто. Верный признак того, что отца она больше не увидит. Жалко. Через три недели день рождения. Папа обещал поехать в собор Святой Мадонны и купить ей кулон с камеей… Такой был у мамы. Отец не любит про нее вспоминать. Леа думала, что раскопает эту тайну, когда вырастет, но теперь пухлый конверт прошлого так и останется запечатан. Жаль…

читать продолжение: «crush»


Иногда случившееся просто не умещается в тесные гробницы "лучшее", "сильное", "пост", иногда оно - событие, пережитое, вскрывшее глотку не то восторгом, не то болезненным стоном, не то всем сразу. Это давно стокгольм: перетягивать вены твоими постами, чтобы слушать, как гулко пробивает удавку пульс; это давно Вьетнам: жечь дотла города и мысли, чтобы пеплом присыпать те самые, вырезанные опасной бритвой из бумаги, крылья. И как вжать в рамки текста захлёбывающийся каждой строчкой рассудок, как выкрасить буквы в живые багряные соки, стекающие по нутру всякий раз, когда ты играешься с ножом своих стилей. Эта наша игра давно выпорхнула из силков просто игры, это настоящий синдром, клинический случай одного на двоих штамма. И разве мне рассказывать о том, что всё твоих рук дело? Как Мавр, так и Леа, сцеженные с твоих вен живьём, сгустками черноты и меди, тут же втравились в изнанку прижженными клеймами, стали криком в пустоту междустрочных интервалов. Так что теперь ничто не удержит их от триумфа освобождения целого полчища демонов, ничто не свяжет, не собьёт в терновый кокон прелюдий. Истовая, больная страсть до обратной стороны патологий и разбитый замок у вольеров чудовищ, о которых боялись упоминать в страшных сказках, сделают своё дело, а значит, пусть кричат, беснуются и прокалывают сетчатку вспышками дико-красных клякс, пусть спадают гроздьями перезревших, подгнивших плодов в глубины порока и правды без ретуши, грима и жалких пародий на человечность. Слышишь? Я кричу тебе благодарность, вшивая в нелепую вязь этих символов и пробелов что-то надсаженное, распятое и сакрально живое - то, что ты давно уже прихватила ладонью, препарируя грудину мою живьём, то, что ты держишь так крепко, что хочется задыхаться и выть, но выходит только толчок пульса, гортанный хрип и горсть перебитых эмоций, расчлененных на пустые, никчёмные слова. И всё же ты почувствуешь - я точно знаю, осязательно пройдёшься по обнаженным нервным окончаниям и по ярости электрических импульсов поймёшь: насколько оно всё, насколько...
   
(с) Макс

https://i4.imageban.ru/out/2018/10/21/a8b146b55bfcd2332694ff1f2d3ea558.png

https://i5.imageban.ru/out/2018/12/02/bc14d0d884ba8b3a9e900a7483922cf1.png
Энн - Дитмар

https://i2.imageban.ru/out/2018/12/02/727b36bf5c9c46522e02f19f9d71c811.png
Кристиан

https://i1.imageban.ru/out/2018/11/11/07931a11b522e428290baf60b3e6d25e.png
Флоренс

http://s8.uploads.ru/dJXVZ.png
Летиция

https://i.imgur.com/gZKDhnX.png
Рауль

https://i.imgur.com/wvtZoR4.png
Хэнк

https://i.imgur.com/UG90EKT.png

Скажи мне, в какой момент мы оступаемся?..
Словно в замедленной съемке я наблюдаю за тем, как он тяжело оседает на пуф, и недавно отличающиеся многогранностью мысли заменяет всего одна: это конец. Постарайся взять себя в руки и не расплакаться прямо сейчас. Ты должна уйти - с гордо задранным подбородном и до боли прикушенной нижней губой, но он не заметит твои слезы. В конце концов, он тебе ничем не обязан, и ты должна уважать его чувства.
Вру. Еще я думаю о том, как сильно мне хочется сдохнуть. Раствориться в пространстве и вычеркнуть из своей жизни последние десять лет. Забыть, как слишком приятный сон, которого ты все равно не заслуживаешь.

