ТРИШ Триш Даркхолм | МОРИНМорин Галлахер | ДИНДин Гриффит | ДЖОАНДжоан Маршалл | КАЙКай Уэстон




-Хммм, -задумчиво произнес Стивен и иронично добавил: -Надо будет загуглить, - Долорес, улыбнувшись, тяжело вздохнула в ответ.
-Милый, пожалуйста, хоть ты не произноси этого страшного слова.
-Какого? - наигранно удивился он.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Если Каю и казалось, что по магазинам он идет добровольно и почти с радостью, то Скай отнюдь так не думала. Попытки вытащить брата за подарками для всей семьи продолжались уже недели две. В ход шло все: просьбы, уговоры, легкий шантаж. Обещания не купить подарок ему или и вовсе перестать готовить вкусняшки. За которыми Кай прибегал в особенно голодные годы своего пребывания в Брайтоне, то есть почти ежедневно вот уже на протяжении трех лет учебы.
читать далее
- - - - - - - - - - - - - - - - -
Охереть не встать. Ебушки, так сказать, воробушки. К такому жизнь меня не особо готовила, но я, известный мастер импровизации, буду действовать по обстоятельствам и делать умный вид, словно всё так и надо. В конце концов, не зря ж бабой родилась, правда? Надо оправдывать гордое звание: и платьюшки носить, и знать, сколько варить макароны до состояния al dente. Однако всё это какой-то звездец на самом деле, не до конца подвластный моему пониманию.
читать далее
11.03. С приходом долгожданной весны обновляются не только замерзшие за зиму деревья, но и Брайтон. Посмотрите, какой он стал свежий и сочный! Однако это еще далеко не все, с остальными приятными сюрпризами можете ознакомиться в теме - Объявления администрации;
09.12. На Брайтон наконец-то пришла зима, а вместе с ней – долгожданные обновления, которые, надеемся, помогут вам погрузиться в зимнее настроение. Бегите в Объявления администрации, чтобы первыми узнать обо всем, и ожидайте новогоднего чуда: оно уже близко!.
29.10. В преддверии всеми любимого праздника Хэллоуин мы припасли для наших не менее любимых игроков несколько занимательных авантюр и приятных сюрпризов, поэтому срочно бегите в тему Объявления администрации и развеивайте осеннюю хандру.
05.09. На Брайтон пришла осень, однако это вовсе не значит, что мы собираемся мерзнуть! Специально для наших игроков мы подготовили много всего интересного и приятного, что обязательно согреет душу в любую непогоду, более подробно теме Объявления администрации.
04.06 На Брайтон пришло долгожданное теплое лето, а вместе с ним и новый, сочный дизайн! Но это далеко не все сюрпризы, которые мы приготовили для вас! С остальными спешите ознакомиться в теме Объявления администрации.
18.04 Ура! На Брайтоне стартовал новый квест, время сделало скачок вперед, а победителей конкурсов ждет много-много плюшек! Подробности в теме Объявления администрации.
16.04 В праздник Светлой Пасхи мы запускаем специальную лотерею с очень соблазнительными призами!
1.04 В День смеха мы подготовили для Вас несколько уморительных забав, скорее бегите за подробной информацией в тему Объявления администрации!
Музыкальное настроение от Есении Эванс
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
23 декабря 2017 г.,, вечер; +11º С, безоблачное небо, легкие порывы ветра;

Brighton. Когда тайное станет явным

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Wanderlust

Сообщений 1 страница 30 из 47

1


Фэнтези | Авторская мистика | Легенды
http://forumfiles.ru/files/0018/4b/99/87817.png
Акции | Сюжет | F.A.Q.

0

2

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №3
31.07.2017 - 03.09.2017

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

В то время, как преступники быстро и решительно взяли в заложники значительную часть посетителей научного центра, бравый Храмовник отвешивал люлей, а девушки старались выжить в суматохе, Ирвин МакДугалл, детектив-сержант Эдинбургского SCD, был крайне занят в женском туалете.

Irwin McDougall, Break free


Я искренне скучала по временам, когда вселяла в народ праведный трепет. И в какой-то момент я совсем забыла про здравый смысл. Забыла о том, что передо мной стоит мой потенциальный убийца, а мой единственный шанс спастись остался позади его широкой спины. Я ведь не умею вырывать сердца голыми руками. Я могу лишь скрыться за дверью, которую открыла за зеркальной гладью, и больше никогда сюда не возвращаться.

Mary Holden, I'm coming for you


Какими бы ни были современные реалии, многие устои сохранились лишь в виде праздных названий и формальностей. Браун вот валялся в позе звезды в шикарном приталенном костюме, который знатно потрепало когтями и лесной почвой – тот еще рыцарь.

Nicolas Brown, А на тебе как на войне


Настойчивость и упорство – качества настоящего лидера. Их Паркер переняла у зазнобы своего сердца, хотя и старательно пыталась не думать о том, что чем больше они проводят времени с Виктором, варятся в котле одних и тех же событий, тем больше они становятся «той самой парочкой», которых уже не воспринимают как отдельно взятые лица, а исключительно как сиамских близнецов.

Leona Parker, convince me


Кто знает, что может учудить пьяный Ледяной Джек? Даже он сам не был уверен в своей адекватности. Может, он просто наморозит ведерко льда для очередной бутылки, а может превратить город в свои ледяные чертоги. Слишком опасно и не предсказуемо поведение пьяного существа.

Noa Kerr, We could feel this darkness with each other


Память Мелюзины помогать упорно отказывалась, злорадно подсовывая воспоминания, совсем не относящиеся к делу: пережаренную курицу на свадебном пиру, густо-алые отсветы гранатов на пояске чуть ниже края кубка…

Marguerite de Lusignan, Лучшие друзья девушек - это...


За миг до того как он потерял сознание, он почувствовал как валится на пол, сильно ударившись головой. Боль смешалась с огнем, что уже захватил его, сжигал изнутри, выжигал лишнее, освобождая место для чего-то нового. Если это конец... ну что ж - могло быть и хуже.

Oliver Clarke, Готов ли ты стать одним из нас?


Она поджала губы не зная, как будет правильно – благое сейчас может выйти сущим злодеянием завтра, а обида обернуться спасением. Равновесие могло в любой момент сместиться, а «хорошо» и «плохо» хотя и оставались какими-то абсолютами, но были зачастую слишком локальны.

Marianne du Maurier, Здравствуйте, вы ведьма?


Здесь не было места ни для личных приязней, ни для собственного выбора. Иные, недоступные для осознания силы напополам с внутренним огнем человека, его собственным стремлением сделают выбор сами, и уже после можно впустить избранных не только к тайнам Ордена, но и в круг тех, кого можно назвать братьями.

Rassel Neeson, Готов ли ты стать одним из нас?


Стянув лицо в куриную попку, беззвучно похныкав, Янг сладко потянулась, выгибаясь в невообразимую дугу. Стук, звонок. Причем звонок такой стеснительный, короткий и кроткий, будто бы звонивший этим звонком боялся потревожить обитателей дома. Зачем тогда звонить то?

Sidney Yáng, Pussy Riot


Похоже, господин Шоу опаздывал. Стоя у дверей в ожидании политика, Робин успел пролистать ленту Инстаграмма и Фейсбука, выложить сэлфи на фоне скелета археоцета и вступить в жаркий спор о правильности произношения средневалийского под записью с видео какой-то начинающей фольклорной группы.

Robin Goodfellow, ночь в музее по акции


И если с молодым пареньком напротив Ивонн чувствовала себя более-менее спокойно, то при виде вошедшего незнакомца, у нее сердце упало в пятки и она непроизвольно задержала дыхание, совсем забыв о том, что дышать, вообще-то, жизненно необходимо.

Yvonne Tischbein, idealism


Зверь уже начал было разговаривать сам с собой, перечисляя то, чем он мог бы занять себя, когда в дверь постучали.
- Нет никого. Валите к чертовой матери.

Tate Archer, give me a reason


От испанского звенело в ушах, Зоя понимала язык на уровне "да, нет, спасибо", ей и английский неродной был, а тут... Испанский, до черноты загорелые мексы, палящее солнце, от которого не спасали даже кондиционеры, и грязь, грязь, грязь. Так себе обстановочка. На двоечку с натягом.

Zoe Valescu, Не пойман - не кайф


Ему нравилось быть старшим братом, быть ответственным за кого-то еще. Иногда он перегибал палку, когда дело касалось его сестры. В школе, когда кто-то из его банды возмутился, что с ними таскается «какая-то девчонка», Флетчер познакомил нос того бедолаги со стеной.

Terry Fletcher, Пойманный в сети


- Что? - Взъерошенная Чейс выныривает из бумажного моря и таращится на Магду словно первый раз её видит. - А что, детское кафе в паре кварталов их не устраивает? - Судя по взгляду малютка и Шлюху пытается пригвоздить к позорному столбу. - Ладно, сделаю. - Чейс с явным облегчением выходит на берег, бумажные волны тоскливо облизывают ей пятки, пара замыленных листов А4 на прощание падает на пол.

Chasey Lain, Meet me in the corner


Дверь тихо скрипнула, и Лаки подумал, что, похоже, пора вешать на дверь колокольчик. Хотя бы будет слышно, что кто-то входит. И тут же вздохнул. Звон колокольчика надоест ему через два дня, и он выкинет его в помойку.

Tyler Anderson, Never again


Хороший предлог «любовь», верно? Как будто бы всё оправдывает, даже строительство новой эры на чужих костях.

Agnes Wanlockhead, convince me


Однажды Ларс его поймет. Обязательно поймет, что все, что Виктор делает это для него, для них. Для Ларса, что так боится явить миру свою сущность, что в итоге она сводит его с ума. Для Доминика, который должен расправить крылья, для Леоны, что бы она наконец была в безопасности. Для мальчишки, что так неумело прячет проступившую чешую под слишком длинными рукавами, для тех, кто так долго прятался от охотников одержимых убийствами, для тех, кто устал прятаться и скрываться. Для затравленных, угнетенных, вынужденных прятаться и играть по чужим правилам.

Victor Holm, Brothers In Arms


А сколько ещё не открыто! Сколько не воплощено! Существа не изучены, «Нобеля» не получила, дерево не посадила, сына не родила… впрочем, последнее, кажется, для мужчин. Но да Бог с ним, с тем деревом! Жить хотелось – вот в чём вся суть!

Amelia Brand, Не оглядывайся


Сун тихо фыркнул со смеху, разуваясь и наблюдая презабавную картину выгула бугимена за шкирку как нашкодившего кота. Сам он этикет восточных народов еще хоть как-то знал.

Zhou Sun Fei, Несчастный случай


- Не смей дрочить о мою штанину!

Catrina Calavera, От заката до рассвета


- Майки, Майки, Майки, слышишь меня? - Шоу говорит тихо и быстро, как будто объясняет что-то жизненно важное, например, что сломает идиоту руку, если тот еще раз ее протянет кроме как для рукопожатия. - Мне нужен этот парень, Майки, мы договаривались с тобой, а теперь ты приходишь сюда и несешь какую-то хуйню про то, что передумал.

Walter Shaw, another rush


Рот непроизвольно наполняется слюной от аромата и вида. Еще рано. Да, можно поддаться инстинктам и желанию, вцепиться зубами в плоть прямо сейчас, мощными рывками выдирать лакомые куски, упираясь руками в тушу для удобства, жадно пережевывать, наслаждаясь вкусом, и так раз за разом, пока не придет чувство сытости, а после довольно откинуться рядом на спину, лениво выковыривая застрявшее меж зубов. Но не зверь же она, а весьма приличная (ха-ха!) сирена, и на сегодня запланирован ужин в интеллигентной обстановке, где мясо подано на красивой тарелочке, прошло термическую обработку, руки вооружены не когтями, а вилкой и ножом, и пьешь ты не кровь, а красное чилийское.

Charlotte M. Kane, give me a reason


Это чувство было привычным. Каждый раз, когда я оказывался без лишней копейки в кармане в незнакомом городе, начисто лишенный в нем связей, то чувствовал беспокойство в какой-то обыденной человеческой манере. Но я знаю, что не человек.
Мне всегда было интересно, как именно чувствуют люди. Точно так же?

Corwin O'Connell, На губах твоих соль и горечь, бабам нравится, говорят


- Что тут рассказывать, у нас в стране теперь, считай, одна история на всех. Как домой вернулся, узнал, что родители погибли – отец на фронте, а мать с горя. Брату под Харьковом ногу оторвало. Сестра вернулась – чисто мужик в юбке. Смолит почище меня, матом ругается так, что хоть записывай за ней. А была, знаешь, какая хорошая? – Волков криво улыбнулся и вздохнул. – Платьица, косища с мою руку, Есенина наизусть декламировала. Стесало с нее все стихи, все вот это девичье. Глядит на меня, а от всего лица одни глаза остались, и те…

Andrew Bennet, welcome to the madness


Выходила, прости Господи, хуйня какая-то.

Magdalene Cryst, Meet me in the corner


По стенке разлетелись мозги, а Синклэр достал платок и быстро стёр следы с лица, вдохнул и повернулся к Агнес, протягивая ей второй пистолет.

Cameron Sinclair, Fire and blood


Но у почти всякого существа есть встроенная по умолчания черта способствующая выживанию — приспосабливаемость. Можно сколько угодно ненавидеть саму себя, угрызаться виной, но к этому привыкаешь. День за днем привыкаешь к этой тяжкой ноше и иногда даже не обращаешь на нее внимания. Не забываешь, нет, просто понимаешь, что страдать все время, все двадцать четыре часа в сутки, нет смысла. Этим вину не искупить и никому не помочь.

Darin Murphy, dead men tell no tales


Мне почти три тысячи лет, но я хочу татуировочку с именем возлюбленного где-то на уровне сердца

Dominic Welsh, Never again


Казалось иногда, когда воспоминания накатывали с новой силой и яркостью, что время просто застыло, и все стрелки часов замерли на одном месте, даже секундная. Мироздание словно предлагало вновь и вновь переживать самые тяжёлые моменты из не самой длинной жизни.

Dorian Tischbein, We could feel this darkness with each other


– Она боится тебя, черт подери. Собственного брата. Боится, что ты отречешься от нее или всадишь пулю в лоб, как только узнаешь.

Ingrid Larsen, looking down the barrel of a gun


Ему всегда нравилось это выражение глаза, когда как в сказке "и молвил зверь человеческим голосом". Тут, кстати, животные в сказках говорят? Он вот не слышал не одной. А чуть южнее - да, там вполне себе говорящий кугуар обитает.

George Wolfson, От заката до рассвета


В силу своего дрянного характера, Мора могла насолить многим, потому что она сначала говорит или делает, и только потом думает. Дурная привычка, как курение.

Kiki Mora, something went wrong


Это «наше» внушает уверенность в завтрашнем дне. Виктор говорит так, словно остановился в полушаге от утопии, а старший ему верит беспрекословно, чувствуя сердцем, что тому под силу сделать всё, чего бы он не захотел. Он выгрызет для них всех счастье, которого они все заслуживают, если переговоры и мирная тактика не помогут.

Lars Holm, Brothers In Arms


Где-то в оставленном капкане умирает маленький кролик.

Logan Fletcher, Now I can see your pain


- А знаешь, Андрюша, что самое главное? Что мне абсолютно плевать, когда они там подохнут. Я знаю точный отведенный срок, но это все – не мое дело, не мне решать, кому жить, а кому умирать.

Luther Legrand, welcome to the madness


Можно долго обманывать людей, но себя не обманешь, от себя не убежишь и не спрячешься – хоть в Эдинбурге, хоть в Антарктиде, хоть на другой планете, практически с равной вероятностью.

Martin Bertrand, I need to know... Tell me!


А  что у вас случилось хорошего или плохого? Давайте посчитаем счастливчиков и неудачников, держу пари, вторых будет больше, ведь каждый из нас так обожает возможность всласть поныть…
Одним словом, радиостанция работала в «штатном режиме». Никаких сюрпризов. До обеда оставалось полчаса.

Martin Wood, Пушистая угроза


Момент, когда его женщина еще не появилась в дверях, а Волк уже почуял ее, как умеют чуять только те, кто любит. Не слухом, не нюхом, всем хребтом, остановившимся на двери взглядом, до того, как ухмыльнется кривовато и спошлит что-нибудь, приветствуя ее появление. Медведь и спит и не спит на своем топчане, смотрит из под ресниц, молча, всегда молча.

Anthony Stone, Though. Material. Have no choice.


Раньше депрессия казалась Тому чем-то вроде статуса в инстаграм или фейсбук, ну, из тех, что вписывают тупые подростки, дабы привлечь к себе внимание. Ах, я такой необычный, я схожу с ума, у меня есть справка! Смотрите, смотрите все! Тьфу… Он вгрызся в добытое яблоко и облокотился о стену рядом с дверью.

Thomas Mann, Personal Responsibility

0

3


http://68.media.tumblr.com/fb45a7e37be0b2ac9ead209b9e727757/tumblr_owio10amhQ1sb7s5fo1_250.gif http://68.media.tumblr.com/fc61f2e740f517336e740f737d3c7627/tumblr_owio10amhQ1sb7s5fo2_250.gif http://68.media.tumblr.com/ca69cc4b0f20b657fd0944491df8212e/tumblr_owio10amhQ1sb7s5fo3_250.gif
Robert Downey Jr.

► Имя Фамилия: Sean Reagan
► Возраст: около 1600 лет/ выглядит на 40-50
►Трудоустройство: семейный психолог

► Вид: Существо
► Легенда: Крампус

► Способности

в образе существа:
- обладает большой скоростью передвижения
- обладает большой физической силой
- отлично ориентируется на местности, умеет скрываться от взглядов почти на любой территории
- обладает огромной физической силой, даже для существа
- имеет рога, когти и пламенеющий раздвоенный язык (используй это, как хочешь)

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ты, как и я, осознавал себя Существом сразу, никаких переломных моментов, никаких сожалений и страданий. Ты любил праздники и веселье. В центральной Европе, где ты обитал, с размахом отмечали Рождество, и присоединиться к людям всегда можно было, но ты имел весьма своеобразное понимание того, как можно развлекаться. И люди тебя побаивались. А чутьё не позволяло тебе жить иначе. Своими руками ты вершил правосудие, наказывал тех, кто, по твоему разумению, вёл себя не правильно. Возможно, мы всегда были похожи, и ты считал себя карающей дланью высших сил. Может, у тебя были свои причины. Когда я встретил тебя, мне больше всего хотелось тебя убить, а не выяснять твои мотивы. Очередной твоей жертвой стал ребёнок, чей отец был важен мне, а ты своей выходкой сорвал мне сделку. Поймать и уличить тебя не удавалось никому, но в отличие от людей, у меня было преимущество. Я застал тебя врасплох, и ты вынужден был сдаться. Однако убивать тебя я не стал, осознав, кто ты есть. В твою светлую голову я вложил идеи превосходства, и ты с энтузиазмом подхватил их. Наши пути расходились и пересекались вновь на протяжении веков, но мы никогда не теряли друг друга с радаров. В начале 19 века я потянул тебя в психиатрию, мы долго учились, практиковались. Но потом я отошёл от дел на время, а тебе хотелось развиваться. Ты основал лучшие диспансеры в Европе, диспансер Эдинбурга - твоё детище, но никто из смертных об этом не знает. Агрессивная психиатрия - твоё хобби, в миру ты - высококлассный семейный психолог. Мы с тобой всегда на одной стороне, ты поддерживаешь идеи Нации, но пока в неё не лезешь. Мы с тобой переросли соперничество, наставничество и стали близкими друзьями. Ты знаешь обо мне всё. Я знаю всё о тебе. Никаких тайн и секретов. Друг для друга мы такие, какие есть. На протяжении лет ты остаёшься рядом, потому что мы похожи и понимаем друг друга как никто другой, и когда у меня всё катится по наклонной, ты - единственный, кто не осуждает меня.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

"сынок, мне нужен друг".(с)
Весь мир хочет моей смерти, поэтому я искренне нуждаюсь в одной живой душе, кто не хотел бы, чтобы я умер. Хд А для этого ты должен быть достаточно злодеем и маньяком. Оторванным на всю голову, больным ублюдком, как я. Впрочем, с твоей сущностью это вполне ожидаемо.
У нас не все так ромашково прекрасно. Мы можем спорить и ругаться, мы можем ржать над файлами друг друга. Я бы скорее даже хотел себе такого типичного старого близкого другана, с которым на людях мы можем себе позволить общение в стиле: "привет, говна кусок". Но в конечном итоге мы все равно остаёмся надеждой опорой друг другу.
У меня есть слабости, и я тебе о них расскажу, хотелось бы, чтобы ты тоже не был прост и имел какие-то гилти плэжа, чтобы рассказывать о них мне.
Жду в гостевой, мой психопат.

кое-что о нашей дружбе

http://68.media.tumblr.com/7b90be22bd916607d0b1737ec0e2e616/tumblr_owipmsJKic1sb7s5fo2_250.gif http://68.media.tumblr.com/6cb79295a360fbaaa500ab25c2638eb1/tumblr_owipmsJKic1sb7s5fo1_250.gif

пример поста

Это увлекательное приключение не входило в планы Доминика. Он знал о том, что произошло с существами после митинга только по слухам, особого дела ему до этого не было. Во-первых, спасение утопающих - дело рук самих утопающих, Уэлш не нанимался нянчиться с существами, не способными сохранить свои задницы в безопасности. А, во-вторых, едва ли в резюме Феникса можно было найти пункт "навыки работы в команде". Нет, это совсем не про него. Возникает резонный вопрос: за каким чертом он попёрся сюда в свой выходной, когда мог провести день за более приятным занятием?
Но дома мужчине не сиделось. Он и без того вёл слишком размеренную жизнь пригородного обывателя, для которого вынос мусора - уже приключение. Надоело. Откровенно надоело прозябать в тихом дюплексе на окраине, строить из себя добропорядочного гражданина и заслуженного медицинского работника. Кровь кипела, хотелось пропустить по венам огонь, дать ему волю и направить свои способности в дело. Разве не для этого он присоединился к Нации? Слишком сложный вопрос, в котором Доминику ещё придётся разобраться. Но явно не сегодня. Звонок Паркер был приятным сюрпризом. Вряд ли Нация будет против того, что в ходе спасательной миссии 'случайно' погибнет пара (десятков) человек. А Феникс - хороший и послушный петушок, спас щенят к радости всех существ. Счастливый конец.
Вдохновлённый своими нехитрыми планами на субботу, Феникс даже не собирался уточнять ни план действий, ни состав группы операции. С Леоной всё было понятно, у девчонки были определённые плюсы, которые располагали Доминика к ней, а лидерские качества были залогом того, что вся ответственность за проведение миссии останется на ней. А Тейт? Какой-то компьютерный задрот, видимо. Но Уэлша это мало волновало, когда он соглашался: он вполне себе один в поле воин. И сейчас, заканчивая изучать здание по карте, он всё ещё не мог поверить, что в партнёры ему достался никто иной, как бывший пациент, если можно так выразиться. Которая тысяча пошла, но Зверя трудно было с кем-то спутать. Провести день за убийствами в приятной компании, о чём ещё можно мечтать?
Он только кивнул на слова Паркер, наблюдая за тем, как девушка уходит вперёд, оставалось отсчитывать минуты до того, как центр погрузится в сон.
- Двадцать первый век никого не щадит, верно, Арчер? - докурив, Доминик втаптывает окурок в асфальт и с усмешкой смотрит на Тейта. - Вот и Зверь Апокалипсиса с Фениксом, как храбрые бурундуки Чип и Дейл спешат на помощь. Пойдём, пока наша Гаечка не решила, что мы слились.
Слишком манерно даже для себя мужчина щёлкнул пальцами и огонь пошёл по телу, скрывая человеческую личину: не стоит светить в таких местах лицом уважаемого психотерапевта. Он быстро проскочил за угол здания к главному входу.
Охранник у дверей, как и предполагалось, не спал. Его взгляд выдавал страх, он замешкался, но умер слишком быстро, чтобы предпринять что-то. Феникс оставил от него только пропуск. В лоб - так в лоб. Мужчина прошёл в здание, оглядываясь и вспоминая карту. Если уж он помнил лицо Тейта, спустя тысячелетие с лишним, то с планом, который он видел несколько минут назад, проблемы точно не было. Быстро двигаясь по коридорам, Уэлш обнаруживал, что Леона сработала слишком профессионально. Никто не выскакивал из-за угла и не пытался помешать операции. Тишина загробная, слышно было только, как гудят компьютеры.
"Что даже никого убивать не надо? Могли бы тогда взять на задание любую феечку", - закатив глаза, Феникс решил, что ещё не вечер, в конце концов, он первого этажа до четвёртого - расстояние приличное, и охрана там, наверняка, покруче. Всё-таки не смертных под замками держали (что было бы куда логичнее с точки зрения Доминика). Коридор, поворот, лаборатория, ещё поворот. Стремительно приближаясь к лестнице, Доминик всё-таки решил немного отойти от плана и заглянуть в один из кабинетов. Спящий научный сотрудник охотно "поделился" пропуском с более высоким уровнем доступа, чем у уличного охранника, но на этом Уэлш не остановился. Он глянул на экран компьютера.
- И как же вы нас изучаете, мрази? - мужчина щёлкал на папки, быстро оглядывал фотографии, но самое интересное, явно, было под особой защитой.
Очень вовремя вспомнилось, что в их команде есть отличный кадр, знающий всё о работе защитных компьютерных систем. Ник вышел в коридор. Он должен был уже штурмовать второй этаж в это время, но сначала надо было найти Арчера. Как это, не привлекать к себе внимание? Так неинтересно.

0

4

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №4
04.09.2017 - 01.10.2017

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Любовь, она страшнее смерти. Горше смерти. Сильнее и беспомощнее смерти.  Но в клятвах ни та, ни другая не нуждается. В клятвах нуждается хромая вера.

Catrina Calavera, Пробуждение Персефоны

Век высоких технологий, наверное, тем и хорош, и плох одновременно – каждый оставляет во всемирной паутине следы, зажигает маленькие маячки, на свет которых можно ориентироваться, находясь даже за сотни и тысячи миль от искомого объекта; но и убежать становится совершенно невозможно, когда ты как на ладони у множества тех, кто, так или иначе, связан с этими следами.

Martin Bertrand, maybe we're helping each other escape

Оно и не удивительно – если какие-то высшие силы существуют, то на их месте Леона тоже бы оставила этого мудака и дальше портить кровь обитателям этого мира, нежели поднебесной.

Leona Parker, go back to hell

Она никогда не была хорошим способом опередить события и помочь людям, и привлекала лишь внимание полиции, но время от времени эмоции затмевали здравый смысл, который вкупе с опытом подсказывал Джеффри, что мешать фатуму не его задача, и все эти несчастные всё равно встретятся со своим кирпичом, который отправит их в лучшем случае на больничную койку, а в худшем к их богам.

Jeff McMillan, When I die, you know I'll be ready to go

- Да заткнитесь вы, а, – провыл Энди, закрыв лицо ладонями и попытавшись слиться воедино с ковром на полу. – А ты, юный зоофил, отпусти животное, оно так орет, я не могу думать.

Andrew Bennet, унесенные стыдом

В мыслях мелькнуло, как пытался более или менее адекватно перевести этому парню суть фразы, которую орали мужики: "Nikolai, Nikolai, Nikolai, ne mogu pozabit' tvoi lalilalai". "What does it mean "lalilalai?"

Dominic Welsh, унесенные стыдом

Только посмотрите на них: взрослые и уважаемые люди, некоторые даже слишком взрослые, некоторые слишком уважаемые, и где они оказались? Про таких рассказывают душещипательные истории в духе "Он родился, жил, добился признания, а потом сходил в бар возле дома, И ГДЕ ОН СЕЙЧАС?" к которым единственным закономерным, логичным и исчерпывающим ответом является короткое "В пизде".

Walter Shaw, унесенные стыдом

Часто ли вас бьют? А по голове? Нет, это не намек на тупость и прочее, а вполне реальный вопрос. Спроси кто подобное у Ледяного Джека, и он с усмешкой сказал бы, что подобного смельчака нужно еще найти. Но как оказалось такие уникумы существуют, только вот удары предпочитают наносить со спины.

Noa Kerr, rest here in peace in my arms now

Перегрыз бы кому-нибудь сейчас руку для наглядности, и не сунулись бы больше, еще бы и по улицам ходили, оглядываясь через каждый шаг. Впрочем, последний пункт он вполне может им организовать, как только они отсюда вылетят. Красивой такой ласточкой от пинка под пятую точку.

Tyler Anderson, Bad  Day

Тишина в её ушах звенела тревожно и вызывала смутное чувство дежавю. Словно она уже слышала, как затихают чужие жизни, как место перестаёт их помнить, как они становятся лишь телами на грязном полу какого-то притона.

Agnes Wanlockhead, Fire and blood

Библия учила, что каждый несёт свой крест, и по-хорошему то, что выпало на её участь – это часть того, что Бог на неё возложил, а она расклеилась, словно не может этого вынести.
И не такое люди переживают, в конце концов.

Magdalene Cryst, А на тебе как на войне

Милой девушкой, из чьей квартиры доносятся аппетитные запахи, была сирена. Да, та которая мужиков на кораблях пением своим заманивала и с удовольствием немногим позже разделывала. Вот только остальные соседи об этом не знают. Стоит этим "добропорядочным" людишкам узнать кто у них за стенкой, как все эти новые инстанции сбегутся толпой на их этаж и будут наперебой выяснять кто это, что это, с чем это едят и как это убить.

Tate Archer, give me a reason

Великий доктор всея психиатрии Джек Дэниэлс открыл мне, что после изгнания из жизни моей семьи моим же мужем, я сублимирую семейные отношения в кругу своего общения?

Charlotte M. Kane, Прошлого не вернуть, а от будущего не убежать

Да, Роби не нужны были проблемы, но сейчас рядом с ним не было никого, кто мог бы дать хорошую затрещину за один только лукавый взгляд, а фейри не мог держать все в себе, особенно когда его распирали чувства, хотелось делиться, и поэтому история повторялась раз за разом

Robin Goodfellow, ночь в музее по акции

День за днем наблюдая за человеческими трагедиями, фомор все сильнее убеждался, что там, внутри, все еще сильнее изломано и искорежено.

Duane O'Grady, protege moi

До этого комната, в которой я жила, была мне также безразлична, как номер в отеле. Номер хороший, кровать удобная, ванная чистая, но это все равно, что остановка для пересадки на другой автобус или сухой островок, посреди большой лужи, от которого можно оттолкнуться, чтобы полностью ее перепрыгнуть. Она пустая, потому что она ничья. Была такой до того, как ты приехал и останется такой после.

Mabel Shaw, maybe it's mabel

Кто-то, от кого пахло пряными духами и отчаянным страхом навсегда остаться в постыдном одиночестве – дамам высокого света отчего-то свойственна эта иррациональная фобия нелюбимости. Она, эта фобия, слишком часто становится движущей силой их самых неудачных проступков, эпатажных решений и неуместных слов, иллюстрирующих полное отсутствие интеллекта при фактическом его наличии.

Sebastien Lacroix, it's been a long time

Клятвы он тоже не любил. Смысл бить себя в грудь и призывать в свидетели всякую инфернальную, несуществующую муть? Нет, где-то, наверное, есть и тот «со странностями» способный засвидетельствовать и спросить с каждого, кто обещнулся и не сделал. Вот только клятва – это то, что направлено вовне, а все что вовне не особо и важно.

George Wolfson, От заката до рассвета

Студентка, что само по себе удивительно - молодёжь предпочитала кафе, пусть даже китайские, с дешёвой едой на вынос, шумные, дымные, со  стенами, пропахшими прогорклым жиром для жарки, но всё равно удобные для них, полные жизни и движения, с тем самым пресловутым Wi-Fi, дающими им шанс погрузиться в виртуальный мир в то время, как их тело кое-как кое-чем питается.

Tao Bohai, Where you're gonna go

Он говорит, что любопытство – губительно для меня, но хрена с два оно убьет меня именно сегодня.

Mary Holden, I'm coming for you

Традиции - такая вещь, что присуща не только людям. Например, давненько покинувшие родные просторы Необъятной представители славянских легенд каждый год... нет, не ходют 31 декабря в баню

Joshua River, Шалости лесные

Странные создания, со странными понятиями жизни. Если посмотреть на людей со стороны – они явно представляют из себя какой-то странный эксперимент матушки природы.

Sidney Yang, #papagonnakillyou

Тейн плохо помнил их редкие встречи в больнице. Тогда ему не было ни до кого дела, он трепетно лелеял собственное горе, утопая в жалости к себе и самоуничижении. Какой уж там свет в конце тоннеля, если ты его банально не видишь?

Thane Darkwood, в перронах мемфиса высечен ритм

Любое, даже самое привычное и ничем не примечательное место резко меняло свою окраску, подобно хамелеону, когда рука об руку с тобой шел человек, занимающий все сердце без остатка.

Faith Fletcher, I'm on your side

Важно поймать хоть одну улику, запомнить её и если повезёт, поговорить со свидетелем. Всякое можно узнать из беседы, вдруг тот самый свидетель окажется соучастником?

Ace House, Elementary?

Как шальная Таурэтари стала изучать то, что никоим образом в нынешнее время ей не поможет. Останется осадочными знаниями на задворках памяти. На очереди из всех возможных конструкций была катапульта.

Etta Bishop , Облачно, возможны осадки в виде драконов

Слишком много пафоса в словах - история творится сегодня и нашими руками, но мисисс Хольм придерживалась именно такого мнения, относительно себя - точно.

Susan Holm, зеленоглазое такси

Ремингтон снова обернулся на не открывавшуюся с момента ухода парней дверь: таксисты лучше всех знают, как управлять государством. Его оправдывало то, что он был таксистом особого назначения, и имел чуть более интимные отношения с государством, чем хотелось бы.

Riley Remington, run for cover

И что Кошак меня ненавидит. Пару недель после так и ждал, что он как-нибудь тихо перережет мне глотку. И кастрирует предварительно.

Joe Red, welcome back

В бар она влетела на всех порах, опоздав всего на пятнадцать минут, и то специально – бабушка не позволила ей выйти из дома вовремя, потому что «девушке неприлично приходить на встречи вовремя, золотко, и пойди смени эту безвкусную рубашку, а не то он подумает, что ты мальчик».

Ellie Nightwing, в перронах мемфиса высечен ритм

Пыльные и многолюдные улицы вызывали отвращение днем и немыслимое по своей силе желание выпить ночью. Когда ты начинаешь ворчать даже в своих мыслях, то это уже старость?

Corwin O'Connell, На губах твоих соль и горечь, бабам нравится, говорят

Благо, хоть кухню со всем домом вместе не спалила, а то прецеденты уже имели место быть, но ситуацию обязательно спасал или Дори с огнетушителем, или сразу бригада пожарных, которые уже целый арсенал шуток про Ив и ее кулинарные таланты придумали, активно распространяя внутри своего участка.

Yvonne Tischbein, maybe we're helping each other escape

Пиздец, другого слова не подобрать, будет и дальше происходить, даже   если ты попробуешь укрыться от него в самом центре Земли.

Lars Holm, After Armageddon I...

Я тебе устрою сладкую жизнь, птичий хрен.

Winona Miller, Maybe I maybe you

Денек из серии "что ж я маленьким не сдох" - рядовой понедельник. С самого утра Родерик не расставался с банками холодного энергетика для бодрости, в которые, ополовинив, доливал найденную в недрах шкафа теплую водку для поправки здоровья.

Roderick Blair, Без кота и жизнь не та

Пару раз, конечно, приходилось и мухлевать. Когда внутренний голос настойчиво шептал, мол, да этому парню еще сорок лет жить, да он еще столько повидает, да ему еще семью заводить, а под руками уже не было ни антибиотиков, ни чистых бинтов, приходилось импровизировать. Не от доброты душевной, а потому что бороться с судьбой было не в привычках Лютера.

Luther Legrand, band of brothers

Молодой человек и не видел иной жизни для себя. Лет в двенадцать он был одержим местью и стремлением стать похожим на отца или старшего брата. В четырнадцать это переросло в настоящий интерес: насколько он сможет стать лучше, совершеннее. Позже пришло осознание, что, помимо всего прочего, охотникам платят неплохие деньги, по крайней мере старшим.

Terry Fletcher, Put The Gun Down

Кэтрин не была баснословно богата, как ее старый приятель Кощей. Старый не потому что он старый (хотя он РЕАЛЬНО старый!), а потому что они уже достаточно давно знакомы.

Kiki Mora, Once on Thames

…дело в том, что мой отец фанатично ненавидит существ. И если бы когда-нибудь мне в голову взбрела «гениальная» идея познакомить вас, то одного близкого человека я бы, наверное, лишилась.

Amelia Brand, friendship goals

Спрашивать у пострадальцев что случилось смысла нет, это и так очевидно. Горе-герой шел по своим делам и повстречал на своем пути барышню в беде. Мимо пройти конечно же не смог и вот втягивает в эту беду еще одну барышню. Господи блядь, все проблемы из-за баб. Даже у баб проблемы из-за баб.

Chasey Lain, arsonist's lullaby

Пошли, Машка, - он потянул белую, в браслетах, руку. – Ты все равно ее по-русски не научишь. А я, может, и научу, была бы кровать, чтобы учиться. Но не сегодня, не переживай: сегодня я помолвлен.

Sean O'Malley, Фантастические твари и как они пьют

Почему-то Том особенно остро почувствовал в такой близости от преподавателя не неприязнь, не пробирающий по позвоночнику лёгкий холодок от того, что завтра ему устроят Трафальгарскую битву у доски и даже не потребность извиниться и улизнуть, а то, что он девственник.

Thomas Mann, Haters gonna hate!

А умирать Марья и не собиралась. Безоружной была, да колдовства у неё никто не отнял, потому защищалась бы до последнего вздоха яростно и с тем самым ясным осознанием, зачем и почему она это делает, с которыми и умереть потом не так и жаль.

Marianne du Maurier, moulin rouge

Высокая статная девица с многомиллиардным состоянием, лениво попивающая капучино, опираясь локтями о бортик.
В его глазах это не просто девушка - это богиня. С большой буквы гэ.

Jonatnan Errol, It was always you

Их жизнь оказалась достаточно долгой, а они - достаточно безрассудными, чтобы опробовать на своей чешуе многие из человеческих радостей, зачастую небезопасных для здоровья. Не сказать, что поголовно от всех он остался в восторге и мысленно одобрил, но ведь было бы глупо укоризненно оглядывать увлечения новых поколений и цокать языком, даже не познакомившись с предметом спора - мышление стереотипами Вейшенг считал оскорблением себя.

Tao Weisheng, Laowai drink game

Уже на повороте в переулок стало понятно, что время упущено. Элли глубоко и медленно вдохнул, дискотека началась очень резко.  Вот перед тобой обычная улица, а вот ты моргаешь, и даже унылая серая кладка кирпичей расцветает радужными искрами и бликами.

Elliot McKinnon, Без кота и жизнь не та

Мистер, Хейли, вас на вашей потертой кухне, отчитывает лохматый студент в пижаме, что дальше?

Stuart Hailey, Haters gonna hate!

Он уже слышал как-то эту историю. И о родителях, и о младшей сестре, о войне. Кладезь для историков, но в их мире, пожалуй, историками теперь становятся такие же существа, готовые с уверенностью рассказать вам о тайнах мировых войн, о пропавших сокровищах и даже тотемах.

Zhou Sun Fei, Come as you are

Сделав морду кирпичом, отправляюсь на первый этап ежедневного шоу "Как прокормить дракона?".

Oliver Campbell, Follow The White Rabbits

Молодняк зачастую не понимает, где проходит та самая граница, когда ты просто выпускаешь пар и где ты уже начинаешь упиваться жестокостью. Дети не верят в собственную смерть, и так же не осязаема для них чужая смерть. Ну, только если у ребенка не было хомяка, если хомяк был то со смертью дитё более-менее знакомо.

Victor Holm, look away

– Это называется «the horovod». Со мной в роте служил парень, у него бабушка была русская. Так вот, – он вскакивает на ноги, из-за чего стул шумно падает на пол, - надо взяться за руки, – хватает лапы сидевших рядом Эндрю и Доминика, а им кивает, чтоб те подхватили Уолтера. Когда дело было сделано, знаток славянской культуры продолжил: – А теперь с левой, по кругу и-и zapevai!
Они громким топотом принялись обводить комнату, напевая «po krugu, po krugu, tvou podrugu suku».

Nicolas Brown, унесенные стыдом

С каких пор мы, из любящих мужей, превращаемся в одиноких, закрытых от всего мира и чуждых для любви чужаков? Наверное это происходит так же быстро, как и перевоплощение из парня, с кем гуляют, в парня, за которого выходят замуж.

Joseph Brand, Прошлого не вернуть, а от будущего не убежать

— Радость моя, скажи Джин, что пора подогреть клиента: пару тысяч в рот, повысить ставки, а затем идёт в отказ. Потому что?
— На чужой каравай рот не разевай.