«pretend to be mine» Микаэла

Я находился в процессе написания нового альбома, и слова по-немногу начинали вставать на свои места, короткими гуашевыми штрихами складываясь в картину суетливого, холодного Манхэттена, расчерченного авеню под окнами чувственно-тонких бизнес-центров, окаймлённого линиями оживлённых автострад, по которым как по артериям летели спортивные автомобили, грохочущего по железным мостам тяжёлыми, гудящими поездами, сотрясающими до стонов и плача дома Гарлема. Я писал отдушину для бедных о наркотиках, о СПИДЕ, о власти, о кровавых деньгах, пока Брайан Норрис вёл чёрный мерседес, перестраивающийся из ряда в ряд, а неподалёку от меня охлаждалось шампанское "Кристал" за полторы тысячи баксов.
«a matter of trust» Ноа

Секс — как религия, как образ жизни. Секс — как товар: он продается, покупается, подчиняется закону рынка: спрос рождает предложение. Он на больших экранах, в листовках и на билбордах, в словах и во взглядах, он на театральной сцене и за ее кулисами. Он везде: в воздухе, в гравитации, в школьных правилах, где — то в самом центре Земли, раскачивает планету вокруг своей оси, меняя времена года и тенденции  - без грамма стеснений и смущений. 
Её глаза встревожены, зрачки расширены. В ушах девочки стучит кровь, вторя биту, рвущемуся из колонок ночного клуба. На Саше дорогое платье с биркой известного дизайнера, едва достающее до середины бедра, туфли на высоком тонком каблуке, добавляющее девочке и роста, и возраста — здесь её не воспринимали вызывающе, отсутствие приличной одежды — секрет успешного знакомства. 

«whisper in my ear» Саша

Верхние ноты – уют, домашнее тепло, ноты сердца – что-то сладкое печеное, будто только-только достали из духовки, а шлейфом остается ее свежий парфюм, что дорожкой выложился вслед за хозяйкой квартиры, бросившей на меня многозначительный взгляд, когда та скрылась в одном из дверных проемов. Ненадолго остаюсь наедине и все еще сомневаюсь, неуверенно снимая второй ботинок. Ну что, Дэвис, - мысленно обращаюсь к своему отражению в зеркале, - быстро твоя новая жизнь с чистого листа начала заполняться новыми эмоциями. Только готов ли я? Поразительная штука судьба. Я о том, что при всем своем желании построить максимально спокойные и легкие отношения, фундаментом в которых заложу доверие и взаимоуважение, мне встречается не простая, темпераментная, но чертовски красивая брюнетка, с которой за четыре часа знакомства я успел испытать столько эмоций, сколько не испытывал за десять лет вязких отношений с Льюис.
«Женская сучность и как с ней бороться. Метод Кайла.» Кайл

Трудно задеть того, кто не ждет ничего. И самая малость становится подарком. Не было той другой встречи, заботливо подсунутой воображением, но был Нью-Йорк, отель, повзрослевший, вернее заматеревший, Рэй и она - совсем уже не девчонка. Тишина отгороженного от шума и гвалта вечерних улиц замкнутого пространства. Запотевшая бутылка шампанского на столе. И обезличенная гостиничная обстановка безмолвным свидетелем.
Забавно насколько различным все выглядит через призму возраста и не самого радужного жизненного опыта. То, что раньше казалось простым и понятным, как детский рисунок мелом на асфальте, обретает бесконечное число новых граней, нюансов, оттенков и полутонов. Обретает глубину. Смотреть и изучать которые можно бесконечно. И тот же Рэй, родной по крови, по факту практически чужой человек, больше не кажется высоким темным незнакомцем с пометкой "брат", старательно выведенной нетвердой еще рукой, а просто зрелым мужчиной с багажом собственного прошлого за плечами. Совершенно неизвестного содержания.