Jadwiga Skowronska, can't pretend

В общем, блондин приглянулся парню по всем фронтам. И если бы зрачки юноши всегда расширялись от созерцания чего-то притягательного, как утверждают ученые, то за прошедшее время успели бы образовать черную дыру и засосать в себя чертов бар.

Gabby Valentine, another rush

Кэмерон не мешал девушке социализироваться и не пытался ограничивать её контакты. А сейчас задумался о том, что знает о них довольно-таки мало, и любой другой мужчина первым делом побежал бы не к бомжам, а к лучшей подружке своей девушки. Но Синклер во многом был уникальным долбоёбом.

Cameron Sinclair, время собирать камни

0

5

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №4
04.09.2017 - 01.10.2017

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Любовь, она страшнее смерти. Горше смерти. Сильнее и беспомощнее смерти.  Но в клятвах ни та, ни другая не нуждается. В клятвах нуждается хромая вера.

Catrina Calavera, Пробуждение Персефоны

Век высоких технологий, наверное, тем и хорош, и плох одновременно – каждый оставляет во всемирной паутине следы, зажигает маленькие маячки, на свет которых можно ориентироваться, находясь даже за сотни и тысячи миль от искомого объекта; но и убежать становится совершенно невозможно, когда ты как на ладони у множества тех, кто, так или иначе, связан с этими следами.

Martin Bertrand, maybe we're helping each other escape

Оно и не удивительно – если какие-то высшие силы существуют, то на их месте Леона тоже бы оставила этого мудака и дальше портить кровь обитателям этого мира, нежели поднебесной.

Leona Parker, go back to hell

Она никогда не была хорошим способом опередить события и помочь людям, и привлекала лишь внимание полиции, но время от времени эмоции затмевали здравый смысл, который вкупе с опытом подсказывал Джеффри, что мешать фатуму не его задача, и все эти несчастные всё равно встретятся со своим кирпичом, который отправит их в лучшем случае на больничную койку, а в худшем к их богам.

Jeff McMillan, When I die, you know I'll be ready to go

- Да заткнитесь вы, а, – провыл Энди, закрыв лицо ладонями и попытавшись слиться воедино с ковром на полу. – А ты, юный зоофил, отпусти животное, оно так орет, я не могу думать.

Andrew Bennet, унесенные стыдом

В мыслях мелькнуло, как пытался более или менее адекватно перевести этому парню суть фразы, которую орали мужики: "Nikolai, Nikolai, Nikolai, ne mogu pozabit' tvoi lalilalai". "What does it mean "lalilalai?"

Dominic Welsh, унесенные стыдом

Только посмотрите на них: взрослые и уважаемые люди, некоторые даже слишком взрослые, некоторые слишком уважаемые, и где они оказались? Про таких рассказывают душещипательные истории в духе "Он родился, жил, добился признания, а потом сходил в бар возле дома, И ГДЕ ОН СЕЙЧАС?" к которым единственным закономерным, логичным и исчерпывающим ответом является короткое "В пизде".

Walter Shaw, унесенные стыдом

Часто ли вас бьют? А по голове? Нет, это не намек на тупость и прочее, а вполне реальный вопрос. Спроси кто подобное у Ледяного Джека, и он с усмешкой сказал бы, что подобного смельчака нужно еще найти. Но как оказалось такие уникумы существуют, только вот удары предпочитают наносить со спины.

Noa Kerr, rest here in peace in my arms now

Перегрыз бы кому-нибудь сейчас руку для наглядности, и не сунулись бы больше, еще бы и по улицам ходили, оглядываясь через каждый шаг. Впрочем, последний пункт он вполне может им организовать, как только они отсюда вылетят. Красивой такой ласточкой от пинка под пятую точку.

Tyler Anderson, Bad  Day

Тишина в её ушах звенела тревожно и вызывала смутное чувство дежавю. Словно она уже слышала, как затихают чужие жизни, как место перестаёт их помнить, как они становятся лишь телами на грязном полу какого-то притона.

Agnes Wanlockhead, Fire and blood

Библия учила, что каждый несёт свой крест, и по-хорошему то, что выпало на её участь – это часть того, что Бог на неё возложил, а она расклеилась, словно не может этого вынести.
И не такое люди переживают, в конце концов.

Magdalene Cryst, А на тебе как на войне

Милой девушкой, из чьей квартиры доносятся аппетитные запахи, была сирена. Да, та которая мужиков на кораблях пением своим заманивала и с удовольствием немногим позже разделывала. Вот только остальные соседи об этом не знают. Стоит этим "добропорядочным" людишкам узнать кто у них за стенкой, как все эти новые инстанции сбегутся толпой на их этаж и будут наперебой выяснять кто это, что это, с чем это едят и как это убить.

Tate Archer, give me a reason

Великий доктор всея психиатрии Джек Дэниэлс открыл мне, что после изгнания из жизни моей семьи моим же мужем, я сублимирую семейные отношения в кругу своего общения?

Charlotte M. Kane, Прошлого не вернуть, а от будущего не убежать

Да, Роби не нужны были проблемы, но сейчас рядом с ним не было никого, кто мог бы дать хорошую затрещину за один только лукавый взгляд, а фейри не мог держать все в себе, особенно когда его распирали чувства, хотелось делиться, и поэтому история повторялась раз за разом

Robin Goodfellow, ночь в музее по акции

День за днем наблюдая за человеческими трагедиями, фомор все сильнее убеждался, что там, внутри, все еще сильнее изломано и искорежено.

Duane O'Grady, protege moi

До этого комната, в которой я жила, была мне также безразлична, как номер в отеле. Номер хороший, кровать удобная, ванная чистая, но это все равно, что остановка для пересадки на другой автобус или сухой островок, посреди большой лужи, от которого можно оттолкнуться, чтобы полностью ее перепрыгнуть. Она пустая, потому что она ничья. Была такой до того, как ты приехал и останется такой после.

Mabel Shaw, maybe it's mabel

Кто-то, от кого пахло пряными духами и отчаянным страхом навсегда остаться в постыдном одиночестве – дамам высокого света отчего-то свойственна эта иррациональная фобия нелюбимости. Она, эта фобия, слишком часто становится движущей силой их самых неудачных проступков, эпатажных решений и неуместных слов, иллюстрирующих полное отсутствие интеллекта при фактическом его наличии.

Sebastien Lacroix, it's been a long time

Клятвы он тоже не любил. Смысл бить себя в грудь и призывать в свидетели всякую инфернальную, несуществующую муть? Нет, где-то, наверное, есть и тот «со странностями» способный засвидетельствовать и спросить с каждого, кто обещнулся и не сделал. Вот только клятва – это то, что направлено вовне, а все что вовне не особо и важно.

George Wolfson, От заката до рассвета

Студентка, что само по себе удивительно - молодёжь предпочитала кафе, пусть даже китайские, с дешёвой едой на вынос, шумные, дымные, со  стенами, пропахшими прогорклым жиром для жарки, но всё равно удобные для них, полные жизни и движения, с тем самым пресловутым Wi-Fi, дающими им шанс погрузиться в виртуальный мир в то время, как их тело кое-как кое-чем питается.

Tao Bohai, Where you're gonna go

Он говорит, что любопытство – губительно для меня, но хрена с два оно убьет меня именно сегодня.

Mary Holden, I'm coming for you

Традиции - такая вещь, что присуща не только людям. Например, давненько покинувшие родные просторы Необъятной представители славянских легенд каждый год... нет, не ходют 31 декабря в баню

Joshua River, Шалости лесные

Странные создания, со странными понятиями жизни. Если посмотреть на людей со стороны – они явно представляют из себя какой-то странный эксперимент матушки природы.

Sidney Yang, #papagonnakillyou

Тейн плохо помнил их редкие встречи в больнице. Тогда ему не было ни до кого дела, он трепетно лелеял собственное горе, утопая в жалости к себе и самоуничижении. Какой уж там свет в конце тоннеля, если ты его банально не видишь?

Thane Darkwood, в перронах мемфиса высечен ритм

Любое, даже самое привычное и ничем не примечательное место резко меняло свою окраску, подобно хамелеону, когда рука об руку с тобой шел человек, занимающий все сердце без остатка.

Faith Fletcher, I'm on your side

Важно поймать хоть одну улику, запомнить её и если повезёт, поговорить со свидетелем. Всякое можно узнать из беседы, вдруг тот самый свидетель окажется соучастником?

Ace House, Elementary?

Как шальная Таурэтари стала изучать то, что никоим образом в нынешнее время ей не поможет. Останется осадочными знаниями на задворках памяти. На очереди из всех возможных конструкций была катапульта.

Etta Bishop , Облачно, возможны осадки в виде драконов

Слишком много пафоса в словах - история творится сегодня и нашими руками, но мисисс Хольм придерживалась именно такого мнения, относительно себя - точно.

Susan Holm, зеленоглазое такси

Ремингтон снова обернулся на не открывавшуюся с момента ухода парней дверь: таксисты лучше всех знают, как управлять государством. Его оправдывало то, что он был таксистом особого назначения, и имел чуть более интимные отношения с государством, чем хотелось бы.

Riley Remington, run for cover

И что Кошак меня ненавидит. Пару недель после так и ждал, что он как-нибудь тихо перережет мне глотку. И кастрирует предварительно.

Joe Red, welcome back

В бар она влетела на всех порах, опоздав всего на пятнадцать минут, и то специально – бабушка не позволила ей выйти из дома вовремя, потому что «девушке неприлично приходить на встречи вовремя, золотко, и пойди смени эту безвкусную рубашку, а не то он подумает, что ты мальчик».

Ellie Nightwing, в перронах мемфиса высечен ритм

Пыльные и многолюдные улицы вызывали отвращение днем и немыслимое по своей силе желание выпить ночью. Когда ты начинаешь ворчать даже в своих мыслях, то это уже старость?

Corwin O'Connell, На губах твоих соль и горечь, бабам нравится, говорят

Благо, хоть кухню со всем домом вместе не спалила, а то прецеденты уже имели место быть, но ситуацию обязательно спасал или Дори с огнетушителем, или сразу бригада пожарных, которые уже целый арсенал шуток про Ив и ее кулинарные таланты придумали, активно распространяя внутри своего участка.

Yvonne Tischbein, maybe we're helping each other escape

Пиздец, другого слова не подобрать, будет и дальше происходить, даже   если ты попробуешь укрыться от него в самом центре Земли.

Lars Holm, After Armageddon I...

Я тебе устрою сладкую жизнь, птичий хрен.

Winona Miller, Maybe I maybe you

Денек из серии "что ж я маленьким не сдох" - рядовой понедельник. С самого утра Родерик не расставался с банками холодного энергетика для бодрости, в которые, ополовинив, доливал найденную в недрах шкафа теплую водку для поправки здоровья.

Roderick Blair, Без кота и жизнь не та

Пару раз, конечно, приходилось и мухлевать. Когда внутренний голос настойчиво шептал, мол, да этому парню еще сорок лет жить, да он еще столько повидает, да ему еще семью заводить, а под руками уже не было ни антибиотиков, ни чистых бинтов, приходилось импровизировать. Не от доброты душевной, а потому что бороться с судьбой было не в привычках Лютера.

Luther Legrand, band of brothers

Молодой человек и не видел иной жизни для себя. Лет в двенадцать он был одержим местью и стремлением стать похожим на отца или старшего брата. В четырнадцать это переросло в настоящий интерес: насколько он сможет стать лучше, совершеннее. Позже пришло осознание, что, помимо всего прочего, охотникам платят неплохие деньги, по крайней мере старшим.

Terry Fletcher, Put The Gun Down

Кэтрин не была баснословно богата, как ее старый приятель Кощей. Старый не потому что он старый (хотя он РЕАЛЬНО старый!), а потому что они уже достаточно давно знакомы.

Kiki Mora, Once on Thames

…дело в том, что мой отец фанатично ненавидит существ. И если бы когда-нибудь мне в голову взбрела «гениальная» идея познакомить вас, то одного близкого человека я бы, наверное, лишилась.

Amelia Brand, friendship goals

Спрашивать у пострадальцев что случилось смысла нет, это и так очевидно. Горе-герой шел по своим делам и повстречал на своем пути барышню в беде. Мимо пройти конечно же не смог и вот втягивает в эту беду еще одну барышню. Господи блядь, все проблемы из-за баб. Даже у баб проблемы из-за баб.

Chasey Lain, arsonist's lullaby

Пошли, Машка, - он потянул белую, в браслетах, руку. – Ты все равно ее по-русски не научишь. А я, может, и научу, была бы кровать, чтобы учиться. Но не сегодня, не переживай: сегодня я помолвлен.

Sean O'Malley, Фантастические твари и как они пьют

Почему-то Том особенно остро почувствовал в такой близости от преподавателя не неприязнь, не пробирающий по позвоночнику лёгкий холодок от того, что завтра ему устроят Трафальгарскую битву у доски и даже не потребность извиниться и улизнуть, а то, что он девственник.

Thomas Mann, Haters gonna hate!

А умирать Марья и не собиралась. Безоружной была, да колдовства у неё никто не отнял, потому защищалась бы до последнего вздоха яростно и с тем самым ясным осознанием, зачем и почему она это делает, с которыми и умереть потом не так и жаль.

Marianne du Maurier, moulin rouge

Высокая статная девица с многомиллиардным состоянием, лениво попивающая капучино, опираясь локтями о бортик.
В его глазах это не просто девушка - это богиня. С большой буквы гэ.

Jonatnan Errol, It was always you

Их жизнь оказалась достаточно долгой, а они - достаточно безрассудными, чтобы опробовать на своей чешуе многие из человеческих радостей, зачастую небезопасных для здоровья. Не сказать, что поголовно от всех он остался в восторге и мысленно одобрил, но ведь было бы глупо укоризненно оглядывать увлечения новых поколений и цокать языком, даже не познакомившись с предметом спора - мышление стереотипами Вейшенг считал оскорблением себя.

Tao Weisheng, Laowai drink game

Уже на повороте в переулок стало понятно, что время упущено. Элли глубоко и медленно вдохнул, дискотека началась очень резко.  Вот перед тобой обычная улица, а вот ты моргаешь, и даже унылая серая кладка кирпичей расцветает радужными искрами и бликами.

Elliot McKinnon, Без кота и жизнь не та

Мистер, Хейли, вас на вашей потертой кухне, отчитывает лохматый студент в пижаме, что дальше?

Stuart Hailey, Haters gonna hate!

Он уже слышал как-то эту историю. И о родителях, и о младшей сестре, о войне. Кладезь для историков, но в их мире, пожалуй, историками теперь становятся такие же существа, готовые с уверенностью рассказать вам о тайнах мировых войн, о пропавших сокровищах и даже тотемах.

Zhou Sun Fei, Come as you are

Сделав морду кирпичом, отправляюсь на первый этап ежедневного шоу "Как прокормить дракона?".

Oliver Campbell, Follow The White Rabbits

Молодняк зачастую не понимает, где проходит та самая граница, когда ты просто выпускаешь пар и где ты уже начинаешь упиваться жестокостью. Дети не верят в собственную смерть, и так же не осязаема для них чужая смерть. Ну, только если у ребенка не было хомяка, если хомяк был то со смертью дитё более-менее знакомо.

Victor Holm, look away

– Это называется «the horovod». Со мной в роте служил парень, у него бабушка была русская. Так вот, – он вскакивает на ноги, из-за чего стул шумно падает на пол, - надо взяться за руки, – хватает лапы сидевших рядом Эндрю и Доминика, а им кивает, чтоб те подхватили Уолтера. Когда дело было сделано, знаток славянской культуры продолжил: – А теперь с левой, по кругу и-и zapevai!
Они громким топотом принялись обводить комнату, напевая «po krugu, po krugu, tvou podrugu suku».

Nicolas Brown, унесенные стыдом

С каких пор мы, из любящих мужей, превращаемся в одиноких, закрытых от всего мира и чуждых для любви чужаков? Наверное это происходит так же быстро, как и перевоплощение из парня, с кем гуляют, в парня, за которого выходят замуж.

Joseph Brand, Прошлого не вернуть, а от будущего не убежать

— Радость моя, скажи Джин, что пора подогреть клиента: пару тысяч в рот, повысить ставки, а затем идёт в отказ. Потому что?
— На чужой каравай рот не разевай.

Jadwiga Skowronska, can't pretend

В общем, блондин приглянулся парню по всем фронтам. И если бы зрачки юноши всегда расширялись от созерцания чего-то притягательного, как утверждают ученые, то за прошедшее время успели бы образовать черную дыру и засосать в себя чертов бар.

Gabby Valentine, another rush

Кэмерон не мешал девушке социализироваться и не пытался ограничивать её контакты. А сейчас задумался о том, что знает о них довольно-таки мало, и любой другой мужчина первым делом побежал бы не к бомжам, а к лучшей подружке своей девушки. Но Синклер во многом был уникальным долбоёбом.

Cameron Sinclair, время собирать камни

0

6


http://funkyimg.com/i/2ypCV.gif

Fadi Talibal*

► Имя Фамилия: Алексей Ярмыш**
► Возраст: ~200-100 лет
►Трудоустройство: патологоанатом, либо повар в ресторане (если зарегистрирован), либо криминал, где есть доступ к человечине и легендам. (если нет)

► Вид: легенда
► Легенда: вендиго

► Способности

Превращается в полупрозрачное, высокое существо с острыми зубами. Имеет красивый голос, который в облике вендиго гипнотизирует жертв; ночное зрение и прекрасный слух в обоих образах.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


* внешность меняема, но не хотелось бы
** имя и фамилию можно изменить, но оставить русское происхождение

Алеексей обожает рассказывать о себе. Ну точнее о том, как он причинял боль людям и каким пыткам подвергал их во время второй мировой - для него это самое любимое время, несмотря на то, что служил не верно и не преданно Советской Армии. Он обожал войну и Россию, поэтому сталинские времена - это личная утопия,
о которой Алексей мечтает до сих пор.
Он ничего почти не рассказывал о своем детстве, отмазываясь тем, что не помнит, поэтому единственное, что Глеб о знает о нем: родился и всегда жил сначала в Российской Империи, а потом уже и в СССР, прошел все войны обычным солдатом, пожирающим, как и людей, так и легенд. И почему-то ужасно ненавидел своих родных то ли потому что они издевались над над ним, то ли были слишком добры - как выяснил Глеб, для него это почти одно и то же.
Алексей никогда не впадал в спячку, потому что спячка - это не интересно, безвкусно, да и вообще зачем, когда в мире так много хаоса от которого можно получить наслаждение.
Ганнибала Лектора, как персонажа считает педантичной хренью, что недостойна даже упоминания, потому что "ты либо пожираешь мясо, либо делаешь из себя хуева эстета"
Глеб точно не уверен в том, что Алексей здоров психически, но и обратного доказать было невозможно.
Они познакомились еще в России в в 93-94 годах, когда Глеб только-только перебрался из Магадана в Москву. Сошлись на общей любви к дури и веществам потяжелее и, конечно же, на нелегальном бизнесе опекунши Глеба, в который сам Стрелков предпочитал не лезть. И вместе опускались на самое дно социальной жизни, где было все, включая разбои, грабежи и много-много-много мяса и шлюх, иногда даже мяса шлюх, пока в 2006 году, Глеб не одумался и не пошел в институт. Это, конечно, вызвало много возмущений, попыток вытянуть его обратно из "занудной людской жизни", но попытки провалились, а Алексей вскоре исчез с радаров.
Второй раз они встретились уже в Шотландии год-пол назад. Когда Ярмыш приехал в Шотландию - Глеб не знал, но знал, что тот связал себя прочными узами с Нацией Легенд.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Пол можно сменить, но характер в любом случае должен остаться таким.
Биография почти чистый лист, чтобы было где разгуляться вашей фантазии. Делать ли его психически больным с диагнозом официальным или не очень - решайте вы. Если все же решитесь сделать это, то могу помочь с описанием почти любой болезни.
Обязательно лишь то, что Алексей есть людей, ибо легенда такова (легенд по желанию) и состоит в экстремисткой группировке. Придерживается ли он их идеалов всем сердцем или же просто хочет очередной войны и хаоса - на ваше усмотрение.
Хочется отыграть деструктивные отношения, где Алексей будет пытаться затащить на дно Глеба, который как раз стоит на краю пропасти, и всячески натравливать его на Яна (человека), который терпеть не может Алексея за его поведение и того самого деструктивного влияния. Попытки сожрать человека, попытки заставить Глеба убить Яна, веселые мордобои и постоянная ненависть друг к другу - прилагается.
Эдакий тройничок взаимной ненависти.
Романтические (скорее не очень) отношения либо могли быть где-то в прошлом, либо вообще не было ни с самого начала, ни сейчас.
Хотелось бы, чтобы игрок четко осознавал: тут нет ни романтики, ни вечной дружбы и преданности. Может быть болезненная привязанность, но не более. Они предадут друг друга, как только им станет выгодно, а, если получится затащить Глеба на самое дно, то, скорее всего, Алексей просто свалит.
P.S. связаться с нами можно через гостевую или ЛС

пример поста

Он чувствовал на себе чужие взгляды постоянно и уже давно перестал удивляться этому. Роланд ни раз слышал, что выглядит слишком для священника. Слишком агрессивно, слишком не правильно, просто слишком. Он слышал это даже от старших по сану в этой церковной иерархии и от сестер, но не понимал сути проблемы. И раз так, то претензии следовало раздавать совсем не ему, а тому, кому они служили в этой Церкви день и ночь, ведь именно он наградил Роланда такой внешностью.
Но все равно это раздражало, особенно первое время Эти взгляды - они смущали священника, что вырос в приюте при церкви, а дальше учился в католической школе. Ведь там, где все дети были практически закрыты от мира, не получалось в должной степени научить их правильно социализироваться и реагировать на перемену среды, поэтому выход в свет, а точнее, учеба в институте очень сильно сказались на его нелюдимости. Там было слишком много людей, которые смотрели вот так нагло, оценивающе, словно он был куском мяса на прилавке. Но высшее образование было слишком нужным в их время, поэтому Роланд терпел, нашел кого-то более менее нормального в этом потоке нескончаемых пороков и отжил свой срок в институте.
Возвращение в церковь, где всегда была спокойная атмосфера и веяло каким-то своим уютом и теплом, радовало. Правда и там эти взгляды не прекратились: священники, прихожане, просто прохожие - они будто издеваясь над ним. И именно тогда Рендмонд понял, что в самой Церкви тоже скопилась та гниль внешнего мира, от которого их так тщетно и упорно пытались уберечь.
Но постепенно Роланд стал понимать, что теперь эти взгляды не так сильно волновали его, как в самом начале служения Церкви, как в самом начале учебы в институте. Пришло своеобразное смирение, что растекалась по сознанию, окутывая его, словно защищая от внешнего воздействия. Такая защита более чем устраивала мужчину, который се еще учился, но с успехом, ограждаться от внешнего мира, погружаясь в мир более достойный и реальный лично для него.
Рендмонд не был сильно верующем, несмотря на то, что соблюдал все обеты и воздерживался от грехов - особенно от гнева, который влиял на него сильнее многих - не призывал запретить аборты или убивать неверующих и даже положительно относился к гомосексуалистам, потому что все они были творениями Бога, а все их поступки продиктованы лишь его волей. Даже оступившийся человек имел шанс на прощение. Не каждый, конечно, но тот, кто не нарушал десять заповедей, которые в нынешнее время немного видоизменили себя, так точно заслуживали.
Но несмотря на его не сильную веру, оставаться в церкви ему казалось на много лучшей идеей, чем выходить во внешний мир. Так было проще, так было легче и спокойнее.
До определенного момента.
Он и правда уже забыл это ощущения липкого страха, который растекался по телу, забыл мурашки, бегущие по спине и нервное учащенное биение сердца. Он знал этот взгляд - взгляд похоти, взгляд оценивания товара. Он чувствовал его всем своим естеством, но вот только не понимал, кто же источник этого чертового взгляда. И так сложно сказать, когда все это началось, ведь привыкший к изучению, Роланд почти не обратил внимание на эту досадную вещь.
Он надеется, что вскоре все прекратится, молится Богу, сетует на свою паранойю, но ничего поделать более не может. От ладана все чаще и чаще начинает болеть голова, а гул прихожан заставлял немного нервничать.
Ему кажется, что взгляд он чувствует ни один раз, а каждый чертов день непрерывно, но этого просто не могло быть.
А Бог так не смотрел на своих сыновей.
Он немного пугается, когда рядом с ним оказывается высокий мужчина - выше него это точно - и весь в татуровках. К ним он тоже относился снисходительно, как и к пирсингу на теле, но не может не ответить, что руки человека очень выгодно смотрелись в этих рисунках. Чересчур выгодно.
Пугается, но все же берет себя в руки, кивая прихожанину.
Роланд вспоминает его не сразу, но все же вспоминает: он не помнит когда точно стал появляться у них этот человек, но с каждым днем он видел его все чаще и чаще в Церкви, что не могло не радовать. Люди, которые пришли к Богу даже в таком возрасте все равно были любимы им, как и всеми священниками. Так приятно было осознаваться, что для поколений, которые считались атеистами, все было не потеряно и что были те, кто не оставлял церковь и Бога.
- Да, сын мой?
Он немного удивляется затянувшемуся молчанию, но тепло улыбается мужчине перед ним, пытаясь придать себе более дружелюбный и умиротворенный вид, чтобы снять напряжение, искрящееся в воздухе.
И пускай кажется, что напряжен был только он.
Рендмонд опять чувствует этот взгляд, но не понимает откуда. Легко ежится, но улыбки не убирает с лица, слушая прихожанина, чьи слова вызывают сначала легкое недоумение, а после удовлетворение. Улыбка становится еще шире и мягче:
- Любой желающий, сын мой. Простите за бестактный вопрос, но я заметил вас совсем недавно. Вы хотите стать католиком? Или вы просто переехали в этот город?

0

7

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №5
02.10.2017 - 07.11.2017

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ну что за странная привычка таскать людей за шкирку?! Ну заведи себе кота, щенка, ребенка, на крайний случай, и таскай его так сколько угодно. А вот его, двухсотлетнего почти бугимена – не надо.

Tyler Anderson, look away


Никто другой не смог бы ненавидеть его так же сильно, как он сам ненавидел себя, но зачем об этом знать хоть кому-то?
Он думал, что справится с чем угодно. С уходами из жизни, с потерянным контролем там, где еще недавно все было легко и понятно, с требованиями, возрастающими, казалось, с каждой секундой, с неоправданным доверием, с дочерью, лежащей под капельницей с кислородной маской.

Walter Shaw, trying my best


Теперь это казалось почти смешным - мелочная суета, -  в чём-то наивным, вспоминаемым с плохо скрываемой ностальгией по местам, которых уже не было; люди, которые тогда вершили судьбы, сейчас оставались только именами в старых письмах, тщательно собранными им в отдельную папку, и бережно хранимыми.

Helge Langenberg, don't look!


Эдинбург, её единственная отдушина и дитя, всё это время лечивший её раны, по крупицам дававший подсказки, как вернуть память, он же стал её тюрьмой. Она не могла сбежать за его пределы, не могла уйти далеко – это тот тип разлуки, который невозможно пережить. Не в её случае. В таких отношениях, как у неё с городом, разрыв всегда губителен для одной из сторон, и вряд ли Эдинбург падёт без неё.

Agnes Wanlockhead, время собирать камни


Города, страны, отели, залы, клубы… В какую-то минуту с почти болезненной ясностью осознал, что не так уж и важно, где конкретно можешь проснуться, ведь это место тоже станет лишь маленькой, пусть и яркой, точкой на личной карте, чертящей путь к другой точке, а там и к третьей, четвертой… Места были неважны, являясь только короткими остановками между новыми впечатлениями, новыми историями, а если так, то и к чему прирастать к ним, тянуться сквозь время и расстояние, тратя душевные силы на подобные привязанности.

Martin Bertrand, Eyewitness


Спать хотелось больше, чем жить, жить вообще ну как-то не особенно хотелось на самом-то деле. Ночь катилась к утру, а по утрам Энди в человечество и светлое будущее мира не верил.

Andrew Bennet, arsonist's lullaby


Как будто он железный, как будто бы и сам со всем справится. Он держится так, как будто не перегорел лет двадцать назад, не сломался в своём беспросветном одиночестве.

Dominic Welsh, I hate everything about you


В каждом ирландце живет герой. И, чем старше ирландец - тем бОльший герой скрыт под личиной рубахи-парня.

Duane O'Grady, protege moi


Уолтер сломал не только свои стены. Взрывная волна повредила и мои. Те, за которыми можно было прятаться. Из-за них можно было видеть мир так, как мне захочется, рисовать свою реальность за их пределами, прятаться, когда не хочется никого ни видеть ни слушать.

Mabel Shaw, trying my best


И вот сейчас, лёжа на этой больничной койке и рассматривая женщину, сидящую рядом, Магда пыталась понять, какие ж это неисповедимые пути Господни привели её к ситуации, в которой Вайнона – её контактное лицо на случай непредвиденной ситуации. В голову приходила только буддистская концепция о грехах прошлой жизни, за которые надо расплачиваться в этой, параллельно нарабатывая себе очки кармы для следующей.

Magdalene Cryst, Quiet Storm


Уже ближе к пожарной лестнице я начинаю переваривать ситуацию, и ко мне возвращается дар речи. Мы бежим… ну как бежим. Грациозно скачет мой муж, а телепаюсь следом, ведомая за крепко сжатую ладонь.

Mary Holden, they had it coming


Что она имеет на данный момент?
Полное отсутствие сил, совершенное истощение, разбитые колени, не заживающие ссадины (но ведь даже с ее уровнем регенерации что-то уже должно было зажить), эту чертову шишку на затылке, запекшуюся кровь на разбитой губе. Однако не без удовольствия немного ранее она обнаружила чужую кожу под своими ногтями. Маленькая победа, которая радовала и пугала одновременно.

Sidney Yang, do you see what i see


Надо было, черт возьми, настаивать на своем.

Thane Darkwood, в перронах мемфиса высечен ритм


Кудрявый брюнет осмотрел юную мисс с ног до головы, поняв, что перед ним стоит ребёнок. Школьница, которая стала случайным свидетелем. Множество фильмов так начиналось и не очень хорошо кончалось для школьниц.

Ace House, Elementary?


Сколько бы лет не прошло, как бы общество не относилось к эльфам, она всегда будет ощущать себя "не такой". И уши самый главный недостаток изобретательницы. Но что имеем, то и любим. А без любви к себе любить кого-то не получится.

Etta Bishop, Облачно, возможны осадки в виде драконов


Но самое интересное началось, когда Сью обнаружила, что она такая не одна, что мир полнится иными удивительными существами. Сказки, в которые еще ребенком она почти не верила, оказались былью, а мифы, собранные кем-то когда-то, живут среди людей, скрываясь в тени, бережно храня свои истории и перерождаясь с новым витком веры. Любопытство начало гореть в ней светом камня-талисмана, а знания о другой стороне жизни, стали истинным сокровищем, для накопления которых женщина путешествовала. И если раньше, до собственных метаморфоз, уставшей от войны и потерь, ей казалось, что однажды она сможет остановиться, то теперь - нет.

Susan Holm, do i wanna know?


В этом была их полная противоположность друг другу - Леона строила дом своей мечты там, где ей нравилось, и была готова пойти ради этого по головам, Агнесс же искала место, которое могла бы назвать домом, и задерживалась там до тех пор, пока само присутствие ей не начинало претить. Маленькая речная мокрель, которая плывёт по течению до первого пруда, обживает его, но как только кристально чистая гладь заполняется сточными водами она бежит прочь, ища причину такого поведения не в месте, к которому привыкла, а в себе, наивно полагая, что так будет легче.

Leona Parker, convince me


Он не блефует, потому что действительно может пробудить желание резни, и пусть это может быть сложно, ведь люди веры - как русская рулетка: никогда не знаешь, на кого наткнешься - на истинного праведника, которого темные мысли посещают настолько редко, что даже не регистрируются подсознанием, или на педофила в рясе.

Matei Malea, Если война...


Для него это было просто – не стычка, не склока – лишний повод покрасоваться, показать себя. А у Ричардса стоял такой ком в горле, что оно моментально пересохло и сглатывая слюну, он болезненно ощутил движение кадыка. Ребра заныли от напряжения. И ему бы уйти, но он заставил себя стоять и смотреть.

Ian Richards, you should wear your nametag


Спасаемый то ли пищал, то ли сипел, будто на грудь ему взгромоздилась огромная жаба и душила, а значит с него толку не будет. Это поняли и задиры, имевшие в больном свете фонаря какое-то гиенистое выражение на лицах. Почуяв слабину, они залаяли громче, решив, что и Нора хорошая такая мишень. Ой зря-я-я...

Nora-Jane McClane, Тишина в библиотеке!


Исчезает она незаметно и под русский рэп, что звучит в наушниках у Стрелкова - Глеб считает, что опустился достаточно, чтобы позволить себе слушать такую музыку - с ней так же незаметно исчезает субординация, чувства меры и контроль.

Gleb Strelkov, Консультанта (не) приглашали?


Ее проблема представляла собой нечто более простое.
Ли Флаэрти не торопливо шла по коридорам с раздражающе оранжевыми стенами (и кто додумался?), с тоской поглядывая на каждые кушетку или стул. Она мечтала присесть, а лучше прилечь, и досмотреть прерванные сны, но сегодня было слишком много «надо», не позволяющих уступить лени и плюнуть на все на свете и на лучшего друга в том числе. Одна такая небольшая уступка, очень часто для совпадения, оборачивалась проблемами большего размаха чем, если бы она не ленилась.

Lee Flaherty, Измельчи истину и выпей с водой


Сепаратисты из Глазго снова составили манифест о выходе Шотландии из состава Великобритании.
Шурх. Клик.
Парламент внёс коррективы в размеры медицинской страховки пострадавшим от несчастных случаев на производстве, связанном с рыбной промышленностью.
Шурх. Клик.
Тито лениво ковырнул вилкой стейк из сёмги, лежащий на тарелке перед ним, наугад разделил его пополам, аккуратно вытащил косточку и отодвинул на край тарелки.
Что-то эти русские опять творят в нейтральных водах.
Тито кликнул по кнопке паузы и вежливо вытащил наушник, когда к его столу подошёл официант.

Tito Maric, ballad of a politician


Недавно нанятая девушка ничерта в ней не смыслила, а её диплом явно был чистой воды подделкой. У Дейна такого диплома в коллекции бесполезных высших образований не было (как показывала практика, еще ни одно из них не дало тех знаний, которые давала сама жизнь), но он, кажется, разбирался в вопросах отчетности и баланса лучше, чем эта круглолицая рыжеволосая дева с веснушками, которые, кажется, были везде. Ну нет, там он, конечно, не проверял, поэтому с уверенностью сказать не мог, но все видимые части были просто усыпаны ими. Впрочем, нет никакого времени и желания отвлекаться на веснушки, когда у тебя прошлый месяц не закрыт уже неделю.

Aden Bright, should auld acquaintance be forgot


Признаться, заложила бы она его не раздумывая, если бы только не предполагала, что это повлечёт за собой душевные терзания друга.
- Нет, этот гад и так причинил ему слишком много страданий. Не хочу, чтобы он ещё и в тюрьму к нему ходил на свиданки!

Amelia Brand, работа - не волк, работа - ворк


У него были секреты, разумеется, у него всегда были секреты, закрытые темы, неприятные воспоминания, словами все получалось сложно и из рук вон плохо, напоминало постоянный стук в запертую дверь, даже не запертую - замурованную с той стороны, открой и упрешься в стену, которую ни пробить, ни сломать, сколько руки ни сбивай.

Callie Marsh, sacrifice


Казалось бы, невинное желание увидеть просто огромное количество цветов, но сколько людей на земле молятся о подобном? Не о деньгах, не о здоровье даже, не об избавлении от несчастий, а просто о хорошем сне.

Alessio Monti, недолог день земной - наступает вечер


Просто она уже давно привыкла к мысли, что живет в мире причудливом, непостоянном и переменчивом, полном самых невероятных чудес – спасибо бабуле, твердившей о магии вселенной, музыке небесных сфер и прочей подобной дребедени.

Ellie Nightwing, Сияние чистого подоконника


- У вас такой лёгкий чемодан, мисс. Словно там почти ничего нет, - заговорил таксист.
- Мне ничего и не нужно, - отозвалась она. - Вещи имеют привычку появляться сами.

Isla Ross, Should auld acquaintance be forgot


И это имя… Ларс? Почему Ларс? Эти четыре буквы алфавита, сложившись вместе, отчего-то острым ножом резанули по барабанной перепонке. Он шутит? Смеется над ней?

Ivonne Brooke, One, Two... Freddy’s coming for you!


Она кивает — снисходительно, всё по чесному — каждый из нас красуется как может, что зверь, что человек (ну же, в чем разница?). А как иначе, если ничего больше не остается: по локоть в чужую душу залезешь по локоть и вылезешь без ногтя, а там ничего нет, кроме того, что оставил сам (может, никогда и не было).

Jadwiga Skowronska, red right hand


Даже сердце ухнуло вниз с большим запозданием, только когда мозг сопоставил все факты и определил, что некто на заднем сидении, которого там, определенно, быть не должно, ему явно угрожает, а значит, что этот кусок металла, что недвусмысленно упирается и холодит затылок, ничто иное, как пистолет.

Roderick Blair, so falls the world


Там были особые номера, такие, о которых знали только трое. Кики, Саймон и одна горничная, которая работала только в этих номерах и за свое молчание получала хорошие деньги, а за любую попытку что-то кому-то рассказать могла получить кухонный нож в спину. Кикимора была добра к своему персоналу...

Kiki Mora, They're coming for me


- Королек-птичка певчая? - хмыкнула Хольм, откидывая карандаш и рывком поднимаясь со своего рабочего места. Теперь можно и поглядеть, как огненный птиц барахтается в лужице.

Kodan Holm, Кто замутил воду?


И даром, что некоторые кличут ее Раздором, Лили даже забавляло это человеческое умение забывать на время обо всех невзгодах и проблемах, то пускаясь в пляс, то поддаваясь чревоугодию, то беспорядочно сношаясь. Было в этом что-то заранее трагичное и обреченное, хотя поэты и воспевали это совершенно в ином свете.

Lily Maure, once upon a december


Козьим вампиром быть оказалось менее накладно, но и менее престижно. Красотку такими способностями не очаруешь. Привет, милашка, я пью кровь, да, я самый настоящий вампир. Только не человеческую, смотри, я ещё и довольно этичный вампир! Фу, что значит, что у меня с козами?! Я просто пью их кровь! Да, я такой. А ещё я на самом деле выгляжу, как пернатый кенгуру, а не как Том Круз! Мне очень жаль. Пока, милашка.

Jayden Kelly, Клиент всегда прав?


Интересно, кто тебе должен был открыть? Самый свеженький труп?
Судя по увиденной перед собой картине, ему бы скорее открыл действительно труп, а не судмедэксперт, выглядевший так, будто только что встал. Ну, цвет лица уже обнадеживал.

Johann Bayer, Консультанта (не) приглашали?


За все существование Джозефа, он не раз задумывался о том, как бы круто было вернуть время вспять и сделать все иначе. Он конечно же спас бы свою первую жену. Он конечно же стал бы учиться еще усердней, чтобы работа была не просто прекрасной, а превосходной. Он конечно же не позволил бы себе делать глупостей. Он конечно же.. не выгнал бы её из дому?

Joseph Brand, Прошлого не вернуть, а от будущего не убежать


Мерзкое, гадостное чувство, словно мысли, которые были годами тщательно рассортированы и разложены по полочкам с именами трёх личностей и подписаны аккуратным шрифтом «Ларс», «Марк» и «Оливер» тряханули со всей силы, превращая в однородное безобразное месиво из чувств и эмоций, обрывков каких-то событий и ощущений.

Lars Holm, Разборки питерские


«Что ж ты, зараза, делаешь», - думал Лютер, покачивая в руке чашку с еще, к счастью, горячим грогом. Рома там было многовато, чтобы напиток честно назывался грогом, но в детали Легран предпочитал не вдаваться.

Luther Legrand, what a wonderful world


Надо пить, пить, пить и ещё немного пить. Хотя какое немного? Нет, пить надо с размахом.

Matt Draven, Как-как ты меня назвал?


«Если я не сдохну тут к концу смены», - рассуждал он, сидя у барной стойки и глядя на медленно появлявшихся уже с утра людей. – «То точно напишу посвященную себе же хвалебную оду. Думаю, я буду ее достоин».

Newt Baker, Клиент всегда прав?


Я верю в чудеса. Это, конечно, несложно, когда ты самый настоящий дракон, но всё же мне нравится думать, что в любой момент может случиться нечто невероятное, какая-нибудь сумасшедшая история, из тех, про которые пишут в книгах и снимают фильмы. И Эдинбург раз за разом подпитывает эту веру.

Oliver Campbell, Облачно, возможны осадки в виде драконов


Ты ведь не любишь его? Боишься, или что? Тебя так легко вывести из равновесия. Повеселимся же.