«На рогах Дьявола нимб держится крепче» Рэйчел

Сейчас ему кажется странным, что они до сих пор не обменялись номерами, но… Хэнк мог приходить в «Маленькую Францию» ради кофе; Хэнк мог быть натуралом, который только немного начал ощущать симпатию к мужчине, и теперь не понимает, что с этим делать. Хэнк мог догадаться об ограблении и теперь изучать его. Все эти мысли уместны были до «прогулки», но теперь, особенно после неожиданно купленного вина и этого поцелуя в щеку, который был лучше, чем даже некоторый секс в жизни Рауля, он уже так не думал.
Записав номер телефона и проверив его, чтобы все было правильно, Рауль предлагает Хэнку заходить в кафе еще, просто так, когда у него будет настроение и время, или во время патрулирования, если он вдруг окажется рядом. На прощание он желает ему больше не попадать ни в какие перестрелки – это та тема, которая немного пугает Рауля. Трудно думать о том, что человек, с которым ты разговариваешь, ежедневно на работе рискует своей жизнью. Что завтра или послезавтра его могут ранить или убить, а ты, сидя в своем кафе, ничего об этом даже не узнаешь; или еще хуже – узнаешь из новостей.

«Маленькая Франция» Рауль

https://i.imgur.com/jIQ9z8x.png

like ships without anchors

Лучшая игра недели

Десять. Вдох. Мама Франчески всегда была удивительно спокойной и, замечая буйный нрав дочери, появившийся ближе к подростковому возрасту, и всегда учила считать с десяти до одного прежде, чем отвечать, если ты  начинаешь закипать.
Девять. Выдох. Женщина поворачивается к капитану и натягивает на лицо свою самую очаровательную улыбку, словно ей действительно интересно, что же ей ещё может сказать этот человек.
Восемь. Вдох. Первое же слово заставляет ее на мгновение подумать, что она слишком далеко от кнопки пожарной тревоги, которая могла бы избавить ее от излишней патетики.
Семь. Выдох.
-...не стоит держать гнев в себе...
Шесть. Вдох.
-...с радостью выслушаю Ваши претензии прямо сейчас...
Пять. Выдох.

Флоренс/Франческа

Франческа все же удерживается от еще одного удара, хоть Кристиан и видит, как нетерпеливо подрагивают изящные, на удивление сильные руки, — плюс. Или все же минус? Ему непросто сделать вывод моментально, но проще простого самодовольно ухмыльнуться, по-хищному оголяя белоснежные зубы, хоть лицо тут же начинает ныть от любого движения мимических мышц. Его взгляд — взгляд человека, даже не пытающегося учиться на сделанных ошибках. Его взгляд — взгляд человека, бросающего вызов, подначивающего закончить начатое, сделать то, что так хочется. Он ухмыляется, и искривленные несколько набок губы лишь кривятся еще сильнее, когда мисс Ноэр разворачивается и уходит прочь; аккуратно касается начинающей опухать скулы, приминает подушечками пальцем ноющую кожу, пытаясь на ощупь определить границы ушиба.
Нет, Франческа Ноэр все же незаурядная личность. Даже близко нет.


Кристиан


0

125


https://i.imgur.com/yrS78QP.png

https://i.imgur.com/hofTAqC.png
Климов проснулся ночью от ноющей боли в сердце, взглянул на спящую жену и принялся растирать левое предплечье. Он надеялся, что его скоро отпустит, но проходили минуты, а легче не становилось. Лоб покрылся испариной, слева в груди будто сдавило клещами и стало трудно дышать… Стиснув зубы, чтобы не стонать, Егор обшарил тумбочку возле кровати. Не дай бог, Нинка проснётся, сама переполошится и весь дом на уши поставит. Он положил таблетку нитроглицерина под язык и упал обратно на подушку. Во сне жена вздохнула, придвинулась к нему вплотную, кладя голову на плечо. Закрыв глаза, Егор гладил Нину по мягким густым волосам, чувствуя, как тиски вокруг сердца понемногу разжимаются. Заснуть снова не удалось, и до рассвета он неподвижно пролежал рядом с женой. Боль отступила, сменившись острым чувством тревоги. Жизнь научила доверять собственной интуиции, которая не раз его выручала. Ища, откуда ветер дует, Егор перебрал в памяти недавние события и не нашёл ничего, за что можно уцепиться, если не брать в расчёт молодёжь. Недавно Настя всех удивила, когда сорвалась в гости к Смирновым, никого не предупредив. Нина не знала, куда бежать: то ли дочку искать, то ли с внуками нянчиться. Те совсем распоясались без матери, отказывались от бутылочки и орали, насколько хватало сил. Нина сама с трудом сдерживала слёзы, но была бессильна помочь малышам.
читать продолжение: «И только смерть разлучит нас.»