Prince Monroe, you should wear your nametag


Некоторое разочарование сменилось вполне себе теплым отношением к парню, Салли перестала распускать свои феромоны и смирилась с тем что «ну нет». Хотя, конечно, было обидно, даже не столько за себя – за державу: такой генофонд пропадает!

Sally Marshall, parle-moi


Господни, но почему у нее так мало мозгов? Неужели все ушли сыну?!

Richard Bellum, Как сквозь землю


- Веришь, если я скажу, что мне плевать на правила хорошего тона и общий этикет?
Ремингтон всё же убрал пистолет, едва закончив фразу, показывая свою готовность идти на компромиссы, если собеседник пойдёт на них первым.

Riley Remington, so falls the world


Пожалуй, он никогда не видел Манна, следящим за своим стилем, хотя не то чтобы Стю каждый раз разглядывал (с чего бы, да?).

Stuart Hailey, Haters gonna hate!


Пассивно-агрессивный Зверь Апокалипсиса с приступами маниакальности - это вам не домашний кастрированный котик.

Tate Archer, Die, die my darling


А может, Томас вообще завалится в ночной клуб? Нет, не в три часа дня, в три часа дня он будет высыпаться перед ночным клубом! Кто-нибудь да поверит, что ему двадцать один, мало клубов, что ли…

Thomas Mann, Haters gonna hate!


Вот что он ей ответит?  Эхэй, я крылатая тварь, что орет в глухой ночи и пугает соседских кошек?!

Zhou Sun Fei, Somebody told me...


Для Миллер было чем-то неслыханным – так себя запустить. Не на галерах же работает ее племянница? А не наркоманка ли она часом?! Из тех отъявленных, со шприцами и диким взглядом.

Winona Miller, Quiet Storm

0

8


http://funkyimg.com/i/2xYU9.gif http://funkyimg.com/i/2xYU8.gif
Ryan Reynolds

► Имя Фамилия: на выбор
► Возраст: 68-75 лет
►Трудоустройство: владелец собственного охранного агентства, по старой памяти координатор, тренер и начальник охраны Шоу, личная сиделка на полставки

► Вид: существо
► Легенда: волколак/бералак

► Способности

обращение в волка (или медведя), огромные сила и скорость, способность полностью сохранять разум в животном обличии, замедленное старение

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Hello, Children.
Would you like to hear a story? Well okay then.
Let me tell you a story about
One motherfucker, two motherfuckers, three motherfuckers, they were born to roll.

Хочешь, я расскажу тебе историю про одного мальчика? Мальчика, который в старших классах пробудился как легенда, который был слишком напуган, чтобы даже самому себе признаться в собственном страхе. Мальчика, который подавал надежды в спорте и который не нашел ничего лучшего, чем появившиеся силы пустить по не слишком хорошему пути, связавшегося с компаниями, про которые даже родители детям не говорят - боятся.
Я помню, как тот напыщенный мальчик почувствовал себя настолько сильным, что решил добывать деньги в оправляющемся от войны мире насилием, совершенно не боясь получить сдачу. Помню, как все тот же мальчик не умел даже пистолет правильно держать, а угрожал им так, будто был лучшим стрелком во всем чертовом Эдинбурге. Глупый мальчик, уверенный, что собственная банда - это круто, что возможность оборачиваться зверем - это круто, что других таких в округе нет, и скоро весь город встанет перед ним на колени, чтобы расстегнуть его ремень и отсосать.
В общем-то, у того мальчика могло все получиться, если бы его потрясающая банда не состояла из форменного отребья, и расстановка сил в Эдинбурге уже была произведена, разумеется, никто не хотел пускать каких-то молокососов.

Oh my. They’re having quite an adventure.
Let’s turn the page and see what the fuck they do next.

Я нашел того мальчика еле живым у горящего склада, он жутко скулил и пытался вернуться в свою человеческую форму. Маленький мальчик, в одночасье потерявший все и из последних сил хватавшийся за жизнь. Можно ли сказать, что это основательно сбило с него спесь? Конечно, следующие несколько месяцев он был совершенно подавлен, прекрасно понимая, что стоит хотя бы объявить о том, что выжил, это в ближайшее время исправят. Просто потому что никто не любит оставлять дела незаконченными.
Что я сказал тогда тому мальчику, не напомнишь? Кажется, я сказал, что он полнейший осел и слабак, но мы сможем это исправить. Я всегда помогал "своим", легендам, относящимся к моей культуре, но здесь больше играло не это, точнее, не только это. Тот мальчик просто не осознавал своей силы, не умел ей управлять, и в нем я видел себя юного, нельзя было ему дать наломать тех же дров, что и я когда-то.
Я воспитывал его как сына, относясь при этом как к равному, мы стали почти настоящей семьей. Сейчас, конечно, язык не поворачивается назвать его "сынок", максимум "брат", слишком многим я сам стал обязан тому, кого "вырастил". Сколько раз этот мальчик, как-то незаметно ставший мужчиной, спасал мою собственную жизнь и решал проблемы. Мои, его, наши общие. Мы через многое прошли вместе за те полвека, что знакомы, его номер - единственный, который я помню наизусть и на который звоню, когда оказываюсь в полной заднице, ему же звоню, когда хочу поделиться радостью. Он, в свою очередь, благодаря мне открыл собственное агентство, наладил жизнь и разбогател, я до сих пор помогаю ему во многих сферах и никогда не отказываю.
Узнаешь героя истории? В смысле, я все еще тебе должен за тренировку этих малолетних остолопов? В смысле?!

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Сам концепт изменяем, но мне бы хотелось видеть его именно таким. Юморным, временами довольно жестким, временами чрезмерно эмоциональным, изрядно побитым жизнью в прошлом, а ныне процветающим. Главное, что к своей жизни он относится с юмором, с Кощеем находится на одной волне и серьезно считает, что даже костлявому Бессмертному нужна охрана, а лучше него этим никто не займется.
Историю до встречи с Кощеем можно изменить, все обсуждаемо, я не кусаюсь и в целом очень даже лоялен. Без игры в любом случае не останетесь, потому что такого потрясающего парня как минимум половина форума будет на руках носить. Серьезно, есть пруфы и ожидающие.
Так что приходите, не пожалеете.

читать про легенду

Волколак – человек, способный превращаться в волка (медведя). Волколаком можно стать добровольно и против своей воли. Колдуны часто превращают себя в волколака, чтобы обрести силу зверя. Они способны превращаться в волка и обратно в человека по собственной воле. Для этого колдуну достаточно перекувыркнуться через пень, или 12 ножей, воткнутых в землю острием, при этом если за то время, пока маг был в обличии зверя, кто-то вынет хотя бы один нож из земли, то колдун уже не сможет вернуться обратно в человеческое обличие.
Человек может обратиться в волколака и после проклятья, тогда проклятый не способен сам вернуть себе человеческий облик. Однако ему можно помочь: для того чтобы снять с человека проклятие его надо накормить освященной едой и накинуть на него одеяние, сотканное из крапивы, при этом волколак будет всячески сопротивляться этому обряду.
Отличить волколака от волка можно по задним конечностям, суставы у оборотня остаются человеческими и подобны коленям. В человеческой же форме волколака можно отличить по волосам на голове, которые напоминают волчью шерсть. Во время солнечного или лунного затмения волколаки не в силах сдерживать себя и часто впадают в неистовство против своей воли.
Волколаки обитают в лесах рядом с селениями, днем они живут среди людей, ночью же охотятся в лесу. Но иногда некоторые особи уходят далеко в лес и предпочитают жить отшельниками далеко от остальных людей, боясь причинить им вред.
Волколаки не обладают сверхъестественной живучестью, и их можно убить обычным оружием, однако после смерти оборотни превращаются в упырей и вновь восстают, чтобы отомстить своему убийце. Чтобы не произошло подобного обращения оборотню необходимо запихать в пасть три серебряных монеты в тот момент, когда он будет умирать, либо пронзить сердце колом из боярышника, когда волколак находится в человеческой форме. ©

пример поста

- Ya tebya ne zastavlyal. - Зачем-то скрипит Кощей под хруст собственного тела. Скрипит в прямом смысле, потому что голос его был в тот момент похож на противнейший скрип двери, которую не смазывали добрую сотню лет и вообще открыли с трудом. Шея затекла, конечности можно было переставлять только с посторонней помощью, в рот как будто грязных носков набили (а нет, простите, это не ворочающийся язык, отбой тревоги), а окружающему миру явно прибавили контрастности, иначе почему все так ярко. И если Шоу когда-нибудь жаловался, что из-за регенерации почти не чувствует похмелья, плюньте ему в лицо. Впрочем, нет, не стоит, ему и так достаточно хреново, лучше принесите водички и насыпьте льда прямо в рот, спасибо.
До него не сразу доходит, что ответил он на русском автоматически, а когда доходит, Уолтер уже пытается подняться с узкого дивана, хрустя коленными суставами и случайно роняя табурет, на котором, собственно, лежали его ноги. Ему даже не хочется знать, как и зачем он решил уснуть в такой позе, потому как что-то подсказывает, что это был не самый умный его поступок. В спину словно кол вставили, разгибаться приходится с таким трудом и треском, что, кажется, он перебудил всех в округе. В единственное окно бьет солнечный свет, кажущийся невыносимо ярким, а сфокусироваться на разбросанных вокруг телах удается далеко не с первого раза. Трое на полу, какой-то потрепанный жизнью матрас, пара одеял, знакомые лица, чьи-то носки, цветастые тряпки, облезлый кот доедает что-то из перевернутой тарелки, незнакомое лицо, знакомые конечности.
В какой-то момент Шоу ползет взглядом по развалившемуся на полу Андрею (и он бы с радостью к нему присоединился, пол-то, наверное, прохладный) выше к тому, на чем тот по всей видимости лежал и давится воздухом. Со стороны, учитывая его зеленый цвет лица, это, наверное выглядит так, будто Кощей решил то ли проблеваться, то ли задохнуться, на деле же он смеялся. Похрипывая и морщась от отдающейся по всему позвоночнику боли. Знаете, как бывает, ты вроде и не помнишь ничерта, а потом смотришь на что-то и такой "ах да, точно, было-было". Вот так сейчас Уолтер, превозмогая боль в спине, тошноту и гудение в висках, смотрел на Доминика, который общими стараниями растерял большую часть своего волосяного покрова в пути к месту назначения. Вспомнить как, зачем и куда именно они летели (он был уверен, что летели, потому что отчетливо помнил салон своего скромного самолета) не представлялось возможным, зато как наяву всплывали отрывки вполне себе веселых и жизнерадостных моментов.
"Давай, брей, коленки не пропускай, и выше, выше тоже",
"Huya ti volosatii, gospodi",
"А на груди давайте хуй оставим, прикольно же",
"Спину не забыли?"
"Da iz etogo mozhno escho odnogo petuha sobrat'"

Реплики и низкий смех, нежно отдающий гопником из неблагополучных районов Эдинбурга, политик помнил так же отчетливо, как и то, что побрив Уэлша (простите, доктора Уэлша, что вызывало еще больший смех), все резко устали и разом отвлеклись на что-то более интересное, а потому, как оно обычно и бывает на таких мероприятиях, очередь на выбривание ненужных частей резко рассеялась, энтузиасты рассосались в тумане, а единственная жертва, кажется, не особо расстроилась. По крайней мере, так думали остальные, что способствовали самому процессу.
- Ребят, я, кажется, умер и воскрес. - Он все еще скрипит, не в силах прочистить горло и едва ворочая языком, но к тому моменту уже сев на несчастном диванчике, что еще минут десять назад служил ему кроватью. Икры неприятно покалывает и приятно холодит ступни от пола одновременно - странное чувство, ни встать, ни двинуться. Колдун морщится, подавив последний околоистеричный смешок и рассматривает уже себя. Ну, у него, по крайней мере, волосы на ногах еще были, и в этих волосах пятнами была запекшаяся кровь. Или кетчуп. Отковыривались они, по его опыту, одинаково. Под короткими и поломанными ногтями грязь, на левой руке местами лак (они тут маникюрный салон устраивали, что ли), а в боку все еще колет как-то ну уж сильно неприятно. Проверка на ощупь показывает наличие засохшей и явно почти заросшей раны, в кетчуп верится все меньше. Где-то совсем рядом ворочаются воспоминания о происхождении лишней дырки в его теле, но ухватить их не то что не получается, просто нет сил на что-то столь масштабное. Пока он не выпьет воды или не почистит зубы как минимум. Шоу все еще морщится, открывает и закрывает рот, высовывает язык и всячески пытается то ли мысли в кучу собрать, то ли окончательно воскреснуть.

для бодрости и вдохновения

0

9


http://78.media.tumblr.com/e00d75912d34994d3b48f4ac1b955ba9/tumblr_nxyqogyNNc1u2tigto2_250.gif http://78.media.tumblr.com/35c40a99bfb5e2c6eef0c60c488b9fb5/tumblr_nxyqogyNNc1u2tigto3_250.gif
Michelle Gomez

► Имя Фамилия: Lorna McGraw | Лорна МакГроу
► Возраст: около 500
►Трудоустройство: Адвокат по делам наследства. Также ведет дела Моры и ее мотеля.

► Вид: Легенда
► Легенда: Ирландская мифология; Банши

► Способности

• Способна издавать очень громкие звуки, которые оглушают врагов.
• Может менять облик со своего нормального на жуткую грязную старуху со спутанными черными волосами, одной единственной ноздрей и выпирающими передними зубами, или белокожей молодой девушки с длинными огненно-рыжими волосами. Старуха предвестник скорой смерти того, кто ее увидит, а девушка сообщает о том, что умер кто-то из родных или друзей.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Лорна родилась в Ирландии. Не смотря на укрепление в центре страны власти христиан, в маленьких городках и деревнях в самых дальних уголках все еще процветало язычество и старые поверья.
МакГроу стала жертвой такого поверья. Ее муж под влиянием общей истерии и собственного безумия и ревности, уверился, что его жена, внезапно заболевшая простым бронхитом, это подменыш. Девять дней ее мучили различными снадобьями, пока она не исхитрилась и не убедила мужа ее освободить. Однако даже уже через несколько часов мистер МакГроу обезумел окончательно. Он избил ее до полусмерти, желая выгнать из нее фейри, но ему не удалось.
Она была не Подменышем, а Банши. Осознание пришло в тот момент, когда МакГроу кричала и звала на помощь. Ее крик усилился до того, что она оглушил мужа и только это спасло ей жизнь.
Ее мужа судили и отправили с бедлам, как невменяемого, а Лорна уехала в Дублин.*
С Кики они познакомились в 1943 в небольшом городке в Ирландии. Мора пела в пабе, а Лорна отдыхала там со своим очередным временным ухажером. Они быстро нашли общий язык и очень долгое время их связывало нечто большее, чем просто дружба двух одиноких женщин, проживших не одну сотню лет. Сейчас они очень близкие подруги. Мора доверила дела своего мотеля Лорне, так как сама с юридических вопросах не разбирается от слова совсем.
Лорна закончила университет в Эдинбурге, получила степень и право вести частную юридическую практику, и сейчас занимается делами о наследствах.
У нее есть приемная дочь, Дианна МакГроу, и нет мужа, потому что кому он нужен.
МакГроу жесткая, в какой-то мере жестокая и опасная женщина. Она умеет стоять на своем, и может доказать любому что у нее яйца куда крепче, чем у половины ее коллег. Как легенда Лорна предпочитает не афишироваться и вести себя как можно тише из соображений собственной безопасности.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Лорна полностью самостоятельный персонаж. Вся ее история, как и легенда, обсуждаемо. Единственное, что мне хотелось бы оставить это профессию, внешность и связи с Кики и приемной дочерью. Я не привязываю Лорну к себе, но если что не брошу ее на произвол судьбы. Поиграю, пообщаю и обеспечу графикой.
* Что она делала после переезда в Дублин и до встречи с Кики полностью на вашей совести, я вам доверяю.

пример поста

Телефон снова отозвался вибрацией, и Мора снова закатила глаза, даже не собираясь читать очередное истеричное смс от Саймона. Ее поездка в Лондон была внезапной прихотью и попыткой вырваться из трясины в прямом и переносном смысле. Она устала от мотеля, устала от тех, кто там живет и работает. Поэтому все упало на плечи ее администратора и Саймона, который при его характере к возвращению Кики приготовит ей на ужин одного из постояльцев, а остальных засолит на зиму.
Вопреки всем легендам и верованиям славянских народов, не все кикиморы добрые, не все кикиморы просто балуются шалостями, вроде воровства мелочей, и далеко не все кикиморы любят болотную сырость. Мора была из тех, кто предпочитал сухость, тепло и уют. Хотя порой у нее просыпалась ностальгия, и тогда ее можно было найти пьяненькую в какой-нибудь чащобе под ручку с Лихо и с поседевшими случайными гостями этого леса. Но обычно Кики любила сидеть в своем тепленьком мотеле и порой по ночам развлекалась запугиванием постояльцев. Хотя после казуса с Марьей, она теперь тщательно проверяет, кого собирается пугать. С тех пор на ее блондинистой голове тоже появилась парочка седых волос.
Осмотр достопримечательностей Лондона не входил в ее культурную программу, ибо в ней были исключительно бары, пабы и алкогольные магазинчики. Ну, возможно, еще парочка супермаркетов с одеждой. Кэтрин не была баснословно богата, как ее старый приятель Кощей. Старый не потому что он старый (хотя он РЕАЛЬНО старый!), а потому что они уже достаточно давно знакомы. Но она могла позволить себе потратить приличную сумму денег и порадовать свое девичье сердце, заключенное в не очень девичье тело.
Паром двигался до ужаса медленно, хотя стоит отметить, что виды действительно открывались впечатляющие, и Мора даже сделала несколько снимков на телефон. Будет потом что показать. Не только же счетами за выпивку хвастаться перед вурдалаком и остальными. Она сразу же отмела идею устроиться в бортовом баре, потому что там уже бушевала толпа людей, которых Кики старалась избегать. Поэтому ее вполне устроили пластиковые стульчики на корме. Кики лишь порой морщила нос, когда из кафешки доносились дикие крики, рыдал ребенок и раздражала музыка. Она любила Битлов, но в классическом их варианте. Кикимора даже была на их концерте в Манчестере, поэтому сейчас ремикс, который звучал из колонок, заставлял ее уши едва ли не кровоточить.
Милоту в розово-белом цвете Кики заметила сразу. Чудесное создание, которое приковывало взгляд, но Мора научилась доверять чутью, а оно подсказывало ей, что создание не так уж и проста, как может показаться. Поэтому Кики лишь периодически поглядывала в сторону соседки по желанию оказаться в тишине и покое.
– Угощайтесь, - Мора чуть подалась вперед, протягивая девушке тлеющую сигарету. Курила Кикимора много, очень много. Будь она лошадью, это бы ее убило, наверное, но она всего лишь чудище болотное.
– Стадо баранов, - с явным отвращением прокомментировала Кики появление на палубе разгоряченных футбольных фанатов. Сама мора к футболу не то чтобы была равнодушна, она просто не понимала смысла этой игры. Двадцать два здоровых мужика полтора часа бегают по зеленой травке и пинают мячик, а им за это еще и здоровенные деньги платят. Кэтрин этого не понимала, и как ей не пытались это объяснить и ее бывший муж, и намного позже Семен, который яро болел за тот самый Тоттенхем, она все равно лишь отмахивалась, мол, херня весь этот ваш футбол.
К счастью, ее комментарий фанаты не услышали, так как были поглощены хохотом и выкидыванием издевок в сторону одного из своих товарищей, перегнувшегося через борт. – Так и хочется подойти и подтолкнуть. Она ткнула двумя пальцами с зажатой в них сигаретой в сторону тех самых болельщиков. Жаль только что их четверо, а она одна, хрупкая женщина, силы, которой, впрочем, хватит, чтобы справиться с ними со всеми. В крайнем случае, она всегда сможет просто сбежать.
– Кэтрин, можно просто Кики. Мора всегда произносила свое имя с акцентом, будто специально подделывая его порой, но это выходило случайно, поэтому звучало оно не так, как говорят англичане, а как какая-то смесь английского и русского произношения, вроде бы правильно, но уши вянут. И пока она знакомилась, то не успела заметить, что компания «Мы затрахаем ваши мозги футбольными кричалками бесплатно и без регистрации» обратила на них внимание. И если саму Мору они могли бы и пропустить, ибо женщина в возрасте вряд ли покажется им привлекательной, то на ее новую приятельницу, любой бы обратил внимание.

Немного о мадам

http://78.media.tumblr.com/494844b11976f74bb3853761925feeef/tumblr_o732ugQdYw1rexsy0o1_250.gif http://78.media.tumblr.com/68f904d5f0b0d529d21b39583d6368a4/tumblr_o732ugQdYw1rexsy0o9_250.gif
http://78.media.tumblr.com/a41b6dae1be84a3007448cb58bbc7e63/tumblr_o732ugQdYw1rexsy0o10_250.gif http://78.media.tumblr.com/261792d55e0f029e69fc375e1433127a/tumblr_o732ugQdYw1rexsy0o2_250.gif
http://78.media.tumblr.com/fcc08d9221ecf9b2bd3709beea4843e4/tumblr_o732ugQdYw1rexsy0o7_250.gif http://78.media.tumblr.com/0bc36a7f042c567b1b8b2838afacdf17/tumblr_o732ugQdYw1rexsy0o4_250.gif

0

10


http://s9.uploads.ru/t/QcxNP.gif
Ben Barnes

► Имя Фамилия: Харви Как-там-тебя-по-фамилии
► Возраст: ~600 лет
►Трудоустройство: ты можешь работать где угодно, но я буду счастлив видеть тебя в полиции

► Вид: существо
► Легенда: Даллахан, к примеру. Вы вольны выбрать другое существо

► Способности

...

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


- тот еще чертовски обаятельный гад. Если судить с виду, то Харви без проблем выиграет в номинации «Дружелюбие года». Сама отзывчивость, готовая с улыбкой разговаривать с тобой о погоде, перерезая кому-нибудь горло. Превосходный лжец, жесток, но проявляет искреннюю заботу о ближних своих. Из основных черт так же можно выделить наглость, деловую хватку и одержимость любой идеей, что придет ему в голову;
- где появился на свет, сколько прожил и чем занимался – обо всем этом по большей части отмалчивается. Однако неоспоримым остается тот факт, что в 18 веке Харви прибыл в Нью-Йорк, где по чистой случайности встретил крайне неопытное существо-людоеда по имени Ньют;
- Харви активно путешествовал и по Америке, и по Европе, а так же был участником нескольких войн: Войны за Независимость и Первой Мировой. Не был призван на войну во Вьетнаме по причине перелома обеих ног;
- придерживается идей превосходства существ над людьми. Поддерживает  "Nation of legends" и, если хотите, является ее членом.

из анкеты

(тут буквально вся жизнь Харви из уст Ньюта)

- Харви без преувеличений спас мне жизнь. Будучи таким же, как я, он быстро вошел в мое положение. И даже заставил пойти в школу и получить образование, за что ему от меня отдельный поклон. А спустя еще несколько лет мы решили покинуть город и отправится к небольшим поселениям. В это время, к слову, как раз назревала война с метрополией, которую мы все сейчас называем Войной за Независимость Американских колоний. Мы оба были молоды. Хотелось приключений, хотелось ввязывать куда угодно, быть значимыми. Примерно так мы оказались в добровольческой армии...
***
- После войны мы некоторое время слонялись по Америке. Ну, как некоторое время… ровно до гражданской войны. О да, ты не поверишь, но мы в ней не участвовали. Это было… слишком, - я не уточняю, из-за чего вижу на чужом лице легкий отблеск разочарования. – Мы практически на первом же корабле убежали в Европу, где после зажили в свое удовольствие...
***
-...Но по столицам европейских государств мы точно прокатились. Веселое было время. Ровно до начала Мировой Войны. Мы в то время как раз были во Франции. Не повезло нам, соглашусь, особенно учитывая то, что мы пошли на фронт.
***
- После этой войны мы перебрались в Британию... Там мы дождались и Вторую Мировую... В этот раз нам реально повезло. Мы уехали из Ковентри за неделю до того, как его разбомбили. Спешу сообщить, что в этот раз сподвижником переезда был именно я. И после войны инициатором переселения в Соединенные Штаты был также я.
***
- Не раздражайся, но свое время до начала нового тысячелетия я могу описать также как и до мировых войн. Только в этот раз мы путешествовали по Америке. На стареньком Форде, который чуть ли не по запчастям разваливался. И путешествовали до 2001 года. В этот год мы окончательно угробили машину, врезавшись в столб...
***
- После трагической погибели нашей крошки, на покупку которой мы горбатились несколько лет, нам ничего не оставалось, кроме как уехать в Англию. Вновь, да. И угадай, кто был инициатор этой поездки? Харви. Но не суть важно... А потом случился 2011 год. Все произошедшее знатно сбило нас с толку. Ничего лучше не придумав, мы осели в Эдинбурге, - я замолкаю. Благополучно умолчав о тысяча и одном конфликте, ибо одно дурное создание придерживается далеких от альтруистичных мыслей по отношению к людям. Неприятная тема.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Внешность можете сменить, если она вам не по нраву. Имя менять нежелательно, ибо я его частенько упоминал в анкете
Хотелось бы найти в лице Харви такого товарища, чтобы и набить морду друг другу можно было, и вместе лезть в самое пекло. Что-то вроде «Как ты меня бесишь, арарар, но тыжмойбро». Даже сейчас, когда Харви и Ньют активно грызутся из-за положения существ в мире.
Друже, просто приходи. Персонаж от моего никоим образом не зависит, развивай его, а я пообещаю со своей стороны уж точно завалить тебя игрой. Да и другие игроки форума будут тебе рады
 

пример поста

В окопе грязно и сыро. А еще, несмотря на это, довольно жарко.

Ньют снимает кепи и взъерошивает мокрые от пота волосы. Рядом с ним сидит один из солдат, охотно травя какие-то байки на своем родном французском. Находящиеся рядом сослуживцы с попеременным вниманием слушают истории, иногда разражаясь громким хохотом. Они все чуть ли не с ног до головы перемазаны грязью, быстро засыхавшей на солнце. Смотреть на солдат становится тошно. Хотя Ньют и понимает, что сам выглядит не краше. Его штаны и краги уже давно потеряли свой истинный цвет, о котором оставалось лишь догадываться.

Время уже переваливает за полдень, и подозрительное бездействие немецких войск начинает напрягать. Бейкер задумчиво сидит на корточках, иногда раскачиваясь взад-вперед. Душа их небольшой компании вдруг несильно треплет его за плечо, привлекая давно утерянное внимание к себе. Ньют смотрит на него как-то сонно.

- Расскажи что-нибудь, - предлагает француз. Существо перед ним рассеяно моргает, а остальные негромко перекидываются короткими фразами, ожидая чужих слов. Ньюту говорить отчаянно не хочется, потому он тут же начинает вещать о винтовке «Кентукки». Такие рассказы сейчас никого не вдохновляют, потому его быстро перебивают и оставляют в покое. Благо. Бейкер чуть прикрывает глаза. Рядом кто-то присаживается, и это кажется сейчас жутко навязчивым. Это Андрэ, единственный близко знакомый ему человек. К его чести, он не смеется.

- Ты точно в норме? – негромко спрашивает он, и в его голосе Бейкер улавливает легкое волнение.

- Конечно, - тут же отвечает Ньют. Андрэ странно хмурится, а самому американцу становится даже совестно. Трудно врать тому, кто с тобой бывает искренен.

- Мне тревожно, - признается вендиго, задумчиво ковыряя засохшую корочку грязи у себя на штанине. Собеседник заметно светлеет, явно польщенный откровенностью. Но в глазах его Бейкер видит отражение своего беспокойство.

- Есть такое. Но мы не можем никак повлиять на ситуацию, - пожимает плечами Андрэ. Ньют безучастно пожимаю плечами. Конечно, француз прав. Но что от этого? Он вздыхает, косится на галдящих сослуживцев и, прислонившись спиной к стене окопа, закрывает глаза.

Будят его толчок локтем в руку. Ньют просыпается мгновенно и обвиняюще косится в сторону Андрэ. Тот молча указывает куда-то в сторону немецких позиций. Выстрелов не слышно. Они выглядывают из окопа, и Бейкер замирает на месте, глядя на все с легким недоумением и любопытством. Серовато-зеленый дым (туман?) стелился по земле и медленно подползал к французским окопам. Многие его товарищи стояли куда ближе к этому странному явлению и также взирали на него со странным выражением лиц.

- В курсе, что это за хрень? – рядом в ухо дышит Андрэ, но Ньют не имеет ни малейшего понятия в том, что за чертовщина творится. Пока не замечает, что французы на передних линиях начинают кашлять и как-то странно пятиться назад. Где-то впереди раздаются выстрелы. Ветер отдаленно доносит какой-то резкий запах, что разом заполняет все легкие, заставляя согнуться в приступе сухого кашля.

«Какого хрена…» - мысленно шипит Бейкер, пока не видит, как далеко впереди люди валяться на землю замертво.

- Бежим, - отчаянно сипит он, пихая куда-то назад Андрэ. Повсюду начинается уже настоящая паника, а отовсюду то и дело доносился судорожный кашель. Плюнув на все, Ньют с трудом удерживается на ногах и неспешно бредет прочь. Глаза слезятся, а сам он хватается рукой за горло, раздираемое кашлем. Во рту ужасно горчит. А чуткий слух явственно улавливает предсмертные хрипы.

Ничего не понимая, он все бредет и бредет, надрываясь от кашля. Царапая в отчаянии горло, Бейкер судорожно пытается дышать и идти, но вместе получается настолько ужасно, что он валится на землю ничком и задыхается от проклятого кашля.

Вендиго же не умирают от газа?

Ньют кое-как ползет, каким-то краем паникующего сознания отмечая, что ветер подул в другую сторону. Ползет и ползет, пока кто-то вдруг не хватает его за шкирку и быстро оттаскивает куда-то в сторону. Бейкер хрипит, ощущая, как вновь возвращается ощущение удушья. Над ним кто-то матерится и кашляет, и он с трудом узнает голос Андрэ.

Существо с трудом открывает отчаянно слезящиеся глаза. Где-то позади него куча трупов. Где-то еще дальше он отдаленно слышит звук пальбы. Француз кое-как тащит его за собой по земле. На рукаве Бейкер замечает кровь. Это не его. Вроде как. Он не уверен до конца. Легкие все еще горели огнем и болью.

Ньют пересмотрел свой взгляд на Ад.

0

11

https://78.media.tumblr.com/6dee9dc80d649c068078eedff6ea5be3/tumblr_ongf0lg4T51up42jgo3_540.gif

https://78.media.tumblr.com/c4d13907d44c0cccf18390ed93e66d7a/tumblr_ongf0lg4T51up42jgo4_540.gif


Kiernan Brennan Shipka*

► Имя Фамилия: Нэнси Спанджен*
► Возраст: вечные 13
►Трудоустройство: Проститутка

► Вид: Существо
► Легенда: Подменыш

► Способности

Вечно молодой вечно пьяный. Не в ладах с христианством.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ребенку для забавы достаточно грошовой куклы, тогда как старику сводит рот зевотой перед пятисотфранковой игрушкой. Почему? Потому, что он утратил дух детства.
Она родилась с одним зубом. По крайней мере это было указано в письме, которое вложили в корзинку вместе с безымянным младенцем. Позже, уже в приюте выяснили что несчастный подкидыш девочка. Болезненная, хилая, постоянно находящаяся на грани смерти она выжила совершенно невообразимым образом. Но мир ведь должен находится в равновесии, так что если где-то убыло, значит где-то прибыло. Малышка была слаба физически, но с малых лет отличалась умом и смекалкой. Она раньше всех начала говорить, проявляла ум и смекалку. Именно это и помогало ей выживать в среде беспризорников, когда не можешь дать сдачи, учишься избегать ударов.
Она перестала расти в возрасте 13 лет. В это же время начало происходить ещё какое-то странное дерьмо. Звуки молитвы причиняли физическую боль, крестик под рубашкой жегся пуще раскаленного камня. Забавно, но связать эти события между собой ещё тогда у неё просто не хватило ума.
После приюта были бесконечные улицы, грошовое съемное жилье, курсы машинописи, низкооплачиваемая работа и существование на грани нищеты. Это надоело ей не успев начаться. Амбициозная, умная и главное хитрая не по годам девушка быстро нашла иные пути заработка, собирала по улицам сплетни, без проблем выуживая из них самую важную и нужную информацию, поворовывала и в итоге очень быстро стала частью большой криминальной сети Эдинбурга. Её прозвали Малютка. Среди своих Малютка пользовалась уважением, её любили и берегли. Видимо срабатывало все ещё не покинувшее её детское очарование. Шел 1923 год.
Спустя почти десять лет, когда её ровесники, друзья и знакомые уже обзавелись не только детьми, но и первыми сединами, морщинками да прочими прелестями взрослой жизни Малютка все ещё оставалась недозрелой девчонкой. Ей завидовали, но вечная молодость становилась тягость. Вместе с тяжелым осознанием вечного детства пришло и осознание себя как бессмертной легенды, которую набожные католички из их приюта рассказывали друг другу стоило одной из них залететь.
Она сбежала из Великобритании за несколько лет до начала войны. Не нужно быть семи пядей во лбу, что бы понять - в стране начинает пахнуть жаренным. Пусть Штаты и участвовали в войне, но по сравнению с раздираемой огнем сражений Европой там было совершенно спокойно и это был шанс начать новую жизнь.
Ради новых документов ей пришлось переспать с педофилом из органов опеки. Это было грязно, неприятно и больно, ничего такого чего бы она не испытывала ранее. Тем более что это того стоило, одноразовый секс ради новой семьи, нормального образования и, что главное, шанса жить нормально. Она окончила школу с отличием, поступила в колледж, была хорошей и примерной дочерью, родителям стоило гордиться их не родной дочерью. Но далеко не ласковая, почти безэмоциональная и не способная на полнокровную любовь девочка была холодна и порой пугала собственную семью. Она была к ним привязана, была им благодарна, но не более того. Проблема была совсем не в них. Уже смирившаяся со своими вечными 13 она не позволяла себе привязываться к людям, предпочитая дистанцироваться, самостоятельно и целенаправленно превращая себя в эмоциональную калеку. Отец умер когда ему было 54, глупый сердечный приступ. Мать чуть позже, уже почти в 60, её загрызла тоска и одиночество. Ненси все ещё было 13. На похоронах матери она рыдала впервые в жизни.
Оставшись один на один девочка снова столкнулась с реалиями мира которые отравляли жизнь всем подросткам Америки. Плевать что по документам ей давно уже перевалило за 20 и даже за 30, никто не верил Малютке. Ей даже не продавали сигареты. Об устройстве на работу даже речи не шло. Людям плевать что написано в чертовых бумажках, им плевать на твоё образование, на ум и смекалку. Если ты выглядишь как смешной глазастый подросток, они и будут тебя воспринимать как смешного глазастого подростка. Ещё несколько лет она помыкалась по стране, промышляя то кражами, но проституцией, то просто попрошайничеством. Отчаянье и отвращение к собственному существу душили и не позволяли увидеть больших возможностей.
Она вернулась в Эдинбург за пару лет до начала больших перемен. От чего-то решила, что вернуться к корням это отличная идея. Своё место в мире она кажется нашла, но выглядит оно весьма специфично. Устав постоянно искать способы решения своих проблем Ненси пошла по пути наименьшего сопротивления. Она стала проституткой. Ей хватало ума что бы быть самой себе сутенером, мамочкой и шлюхой. Пусть это и отвратительно, но секс с несовершенно летними оплачивается слишком хорошо. А ей уже, кажется, все равно на какие-то там высокие ценности и мораль.
После событий 2011 года Ненси получила удостоверение подтверждающее её возраст и статус. Теперь покупать сигареты, курить и трахаться можно было официально и по закону. Она наконец-то получила документ, который действительно упрощал её жизнь, спустя практически сто лет она наконец-то стала взрослой. Примерно в это же время стала постоянным посетителем бара "Бешеные Псы", прекрасно ладит с местным персоналом и обрела очень кривое подобие маман в лице Вавилонской Блудницы.
Последние пару лет состоит в Освобождении Существ, свою гражданскую позицию не афиширует, т.к. помогать делу существ предпочитает скрытно, собирая информацию и шпиона. В конце концов кто заподозрит 13 летнюю девочку в чем-то плохом? Только если в курении за школой.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ищу себе дите которого я заслуживаю.
Не то что бы между Чейс и Ненси действительно могли быть материнско-дочернии чувства, но в каком-то весьма извращенном и неправильном смысле между девушками как раз таки и происходит какая-то такая химия. Чейс не осуждает профессию Ненси, скорее даже наоборот помогает ей самой принять это, пытается помочь принять и свою сущность, но с этим все ещё есть некоторые проблемы. А ещё Ненси участник Освобождения существ, и вероятно втянет в это дерьмо и саму Чейс, которая последние несколько лет живет в сранном окопе вокруг одни радикалы.
Это все очень плохо описано, в общих чертах и подлежит обсуждению. Я человек контактный и всегда готовый к диалогу.
Кстати ко мне комплектом идет ещё целый зоопарк и бар, так что без игры и дела точно не оставим.
*Имя, Фамилия и внешность менябельны.
В общем-то все менябельно, лишь бы вам игралось комфортно.
Кричи в гостевой "ШЛЮХАААН" я тут же примчусь, все покажу,
расскажу, подскажу.
Ну и там скуп, вк, лс, голубиная почта всегда открыты.

пример поста

Если по началу Чейс искренни переживала за их случайного гостя и Магду, что оставшись в их глупом убежище наедине тоже могли подвергнуться очарованию блядской силы секса, то сейчас ей было практически все равно. Сложно балансировать между трансом и реальностью, еще сложнее, когда реальность опиумной дымкой застилает глаза. Чейс видит картины прошлого, невротичная кислотная ебля под рев рейва, утопично нежная оргия пропахшая марихуаной, стыдливо-порочные, и от того такие притягательные измены, капли масла и давно утерянных благовоний растираемых по телу жриц Иштар, кривой пародией на которую в каком-то смысле она и является. Чейс любит секс. Даже спустя века и тысячелетия этот, отчасти исключительно механический, процесс ей все еще не наскучил и не потерял своего очарования. Она любила секс точно так же как бывшие наркоманы любят героин - своего единственного друга. Впрочем, бывают ли бывшие наркоманы? Шлюха развязывает слишком резко, рискуя впасть в кому от передозировки. Два шага назад. Чейс выворачивает руки с трудом вырывая себя из влажных объятий нежных любовников, что совсем недавно пытались их убить. На её шее саднит засос, но пока Чейс этого не чувствует, как и не замечает расстёгнутого через майку лифчика. Память бессловесно ведет её сквозь туман обратно к бару, где жмутся друг к другу два перепуганных подпеска.
- Идем.
Голос ломкий, дрожащий, он все еще идет откуда-то из самого её естества, но хвала всем богам уже не оседает на коже. Чейс помята и взъерошена, её зрачки расширены, а выражение лица неестественно счастливое. Что бы получать удовольствие от секса не обязательно им заниматься. Но это уже детали. В другое время она конечно же обратила внимание на кровь размазанную по рукам и лицам, попыталась бы успокоить трясущуюся в беззвучных рыданиях и давящуюся молитвами Магду, саркастично пошутила бы в сторону их случайного гостя, что сейчас похоже был в состоянии ничуть не лучше Магды. Если подумать, то не случилось ничего из ряда вон выходящего, всего лишь крохотная драка да пара разбитых окон. Песчинка в песочных часах времени, но от чего-то Чейс знала - эту ночь она пронесет с собой сквозь века. Она идет на прямую, не боясь и не скрывая себя. Нападавшие уже слишком увлечены друг другом. Ничтожные создания что оскорбляли их самим фактом своего существования уже не имеют никакого значения. Важны лишь упругие бедра и крепкая грудь ближнего своего. Примерно пятнадцать человек, точнее уже и не скажешь, мозаикой сложились в тошнотворно прекрасное чудовище, части которого находятся в постоянном движении. Чейс завидует ему, но все еще находится в шаге от его чрева.
Чейс плохо помнит как они оказались на улице. Логично предположить, что вышли через черный ход, внутренний двор в котором они находятся немного навязчиво об этом намекает. Свежий воздух умывает лицо, хоть немного отрезвляя, в заднем кармане джинс Шлюха нашаривает пачку красных мальборо и зажигалку. Прикуривает. Со стороны улицы слышен вой полицейских серен, наконец приехала охрана и полиция, которую вызывали уже вечность назад. Что ж их ждет очень необычный сюрприз. Чейс прикуривает и поднимает уставший взгляд на все еще трясущуюся Магду.
- Отведи меня домой.

0

12


https://i.imgur.com/QjbQB72.gif https://i.imgur.com/AiGOPQ0.gif
Lorde

► Имя Фамилия: Dianna McGraw | Дианна МакГроу
► Возраст: 25 лет
►Трудоустройство: владелица магазинчика редких трав и растений. И не только редких. В общем, цветочная лавка у нее и травами притоговывает.