Когда я получила лс Дамиана, первые минуты три сидела в прострации. Не, я знала, что должен ты быть лучшим, пост прекрасный. Но все же понимают, ждать одно, а получить это другое. Так вот *тут много ора, топота*. Да, дададада! Сотни раз ДА!
Тема, что мы затронули, для обоих тяжела. Страшно вот так «А что Андрюха…. Все». Я готова была на колени встать и просить не убивать его. Каждое предложение держит на взводе эмоций, Каждая фраза заставляет остановиться и вновь ее прочесть. И я читаю, переживаю, порой плачу, готовая тебя убить. Но падаю рядом и заливаю твои колени слезами. А ты спокойно ответишь»Мы это переживем».
Я столько раз тебе говорила, кто ты и что можешь, что порой слова кончаются. Но ты чувствуешь меня! Нам не надо слов, лишь прикосновения и взгляд расскажут все. Все, что ты пишешь это идеальное видение, не только твое, но и мое. Я могу просто сидеть, отдав перо первенства тебе. И ты ни разу не сделаешь так, что не прав. Никогда такого не было. Не будет.
Твоя уникальность в том, что ты не просто слушаешь. Ты слышишь! Мой вздох, мою улыбку, мою грусть. Ты понимаешь мир Нины, а я… Отстреливаю от тебя баб! Меда хотят эти пчелы. Так пусть потрудятся. А Климов навеки останется на ромашковом поле.
Твори! Забирай меня в свой мир. Дай мне там свободу, как ты это делаешь первой буквой, с которой все начинается вновь и вновь.
Я горжусь тобой, Климов. Я люблю тебя…. Твоя Ромашка
   
(с) Нина

https://i4.imageban.ru/out/2018/10/21/a8b146b55bfcd2332694ff1f2d3ea558.png

https://i.imgur.com/ALepfGr.png
Мария

http://s0.uploads.ru/OlxUq.png
Бенджамин

http://s7.uploads.ru/3P9Jw.png
Джастин

http://s5.uploads.ru/jbthE.png
Джэнни

https://i.imgur.com/uJbk8kG.png
Сет

https://i.imgur.com/5kUxRDK.png
Рут

https://i.imgur.com/UG90EKT.png

Кристина принимает все знаки внимания с благосклонностью, и только иногда, когда она возвращается домой под утро, и над Манхэттеном только-только начинает дребезжать рассвет, обливающий улицы розовой краской будто из брандспойта, Крис позволяет себе некоторую сентиментальность. Тогда она садится на краешек кровати в этом одном из своих роскошных платьев или костюмов, смотрит на мирно спящего супруга - Чарли обычно не разбудить и пушкой - и думает о том, как ей повезло. Как она благодарна этому человеку, искренне старающемуся дать ей все и даже больше, человеку большого сердца и широкой души - и как остро, пронзительно в эту секунду она ощущает любовь. Не только любовь к Чарли, даже, скорее, в меньшей степени - нет, любовь и благодарность к этому его чувству и к тому, что он умеет и хочет так чувствовать. Не говорит ли это чувство о Чарли слишком много, так много, что не каждый сможет понять - не раскрывает ли оно всю его натуру, каждый винтик его души, не рассказывает ли о том, как сам он прекрасен и многогранен? Кристина позволяет себе коснуться губами его небритой щеки, а затем уходит в гардеробную - у Чарли слишком тяжелая работа, чтобы можно было будить его среди ночи, повинуясь мимолётному порыву обнять его и прижаться щекой к груди и слушать, как стучит его сильное, большое и доброе сердце.
«Did I hurt you?» Кристина

Мгновение они смотрят друг другу в глаза. Мгновение, которое кажется Киллорану истинной вечностью. Мгновение, которого достаточно, чтобы сгореть словно мотыльку в таком непривычно холодном огне Ривер. Он знал, он понимал, что уничтожил ее, разбил сердце, но только сейчас наконец понял насколько. Шон отдал бы все что угодно, лишь бы Лэрд снова была веселой, смешной, немного наивной и бесконечно неуклюжей. Он хотел вернуть ее беззаботность и невинность, все то, что он отобрал у нее одним глупым и нелепым поступком. Ему казалось, что он защищал ее от самого себя, а на деле сделал только хуже. Все, что он теперь мог для нее сделать это действительно уйти и больше не возвращаться, даже не приближаться на расстояние пресловутой сотни ярдов. Возможно, стоило бы совсем уехать из страны обратно домой в Ирландию или по программе медики без границ как можно глубже в Африку. Главное быть подальше от Лэрд и не мешать ей быть счастливой без такого мудака, как он сам. Но с этим всем Шон планировал разбираться потом, сейчас намного важнее было доставить девушку в больницу.
«I need you like a heart needs a beat» Шон

Он не считает секреты секретами.
В нем звенящая тишина и пустота с колышущейся внизу темнотой, которая ничего в себе не хранит.
Он не был щепетилен в вопросах общения с людьми чужими. И если Рита считала его своим, «знакомым тысячу  лет», то он наоборот. Он – действительно Рыцарь, который полюбил свою даму на один только турнирный сезон, который будет биться за ее честь здесь и сейчас.
Он не любил обман, когда для оного не было существенных причин.
Поэтому он предлагает ей яблочко еще раз. Карамельные потеки стекали по сочной мякоти, сладко, соблазнительно. Вкусно.
- Не отравлено, правда-правда.
Солнце продирается сквозь пушистые облачка из сладкой ваты, жестоко окатывает асфальт невыносимым жаром, плавя его под ногами, заставляя поджимать босые пятки под лавочку. Он смотрит на Риту сквозь ресницы, улыбается, чуть морща нос, а потом стягивает шлем, обнажая примятую шевелюру.

«We don't have to make friends» Джастин

Меня возбуждает танец. Я обожаю танцевать с тех пор, как мне исполнилось четыре. Хотя отец говорит, что эта любовь проявилась гораздо раньше. Но я этого не помню. А вот в четыре – помню. Я напялила мамины туфли и нитку бус, нарисовала губы не так, чтобы ровно, всё как в распространённых шутках про маленьких принцесс. Музыка играла не у нас, она просачивалась сквозь открытое окно с улицы, где у тротуара остановилась жёлтая машина такси. И она как будто растворялась в теле, невозможно было устоять. Даже в весе за сто кило я больше всего любила не еду, как не забывали ежедневно предполагать мои одноклассники, а танцевать. Но позволить себе это, по-настоящему позволить чувствовать музыку, пропускать её сквозь себя и не бояться, что меня засмеют, я могу только сейчас, когда моё тело настолько выработано, выточено, что любой поворот, взмах рукой, движение бёдрами, не смотрятся комично. Они выглядят сексуально, маняще. Меня хочет не только Роджер, и не только тот парень у стойки, не стесняющийся высказывать по-русски. Я столько раз танцевала перед зеркалом, оттачивая эти движения, что хочу себя сама.
«Замёрзнем, коли дров не наломаем» Лидия