► Вид: Легенда
► Легенда: Древнегреческая мифология; Дриада

► Способности

• В некотором смысле может управлять растениями. Коснувшись дерева может заставить листья расти или наоборот завянуть, может заставить лианы кого-нибудь опутать.
• Хорошо ладит с животными.
• Обладает способностью очаровывать людей. На другие легенды эта способность не действует.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Дианна приемная дочь Лорны МакГроу. Ее родители погибли, а Лорна вела дело о наследовании Дианной той самой лавки, и в итоге так привязалась к девочке, что оформила над ней опеку. Конечно, еще ей хотелось защитить юную дриаду от возможных нападок, так как осознание, что Дианна не просто несчастная девочка пришло к этой самой девочек очень-очень рано, пусть она и не понимала этого. Но заставлять цветы расти и разговаривать с кошкой соседки это не очень обычные вещи для шестилетней девочки.
Ди спокойная девушка, не суется не в свои дела и старается не афишировать свою принадлежность к легендам. Она очень привязана к Лорне и любит ее как родную мать. Своих родителей Дианна почти не помнит, от них у нее остался только магазин и старая фотография с их последнего совместного отдыха.
С Кики Дианна в хороших и теплых отношениях. Для Моры девушка как дочь, и она готова помочь ей во всем.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Дианна полностью самостоятельный персонаж с несколькими готовыми связями. В целом, я оставила полный простор для фантазии. Все обсуждаемо и менябельно, кроме внешности и связей. Это ленивая заявка, потому что у меня нет фантазии, но я готова помочь с игрой, пообщать, помочь с графикой и всем вообще.

пример поста

Телефон снова отозвался вибрацией, и Мора снова закатила глаза, даже не собираясь читать очередное истеричное смс от Саймона. Ее поездка в Лондон была внезапной прихотью и попыткой вырваться из трясины в прямом и переносном смысле. Она устала от мотеля, устала от тех, кто там живет и работает. Поэтому все упало на плечи ее администратора и Саймона, который при его характере к возвращению Кики приготовит ей на ужин одного из постояльцев, а остальных засолит на зиму.
Вопреки всем легендам и верованиям славянских народов, не все кикиморы добрые, не все кикиморы просто балуются шалостями, вроде воровства мелочей, и далеко не все кикиморы любят болотную сырость. Мора была из тех, кто предпочитал сухость, тепло и уют. Хотя порой у нее просыпалась ностальгия, и тогда ее можно было найти пьяненькую в какой-нибудь чащобе под ручку с Лихо и с поседевшими случайными гостями этого леса. Но обычно Кики любила сидеть в своем тепленьком мотеле и порой по ночам развлекалась запугиванием постояльцев. Хотя после казуса с Марьей, она теперь тщательно проверяет, кого собирается пугать. С тех пор на ее блондинистой голове тоже появилась парочка седых волос.
Осмотр достопримечательностей Лондона не входил в ее культурную программу, ибо в ней были исключительно бары, пабы и алкогольные магазинчики. Ну, возможно, еще парочка супермаркетов с одеждой. Кэтрин не была баснословно богата, как ее старый приятель Кощей. Старый не потому что он старый (хотя он РЕАЛЬНО старый!), а потому что они уже достаточно давно знакомы. Но она могла позволить себе потратить приличную сумму денег и порадовать свое девичье сердце, заключенное в не очень девичье тело.
Паром двигался до ужаса медленно, хотя стоит отметить, что виды действительно открывались впечатляющие, и Мора даже сделала несколько снимков на телефон. Будет потом что показать. Не только же счетами за выпивку хвастаться перед вурдалаком и остальными. Она сразу же отмела идею устроиться в бортовом баре, потому что там уже бушевала толпа людей, которых Кики старалась избегать. Поэтому ее вполне устроили пластиковые стульчики на корме. Кики лишь порой морщила нос, когда из кафешки доносились дикие крики, рыдал ребенок и раздражала музыка. Она любила Битлов, но в классическом их варианте. Кикимора даже была на их концерте в Манчестере, поэтому сейчас ремикс, который звучал из колонок, заставлял ее уши едва ли не кровоточить.
Милоту в розово-белом цвете Кики заметила сразу. Чудесное создание, которое приковывало взгляд, но Мора научилась доверять чутью, а оно подсказывало ей, что создание не так уж и проста, как может показаться. Поэтому Кики лишь периодически поглядывала в сторону соседки по желанию оказаться в тишине и покое.
– Угощайтесь, - Мора чуть подалась вперед, протягивая девушке тлеющую сигарету. Курила Кикимора много, очень много. Будь она лошадью, это бы ее убило, наверное, но она всего лишь чудище болотное.
– Стадо баранов, - с явным отвращением прокомментировала Кики появление на палубе разгоряченных футбольных фанатов. Сама мора к футболу не то чтобы была равнодушна, она просто не понимала смысла этой игры. Двадцать два здоровых мужика полтора часа бегают по зеленой травке и пинают мячик, а им за это еще и здоровенные деньги платят. Кэтрин этого не понимала, и как ей не пытались это объяснить и ее бывший муж, и намного позже Семен, который яро болел за тот самый Тоттенхем, она все равно лишь отмахивалась, мол, херня весь этот ваш футбол.
К счастью, ее комментарий фанаты не услышали, так как были поглощены хохотом и выкидыванием издевок в сторону одного из своих товарищей, перегнувшегося через борт. – Так и хочется подойти и подтолкнуть. Она ткнула двумя пальцами с зажатой в них сигаретой в сторону тех самых болельщиков. Жаль только что их четверо, а она одна, хрупкая женщина, силы, которой, впрочем, хватит, чтобы справиться с ними со всеми. В крайнем случае, она всегда сможет просто сбежать.
– Кэтрин, можно просто Кики. Мора всегда произносила свое имя с акцентом, будто специально подделывая его порой, но это выходило случайно, поэтому звучало оно не так, как говорят англичане, а как какая-то смесь английского и русского произношения, вроде бы правильно, но уши вянут. И пока она знакомилась, то не успела заметить, что компания «Мы затрахаем ваши мозги футбольными кричалками бесплатно и без регистрации» обратила на них внимание. И если саму Мору они могли бы и пропустить, ибо женщина в возрасте вряд ли покажется им привлекательной, то на ее новую приятельницу, любой бы обратил внимание.

0

13


http://s41.radikal.ru/i094/1712/3c/d5457c89eede.gifhttp://s002.radikal.ru/i198/1712/c3/3d9a266b7fde.gif
Holly Marie Combs as Michelle
http://i97.fastpic.ru/big/2017/1202/f4/1c09dd2175395e7507620fa999df82f4.gifhttp://s008.radikal.ru/i303/1712/8c/e78c6f9e4b24.gif
Bailee Madison as Sheryl

► Имя Фамилия: Мишель (в девичестве – как больше нравится, в первом браке - тоже, во втором – Дэвер, учитывая состоявшийся развод сейчас можно носить любую из трех фамилий); Шерил (до второго брака матери – либо ее девичья фамилия, либо фамилия биологического отца; после второго брака и по настоящее время - Дэвер).
► Возраст: от 33 лет – для бывшей супруги; 15-16 лет – для дочери.
►Трудоустройство: у Мишель: все, что хочется, с одним нюансом – это не приносит большой доход, поэтому присутствуют финансовые трудности; У Шерил – последний год любой государственной средней школы.

► Вид: обе – вполне себе человеки, либо, при особом желании непробудившиеся существа.
► Легенда: -

► Способности

что хотите, исходя из собственных вкусов и желаний

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ну что ж, видимо, моей бывшей семье, в первую очередь, придется запастись терпением и прочесть объемные выдержки из анкеты, чтобы иметь представление о том, как виделась ситуация с моей стороны. Разумеется, не владея всей информацией, Мишель и Шерил имеют право на собственное представление о происходящем.

как было дело

Крис тогда спокойно сидел на газоне среди небольших склепов и не спеша курил, прячась от смотрителя, который своей пропагандой здорового образа жизни, доводил до точки кипения даже обычно уравновешенного бретонца. Где-то недалеко проходили похороны, и траурные сооружения удачно скрывали его от постороннего взгляда, как вдруг появилась она. Кажется, в этот момент у анку самого чуть не случился сердечный приступ, когда маленькая, не старше трех лет, девочка вдруг выскочила из-за могильной плиты, на которую он, сидя, опирался спиной, и вцепилась в колено Кристиана с радостным: «Бу!». Кажется, она совсем не боялась его и даже с каким-то настойчивым любопытным интересом рассматривала буквально застывшего на месте с сигаретой в руках анку. Захваченный врасплох, он просто потерял дар речи, а девочка, продолжая улыбаться, потянула его за рукав, желая поближе рассмотреть, что там такое интересное держит незнакомец в пальцах. Растерявшись, Крис не нашел ничего лучше, как отбросить сигарету в сторону, а когда любопытная малышка засеменила за ней, в надеже заполучить страну для нее игрушку, неловко подхватил ее на руки, пытаясь не допустить нежеланной встречи ребенка и никотина. В тихом ужасе анку ждал, когда девочка, оказавшись схваченной посторонним человеком, поднимет дикий ор на все кладбище, но к удивлению, она, довольно сопя, обхватила его за шею, и прижалась щекой к футболке. В этот момент лицо Кристиана выражало неподдельные страх и панику, он впервые не понимал, что ему делать и куда бежать. И в следующий момент ему объяснили, насколько он был не прав. На могильщика орлицей налетела мать девочки, и  анку стало понятно, в кого у малышки такие невероятно красивые глаза. Пока от него пытались оторвать вдруг расплакавшегося и мертвой хваткой вцепившегося в ворот футболки ребенка, Крис молча выслушал о себе много интересного, самым мягким из которого было откровение о том, что он извращенец и похититель детей. Когда женщина развернулась к нему спиной и направилась к скоплению провожающих в последний путь гостей, пытаясь по дороге успокоить дочь, тянувшую из-за ее плеча руку к оставшемуся в состоянии прострации, анку, последний невольно потянулся к карману джинсов за еще одной сигаретой, но даже не успел прикурить, как на него вновь налетели с разбегу и в этот раз – это был работодатель, немедленно отчитавший нерадивого работника мало того, что за перекур, так еще и за перекур в прямом смысле. День не удался сразу. Или удался? Крис давно так не выбивался из колеи, и вечер у него прошел в каком-то неприятном ощущении беспокойства и желания снова увидеть обеих. Не помогала даже водка, оставалось надеяться, что со временем забудется все, как это и было до сих пор. Днем, когда Крис, заляпанный грязью, тащил лопату, после копки очередной могилы, он, руководимый все тем же вчерашним впечатлением, проходил мимо свежего памятника усопшему,  и увидел, как незнакомка со своим маленьким чудом раскладывает на плите свежие цветы. Они обе были невероятно красивы, - во всяком случае, ему казалось, что ничего более очаровательного в мире, чем два эти фигуры в простых летних платьях, мягко облегающих их силуэты, не существует. Засмотревшись в сторону, Кристиан забыл смотреть себе под ноги и весьма успешно свалился в первую же попавшуюся могильную заготовку. Поморщившись от боли, он открыл глаза, и забыл, что у него вообще что-то болит. Сверху, у самого края стояла Она, прижимая к груди свою малышку, радостно улыбавшуюся лежавшему внизу дяде. Анку в ответ на вопрос –все ли с ним в порядке?, с трудом подбирая слова, потому как английский почему-то целиком выветрился у него из головы, пояснил, что вполне жив-здоров и даже счастлив. Слово за слово им удалось познакомиться: маму девочки звали Мишель, а ее славную дочку - Шерил. Здесь они оказались по вполне печальному поводу, схоронив отца Мишель. Пару раз они пересеклись в городе, и, наконец, Кристиану хватило духу пригласить обеих на прогулку на пикник в парк. По возвращении домой анку понял, что безнадежно втрескался в Мишель, а его привязанность к Шерил вполне серьезно может сравняться отцовской, тем более что с отцом девочки его душевная печаль находилась в разводе. Последующие два дня он пил так, что потом сам удивлялся, как в него столько влезло, и печень не лопнула, пытаясь разрешить дилемму, имеет ли он право, учитывая его природу, на семейную жизнь, и должен ли сказать об этом Мишель? Юридических препятствий к браку не было – за столько лет жизни на островах анку удалось получить гражданство и теперь бретонцом он был только по крови, но как быть с морально-этическим вопросом? И  - самое немаловажное – финансовым. Обладая скромными желаниями, Крис обходился и небольшим заработком, но когда у тебя появляется семья, появляется и обязанность сделать так, чтобы они ни в чем не нуждались… Кристиан, набравшись духу, еще через несколько встреч все-таки сознался Мишель в том, что отчаянно любит ее, и Шерил ему просто как родная, но прекрасно понимая, что, в целом, он из себя завидного жениха не представляет, то и не смеет ни на что рассчитывать, при этом все-таки рассказать о том, кем является на самом деле он не сумел. Признание все-таки превзошло самые смелые ожидания, может быть, не последнее дело было в старой гитаре, которая в нужных руках умеет брать за душу. Растроганная возлюбленная согласилась дать Крису шанс, тем более что он ей не совсем противен. С этого момента жизнь анку круто развернулась на сто восемьдесят градусов и помчалась с бешеной скоростью по ломаной кривой. Каждый день становился счастьем, когда удавалось встретиться с его «малышками». Шерил быстро привязалась к нему, а Криса просто захлебывало от волны отцовской нежности к этому маленькому, беззащитному и доверчивому созданию. Но первой ложкой дегтя в бочке безоблачного счастья оказалось знакомство с родственниками Мишель. Ее мать сразу и резко обозначила позицию, что нищеброд – ее дочери не пара. Они, мол, и так живут не богато, но особенно взъелся на анку брат избранницы. Он бесконечно искал повод для мелких придирок и наездов, но Крис терпеливо отмалчивался, понимая, что скандал расстроит Мишель, которая проявила твердость характера и, не смотря на общее недовольство семьи, в один весенний денек зарегистрировала  брак с обалдевшим от свалившегося на него счастья женихом. После чего  Крис официально удочерил Шерил, теперь на всех основаниях гордо примерив звание отца. Как всегда, в этой жизни: радость длится мгновения, а расплачиваться за нее приходится крайне болезненно. Первой неприятностей свалившейся на новую ячейку общества стала потеря Кристианом работы, и пока он лихорадочно искал возможность заработка, им пришлось съехать со съемной квартиры и поселиться вместе с матерью и братом супруги. Вот тут-то анку и узнал, как выглядит настоящий ад. Иногда ему начинало казаться, что он не выдержит и выскажет изводившим его родственникам все, что думает о них в общем и в частности, а шурин и без того откровенно выпрашивал смачный удар по морде. В придачу ко всему теща каждый день пилила дочь о том, что ее муж слишком много курит, слишком много пьет и сидит у них на шее, дабы не сорваться Крис уходил в паб и действительно там надирался, пытаясь справиться со свалившимся на него испытанием, чем, конечно, расстраивал жену до слез, и сам мучился в разы больше. Ради Мишель и Шерил он готов был пройти любые унижения, но часть упреков была действительно оправдана. Ему срочно нужна работа. И чудо случалось. Причем действительно чудо. Как-то раз он напился совсем уж по-свински с совершенно незнакомым собутыльником, и в момент непринужденной беседы, Крис четко увидел  смерть собеседника – частичный паралич и остановку сердца, бедолаге оставалось жить две недели. Движимый сочувствием, и, в основном, количеством выпитого спиртного, анку честно сообщил коллеге по ночному возлиянию, сколько тому осталась мотать срок на земле, ожидая, что его  пошлют в пеший эротический тур, но незнакомец вдруг проявил интерес к информации, и тогда Крис сознался в том, кем является. К его удивлению, тот не стал вертеть пальцем у виска и поведал, что встречал уже существ подобного рода, после чего тут же перевел разговор обратно на свою смерть. Уточнив еще раз, на когда конкретно назначен его официальный отход в мир иной, он написал на салфетке свой адрес и предложил завтра обговорить все это в приватной обстановке. Умолчим о том, в каком состоянии  вернулся к семье анку и как там его встретили, но на следующий день он уже стоял на пороге приличного особняка, с владельцем которого, как оказалось, он вчера и прибухнул. Незнакомец оказался солидным дельцом и, как человек практичный, поведал, что благодаря полученной информации, ему удастся привести в порядок денежные и наследственные дела, не опасаясь, что после смерти его бизнес рухнет. В качестве благодарности он предложил Кристиану сделку: анку берет на себя обязанности предупреждать членов семьи об их скором уходе и позаботится о надлежащем захоронении тел, а взамен получит достаточно денежных средств для приобретения достойного похоронного бюро. При таком раскладе семье удастся избежать разных случайностей, связанных с горькими утратами, которыми могут воспользоваться конкуренты фамилии, и заранее успевать завершить нужные им сделки. Сначала Крису показалось, будто это шутка, но когда подобное повторилось в присутствии «домашнего» юриста  и старшего сына-наследника, подтвердившего, что идея весьма здравая, растерянный предвестник согласился, помня о том, в каком состоянии находятся его  собственные жены и дочь. Благими намерениями устлана дорога в ад. Внятно пояснить, откуда на них свалились внезапные деньги, он объяснить Мишель не сумел, зато перевез их в персональный дом в престижном районе, после чего принялся исполнять свою часть сделки. Первым делом выяснив, в каком состоянии находятся конкурирующие между собой дельцы «праха к праху». Остановив выбор на достойном, но несколько запущенном заведении - «Scotmid Funeral Service», Крис приобретает его в безраздельное владение. В это время его благодетель уже лежал с отнявшимися ногами после первого сердечного приступа. Анку лихорадочно работает, заключая новые контракты с поставщиками, и к моменту смерти финансиста смог исполнить волю покойного, устроив того на кладбище Грэйфайерс со всеми приличествующими атрибутами достойной процессии. Теперь можно было наконец насладиться семейным счастьем в кругу его боготворимых «девочек», но не тут-то было. Слухами полнится земля, и к Крису потянулись вереницей разнообразные персоны, имеющие довольно крупные счета в банках. Они предлагали довольно солидные вознаграждения за возможность быть в свое время предупрежденными о наступлении печального события. В итоге, желая, чтобы ни жена, ни дочь ни в чем не нуждались, анку стал личным консультантом некоторых уважаемых семей. Жизнь превратилась в бесконечное беговое колесо: если хочешь развивать дело, нужно уметь вертеться, и в том числе тратить время на светские тусовки и рауты в кругу своих клиентов, таким образом «пиаривших» бизнес «мистера Дэвера»… Новая жизнь отнимала у него не только время, но и семью. Если раньше, когда он возвращался домой вдрабадан пьяный из паба, Мишель рыдала и злилась, то теперь его приход под утро с тянувшимся следом шлейфом из смеси дорогих вин и чужих духов ознаменовался тем, что жена закрывалась от него в другой комнате, и, бывало, что им не удавалось поговорить в течение трех, а то и пяти дней. Крис был бесконечно занят. Пока с одной стороны его брак давал явную трещину, причем сам анку еще не замечал, что теряет семью, в дело вмешался шурин, подозревавший, будто нежданно свалившиеся деньги – это результат не очень законных действий. Излишний любопытный брат Мишель принялся рыть носом землю, и, в конце концов, смог накопать достаточно, чтобы придти с неудобными вопросами. Прижатый к стенке Крис сознался в том, кем является, и умолял ничего не говорить Мишель. В момент беседы анку вполне явственно увидел смерть шурина, предупредив его о том, что жить родственнику осталось до вечера. Тот, будучи сам должен крупную сумму местному криминалу, вылетел из дома быстрее пули. Спешно собирая вещи, шурин успел проговориться матери, что его могут убить, попытался покинуть Эдинбург, но вечером был найден застреленным в подворотнях Каугейта. Естественно, что теща, сопоставив приход сына от зятя с его слова, направила полицию прямиком к Крису, который пережил немало неприятных моментов, отвечая на неудобные вопросы. В итоге, без улик и мотивов, анку был оставлен в покое, но теща осталась при своем мнении и явно вливала его в уши дочери. В итоге, семейная драма закончилась закономерным итогом. Однажды вернувшись домой, он не нашел там ни Мишель, ни Шерил. Обе перебрались жить к теще. Крис умолял жену вернуться, честно, на коленях покаялся, кем он является и что произошло между ним и шуриным, но, в итоге, получил упреки во лжи, прошедшей белой нитью сквозь весь их брак, и требования, чтобы подобное чудовище не приближалось ни на милю ни к ней, ни к Шерил. Начался тягостный бракоразводный процесс. Крис категорически был против потери семьи, не представляя себе, как он будет жить без тех, ради кого, собственно, и были все жертвы. Шел 2010 год, а 2011-й коренным образом изменил жизнь всех легендарных существ. Понимая, что лгать перед Мишель больше не было смысла и пытаясь хотя бы таким образом дать ей понять, что готов пойти на все условия, предложенные ему человеческим сообществом, анку добровольно является в Бюро регистрации и получает положенный ему ID, чем подписывает себе смертный приговор в бракоразводном процессе. Обман властей и второй брачующейся стороны о своем происхождении при вступлении в брак стал решающим для простановки окончательной точки в деле. Попытки выторговать себе право хотя бы на встречи с дочерью к успеху не привели – против него были выдвинуты обвинения в алкоголизме, курении, столь жестоко преследуемом в Шотландии, довольно богемный образ жизни и специфическая профессия, от мрачных ужасов которой в том числе, просила оградить ее дочь Мишель. Это, не считая того, что видеться с дочерью потенциально опасному существу может угрожать жизни и здоровью ребенка. Удар был нанесен сильный… Не смотря на установленный размер алиментов на содержание бывшей супруги и дочери, теща не устает названивать зятю с недвусмысленными предложениями подкидывать ей определенную сумму – то на покупку сезонных вещей для Шерил, то для нужд бедняжки Мишель. Крис безропотно перечисляет деньги, не смея даже спрашивать - доходят они до конечной цели или нет: супруга не отвечает на его звонки и запрещает любые переговоры с Шерил… Говорят, время лечит, но за прошедшие со времени развода годы легче не стало. Ингода ему удается увидеть, как Мишель забирает Шерил из школы и такие моменты для него становятся самыми счастливыми в его ставшей снова одноцветно серой и монотонной жизни.