До душевного покоя было еще далеко, жизнь то и дело подбрасывала ему дополнительной пищи для размышлений, которая не проходила мимо, а скапливалась где-то на задворках сознания, истязая и сковывая любые попытки вырваться из адского круга наслоений собственной личности. Мысли, как и водилось, доканывали его куда скорее и серьезнее, нежели все жизненные невзгоды вместе взятые. Он летел в Кельн не потому что его звала за собой работа, а потому что он в который раз бежал от самого себя, бежал от сутолоки слитых один в один невыносимых будней, от тех трудных решений, что приходилось ему принимать каждый день, и в которые не входила его врачебная практика - тут-то как-раз все было предельно просто и едва ли задевало его чувства хоть сколько бы то ни было возможно, если у него и вовсе имелись связанные с искомым состраданием. Его пациенты никогда не были для него личностями, лишь кусками мяса, на которых он оттачивал свое безупречное мастерство, и он был далеко не единственным хирургом, кто придерживался подобной политики в отношении больных - не абстрагируйся от подобных слабостей, и их жестокая профессия выжжет всякого дотла, оставив лишь рефлексирующую пустую оболочку на месте человека. 
«выяснив все между нами обоими, кровь на стене мы заклеим обоями» Рэй

Тот далёкий вечер игры с дочерью отчётливо всплывает в голове. У Джесс было простенькое домашнее задание. Сыграть гамму пару раз и постараться запомнить пару акцентов.
Символы.. “Штуки!” - как их запомнила для себя Джесс, обозначения силы удара, плавности, громкости. Холлоуэй бы сейчас запросто рассказал Раулю, - всю эту техническую лабуду. Но посади его за инструмент, на котором правда надо играть руками, и получишь очень смешного взрослого, который вмиг позабыл, для чего нужны пальцы. И последовательность нот в мелодии он тоже запомнил механически, как на автомате.
Он чуть улыбается, когда Ранье хвалит, понимая, что ещё немного и покраснеет. Но не из-за гордости а скорее из-за стыда. Собственные руки кажутся не такими подвижными или послушными. Пока он думает, парень успевает сменить тему, и Хэнк мягко переплетает свои пальцы с его, слушая, какая Джессика замечательная. Только Хэнк сейчас не может думать про Джессику. А вот про пальцы Рауля может. И воспоминания о дочери сменяются другими, более волнительными. Того вечера, когда Рауль играл на пианино, а Хэнк наблюдал.

«Пульс» Хэнк

https://i.imgur.com/jIQ9z8x.png

Не новое, а заново.

Лучшая игра недели

Они же были такие же. Молодые, обоюдоострые, взрывные, но чаще молча затаивающие обиды и недомолвки, что накапливались как снежный ком, а потом обрушивали друг на друга кипящую лаву эмоций, стремясь выжечь все до тла. И прощались каждый раз как в последний, и уходили друг от друга навсегда. Навсегда, наверное, в кавычках, наверное знали, где-то на интуитивном уровне, что это не по-настоящему, что вернувшись, постучав в закрытую дверь, она окажется не запертой.
Ну душе слишком спокойно, серо, будто не происходит ничего необычного, будто это рядовой день, не отличающийся от многочисленных прожитых. Стягивая с плеч джинсовую куртку до локтей, Рут подставляю шею, лицо и острые плечи лучам утреннего солнца, прикрывая глаза от яркого света, делая глубокий вдох полной грудью. Совсем не страшно, считает нормальным все то, что делает, что уже сделала и что планирует делать дальше. Вот только что я буду делать с этим дальше?

Рут

Странная и непонятая им девушка, что почти каждый деть топтала пол его палаты, мало говорила, но пристально смотрела на Батлера, а затем уходила, как будто в последний раз. Одаривала его таким многозначительным, прощальным взглядом, что у мужчины не оставалось и сомнений что до ее потенциальной явки, которую она обещала осуществить, как только у нее появится свободное время. Но девушка приходила, так же молчала и долго смотрела, будто запоминая, как он выглядит. Отработанные вопросы без интереса: «как дела» и «как себя чувствуешь», такие же сухие ответы «все хорошо, жить буду». С каждым приходом Рут, она порционно выдавала мужчине новую информацию о его прошлом, в правдивости которой Сет не мог усомниться. Ведь как ни крути, а эта странная блондинка была его единственным посетителем, единственной знакомой, что была знала его до больницы и хоть как-то могла помочь наставить на начатый некогда путь.
Сет


0