Краткая аннотация вышесказанному: Мишель с братом родились в небогатой семье, и вся жизнь у них прошла, в общем-то, в довольно стесненных условиях. Мать (незабвенная моя теща!) в семействе явно имеет авторитет, причем пользуется им довольно жестко. Может быть (как вариант), именно это авторитарное давление и заставило Мишель довольно рано выйти замуж и родить ребенка –в качестве попытки побега из жестких тисков фамильной «любви». Ее брат (мир праху его!), видимо, был хитрым и пронырливым малым, который не брезговал связываться с криминальной средой, так что особо приятные воспоминания о жизни в родной семье навряд ли остались, в то же время будучи обладательницей мягкого и отходчивого сердца (к сожалению, не в моем случае!) Мишель не порывает ни с родителями, ни с братом, оставаясь для них поддержкой, в том числе и материальной. Встретились мы, скорее всего, где-то в 2005 году, и Шерил в то время было три года. Соответственно, к этому времени уже состоялся официальный развод с отцом ребенка. Причины определять не стану, это прерогатива Мишель. Равно, как и основания, почему она не запросила с первого супруга алиментов. Может быть, он сбежал, в принципе, или с него и взять-то нечего. То есть этот вопрос отдается на вольную фантазию в рамках британского семейного права. Факт остается фактом: брак продлился недолго. Учитывая дороговизну бракоразводных процессов, полагаю, что он еще и влетел в копеечку. Возможно, что семья залезла в долги. Возвращаясь к хронологии событий, в тот же примерно 2005 год (жесткие рамки не устанавливаю для возможности делать корректировку времени знакомства) умирает отец Мишель, чем добавляет еще проблем с расходами. И тогда, собственно, на горизонте появляюсь я. Мне сложно требовать от потенциального соигрока сразу симпатии или сказочной любви, поэтому второй брак мог быть заключен не обязательно по гипнотической взаимности со стороны невесты. Дальнейшие события подробно расписаны в моей биографии, и, думается, что все они не приносили Мишель большой радости. Собственно говоря, акцентировать внимание на чувствах бывшей супруги тоже не буду, потому как переживать эту историю со своей стороны придется ей, и выводы она сделает сама, исходя из своего личного понимания происходящего.  После утраты брата, скорее всего, она, помимо шока от произошедшего  будет чувствовать вину перед оставшейся в одиночестве матери, и поэтому ее влияние окажется особенно внушительным на сознание дочери. Именно в такой неудачный момент Крис покается в том, кем является, и это, видимо, окончательно добивает Мишель – не думаю, что легко смириться с мыслью о том, что, желая тихого семейного счастья, ты вышла замуж за однажды уже умершее существо, которое еще  в придачу является предвестником смерти. Второй неудачный брак навряд ли добавит ей оптимизма в жизни, и мать Мишель берет ситуацию под свой контроль, помогая ей разобраться с бракоразводным процессом. Полагаю, идея не лишать Криса отцовства над Шерил  была также подброшена тещей: только в таком случае можно было рассчитывать получить алименты не только на супругу, но и на ребенка, а дорогая «мама» не считает зазорным трясти деньги с бывшего зятя, убеждая Мишель, что ему, то есть мне, надо расплачиваться за всю ту боль, которую он, то есть опять же я, ей причинил. Учитывая необходимость достойно содержать ребенка и родительницу, не думаю, что у нее есть большой выбор, хотя вполне вероятно гордость уже, к сожалению, не моей бедняжки отчаянно страдает от необходимости получать содержание. В текущем году возникает дополнительная проблема – Шерил сейчас 15-16 лет, то есть ей необходимо сдавать экзамен на получение общего свидетельства о среднем образовании Scottish Certificate of Education (SCE Standard Grade), после чего у девочки два пути – либо поступать в колледж на специальное профессиональное образование, либо продолжить обучение в школе до 18 лет, чтобы сдать экзамен на аттестат и поступить в университет. Собственно говоря, не смотря на попытки все шесть лет после развода прекратить всякое общение с Крисом, сейчас необходимо встретиться и обговорить будущее Шерил, потому как в основном, вопрос должен касаться оплаты – кому, что, куда – это часть алиментных обязательств. Даже если Мишель не сделает первый шаг, то его сделаю я. Образование ребенка из-за напряженных отношений страдать не должно. Крис все еще упорно ждет возможности вернуть себе семью, но ограничивать Мишель в возможности заводить любого рода отношения было бы излишним эгоизмом с моей стороны, потому как понимаю, что полноценно созданный персонаж не может быть категорически связан с одним соигроком, и вполне допускаю ситуацию, что в светлом будущем семьи с точки зрения бывшей супруги никакого анку быть не может. 
Мишель ни в коем случае не стерва с жизненной установкой «и коня на скаку остановит и в горящую избу войдет». Она, может быть, и была бы рада побыть слабой и уязвимой, но жизнь так складывается, что приходится быть сильнее, чем хочется. Ее добросердечие и любопытство  часто становится причиной увеличения и без того объемного числа проблем, Мишель влипает в разные истории из-за попыток помочь кому-либо или разузнать о чем-либо. Именно любопытство и привело к продолжению знакомства, начатого на кладбище. Дочь для нее – и солнце, и луна, и звезды. Она в ней души не чает, пытаясь  быть лучшей матерью даже в сложившихся малоприятных условиях и оградить Шерил от переживаний, особенно в нынешних неспокойных условиях. Это не яркая харизматичная личность, но в ее простоте чувствуется мягкая притягательная сила естественного очарования, которая напрочь и снесла Крису голову. Не злоупотребляет косметикой, если и пользуется духами, то не сильно шибающими в нос. Изумительный в кавычках водитель – можно часами любоваться, как она безуспешно пытается нормально припарковаться.
Что же касается малышки (которая для отца всегда будет оставаться ребенком) Шерил, то мне бы не хотелось ограничивать характер девочки какими-либо иными рамками – она в подростковом возрасте, и у нее формируются новые жизненные принципы, так что девочка может находиться на любом делении в шкале от «послушной дочери» до «сорванца». Сейчас в жизни Шерил – непростой период, ей надо определяться с собственным  будущим. Единственное, что бы мне хотелось сохранить, это душевные отношения между отцом, пусть и не родным, но зато законным, и нею, и которые, надеюсь, что за 6 лет вынужденной дистанции не превратились в Берлинскую стену.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Внешности both my charming girls изменяемы, главное, чтобы соблюдался возраст и общий типаж.  Играть есть что – как в прошлом, так и в настоящем. При собственном графоманстве не жду ответные полотнища в ответ. Достаточно, дабы вам было интересно примерить эти образы, и они вдохновляли вас на создание новых сюжетов. Если появились вопросы/сомнения/предложения/идеи, оставляйте ваш der Brief в гостевой. В случае если вышеозначенное можно сказать только шепотом на ушко, то могу предложить либо вариант ЛС, либо аську.

пример поста

Для июня было не жарко. Вернее даже сказать – холодно, и особенно это чувствовалась сейчас, после заката. Было холодно на улице. Было холодно дома. И от этого всего в совокупности на душе копилось поганое чувство опустошенности и тоски. Может быть, поэтому он и пил все время? Просто, чтобы согреться? «Да ладно. Хотя бы перед собой-то не оправдывайся и без того тошно». Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками. Тебе хочется очухиваться, вливать в себя лошадиную дозу алкоголя, так чтобы мозг отключился к бесовой матери, потеряв вообще хоть какое-то ощущение пространство и времени, а как только он вдруг опять начнет подавать признаки жизни, пытаясь вспомнить, за каким хером хозяин с таким усердием постоянно его глушит, то, получив очередную крепкую порцию градусов под сорок, снова вырубался. Оно, конечно, хорошо бы так. Но сколько ты выдержишь в таком темпе? Сутки? Пятеро? Кому как, а у него получается и того меньше. Потому что до зарезу хочется курить, а когда ты доползаешь до сигареты, то в очередной раз перед глазами встают в полный рост все проблемы. Вернее, ровно одна – его девочек здесь больше нет. Шерил не носится, как угорелая, хлопая дверьми, и ее смех не сыпется мелкими осколками разбитого хрусталя где-то там возле застекленной двери, ведущей во двор. Не слышно, как быстро, на одних пальцах, пробежит босыми ногами из ванны следом за дочерью Мишель, и полотенце хлестко не опустится на спинку стула. «Она сейчас снова должна крикнуть, что я не должен позволять малышке столько бегать по дому. И тут же обидится. У нее чуть дрогнет нижняя губа, и она сразу же разозлится. Не сильно. Но все равно заглянет сюда и смерит взглядом. Каким только она одна умеет смотреть на меня. Потом ничего не скажет, качнет головой и закроет дверь. Она просто не понимает, как я люблю слышать эти звуки – живые звуки их присутствия рядом: когда закрываешь глаза, и просто по одному шагу или хлопку, или звону, или лязгу знаешь, что вот сейчас звякнула крышка от кастрюли в руках жены или дочка уронила свои фломастеры. Эту музыку можно слушать вечность. Просто лежать и слушать. Бесконечно. И чувствовать, что предела этому счастью нет». Пустота мучает хуже любого скандала. Когда бушует пожар, надежда еще есть. Когда осталось одно пепелище, то рассчитывать больше не на что. «Пепел к пеплу. Прах к праху. И хуже всего, что со временем тебе приходится смиряться с некоторым положением вещей. Ты ненавидишь жизнь? Отлично, она от тебя тоже не в восторге. И что? Давай, умник, порази меня блестящими идеями. Пойти повеситься? Гениально. А ничего так, что твои обязанности по отношению к семье никто не отменял? Им нужно на что-то жить, и, будем исключительно честными – твои алименты их сильно выручают. Paourkaezh tru*». Но самое отвратное во всей этой ситуации было то, что, наконец, мозг запротестовал против беспробудного насилия, и принялся постоянно переключаться на посторонние предметы. Душа хотела страдать – запойно и безнадежно, и все же так не получалось. Нет, разумеется, Крис продолжал уходить в запои, которые, однако, стали не такими затяжными, как раньше. Пришлось заняться еще и своими обязанностями. В конце концов, помимо семьи были еще люди, которым он должен: его клиенты, его подчиненные, в конце концов. Хочешь –не хочешь, приходится брать в руки телефон и внятно отвечать на звонки. А потом еще и выбираться на улицу. Шаг за шагом приходилось возвращаться к опостылевшей обыденности.  Как легко жить, когда нечего терять, и как же, твою мать, тяжело, если теряешь нежданно-негаданно свалившееся сокровище! Анку достал уже третью сигарету подряд и остановился, щелкнув зажигалкой. С другой стороны, может, так оно и к лучшему? У него до сих пор тлела вяленькая надежда на то, что Мишель одумается, переосмыслит случившееся, и они вместе найдут компромисс в сложившейся ситуации. А пока Крис просто шел смотреть футбол в один из спортивных баров. Просто, чтобы не оставаться снова в одиночестве и не надраться в хлам. Последние дни он всерьез начал верить в собственные иллюзии, что еще не все потеряно, и она позвонит ему. Идея до такой степени одолела его, что Дэвер даже заставил себя привести дом в порядок, вычистив оттуда следы длительной попойки. И пошли дни и недели в ожидании этого гипотетического звонка, в реальность которого он вдруг уверовал более, нежели мулла в Аллаха. Белесый сигаретный дым уходил в небо. Крис стоял и курил, снова прокручивая в голове место расположения нужной ему забегаловки. За столько лет жизни в Эдинбурге преодолеть географическую дезориентацию так и не удалось. Он постоянно путал названия заведений, домов и улиц, махнув рукой на собственную безнадежность. И тогда раздался звонок – едва различимое утробное ворчание из кармана куртки, но ему показалось, что над его головой насыщенно и густо грянул гигантский колокол, не различимый проходящими мимо него людьми. Сердце забилось с такой силой, что казалось, сейчас накачанная им кровь прорвет сосуды в местах пульсации. Едва не выронив сигарету, Крис подрагивавшими пальцами, вдруг переставшими его слушаться, кое-как вытащил телефон, будучи уверенным на сто процентов, что звонит Мишель. Но это была не она. Вот так просто: уже возведенный было до небес карточный домик разлетелся от одного незначительного щелчка. Вот так просто.
- Шеф, я придумал, кое-что, - раздался жизнерадостный голос креатив-менеджера. – Это просто бомба! Смотрите, мы переименуем наше длинное и унылое «Scotmid Funeral Service» в краткое и емкое – «Stork» (Аист). Я даже придумал слоган! «Мы вас принесли, мы и унесем!» Правда, здорово?
- Да ты у меня просто фантастический долбоеб, - не сразу, но все же нашелся, что сказать Крис. В наследство от старых хозяев ему достался и весь штат бюро, часть персонала которого вообще непонятно, зачем там присутствовала. Как, например, креатив-менеджер. Зачем организации, занимающейся захоронением, делать из личной трагедии цирк с конями, анку категорически не понимал. И все-таки рука у него так и не поднялась никого уволить. Он на личной шкуре знал, что такое остаться без работы и метаться в ее поисках, всюду получая отказ. – Слушай, давай ты уже дашь мне какую-нибудь толковую идею, которую мы сможем прибыльно использовать. С расчетом всех рисков и успехов. Без аистов. Без гробов с рюшами. Без добавления праха кремированного в салют и запуска его в небо. Все. Просто дельные предложения для повышения спроса, ладно? - Крис отключил телефон и с некоторым раздражением толкнул тот обратно в карман. Разумеется, у него нет права срываться на подчиненных: их вины в том, что Мишель не звонит – нет, но так измываться над смертью тоже нельзя. Траву он там, что ли, курит? Зацепившись за последнюю мысль, анку вспомнил о  почти потухшей сигарете, которую сжимал в пальцах другой руки, и спешно затянулся, втягивая легкими и носом остатки никотинового дыма. Нужно идти, скоро начнется матч. Дэвер сделал шаг и снова остановился, с некоторой растерянностью понимая, что звонок выбил его из колеи, и он напрочь забыл, в какую сторону ему надо было двигать. Не часто, но так у него случалось. Секунду назад ты помнил, но стоит произойти чему-нибудь непредвиденному, как  все, что память старалась удержать, исчезало из головы напрочь. «Отлично. И что теперь?» - Крис повернулся сначала в одну сторону, потом – в другую. Он стоял посреди Грассмаркета среди небольшого потока прогуливавшейся в обе стороны рынка толпы. Пока мозг лихорадочно искал выход из положения, глаз выхватил солидного поперек себя шире мужика с шарфом футбольного болельщика, чьего именно разглядеть в надвигающихся сумерках анку не удалось. Он явно направлялся к дверям под небольшой темно-зеленой вывеской, гласящей «Biddy Mulligans». Сопоставив несложные факты, можно придти к выводу, что вполне вероятно джентльмен желал найти место, где сможет от души «поболеть», не опасаясь вмешательства со стороны  равнодушной к игре семьи. Всегда есть шанс ошибиться, но других вариантов в запасе не было, и Крис, отправив окурок в мусорный бак, направился следом. В конце концов, ирландский паб – не худшее место в городе, особенно для него, с его глазведжианским прошлым. Внутри было жарко, постепенно заведение наполнялось посетителями, а из включенных плазм со всех углов комментатор делал расклад на будущий матч, прикидывая шансы. Низкие потолки, с виду грубо сколоченные деревянные столики и стулья, потертые кожаные диваны и обшарпанные стены – кажется, что ничего приятного подобнее зрелище не могло вызвать, но только не для анку. Он ощутил себя, как будто снова вернулся в прошлое, где проблемы ежедневного выживания затмевали все прочие, и черное было черным, а белое - белым. Все было просто. Нынешнее положение тяготило его, и свалившиеся деньги казались ненужным грузом, а еще больше – чрезмерно тяжкой платой за потерю жени и дочери. Здесь, среди рядовых обывателей, он ощущал себя таким же, как раньше – без необходимости лезть вон из кожи, пытаясь казаться лучше и изысканнее, чем ты есть на самом деле. У круглой стойки Кристиан ткнул пальцем в ближайшую к нему бутылку виски, и, прихватив стакан, занял свободный стул за одним из относительно свободных столиков, с одного края которого уже спал крепко надравшийся увесистый старик в кожаной жилетке. Ему никто не мешал, как и он, прочем, тоже. Анку сел рядом и налил себе полный хайболл, после чего хлебнул до дна одним глотком. Ни на сорт, ни на марку виски он не обратил никакого внимания. Крис по образу жизни прошлых лет не был эстетом-ценителем спиртного. Он пил либо, чтобы уделаться, либо чтобы скоротать время. Ни для того, ни для другого ни букет, ни вкус, ни выдержка не имели ровным счетом никакого значения.
- Англия еще ни разу не выигрывала у Франции на чемпионатах Европы, записав себе в пассив две ничьих и два поражения, - вещал комментатор, пока обе команды выходили на поле, а Крис наливал себе вторую стопку.
- Офсайд! Дэнни в офсайде! Как неудачно! – сразу начал эмоционально болеть за «своих» диктор. – Чемберлен обкрадывает Насри на фланге! Давай же! Бегом! Вот он уже и в штрафной! И! И! И… какая нелепая передача Уэлбэку!
Анку снял куртку, повесив ее на спинку стула. Страсти накалялись. Он, к слову, тоже болел за «своих» и едва не подпрыгнул на месте, когда Самир неудачно навешал с углового. После третьего захода виски без тоста, ему удалось целиком сконцентрироваться на матче, причем, учитывая специфику паба, поддерживающих французов, вернее, болеющих против англичан, оказалось в разы больше. Насри снова бьет угловой, и снова защита на месте, но вот уже полузащитник «МанСити» отправляет мяч низом по воротам, но тот летит мимо впритирку с нижней штангой. Гул разочарования проносится по залу.
- Да ладно! – Крис треснул ладонью по столу. – Это же должен был быть чистый гол! Как так-то?!
Кто-то рядом хлопает его по плечу. Многие из зрителей уже поднялись на ноги и  пьют стоя. Им так легче эмоционально махать руками и передавать свое состояние окружающим. В пабе царит полнейшее панибратство, некое единство людей, разделяющих между собой одно увлечение. Может быть, среди них есть подобные ему существа, но сейчас это совершенно не важно. Здесь нет политики или расовых предрассудков – здесь есть только зеленый газон, к которому прикованы всеобщие взгляды.
- «Львы» прут в контратаку,  - раздается рядом еще чей-то голос. – Как на буфет. Ну, держись теперь Льорис!
- Пусть сначала пройдут Диарра и Мексеса. Они там не за красивые глаза стоят, - возражает вслух Кристиан, не оборачиваясь и наливая себе еще виски. Он уже тоже стоит на ногах. Твою мать, ну давайте же! Это всего лишь англичане!

0

14


http://s48.radikal.ru/i122/1712/bd/6420b1f8c29d.gifhttp://s46.radikal.ru/i111/1712/c5/841a26404b54.gif
Paul Landers

► Имя Фамилия: любые, как фантазия долбанет.
► Возраст: от 35 лет.
►Трудоустройство: креатив-менеджер в похоронном бюро «Scotmid Funeral Service»

► Вид: человек/ любое зарегистрированное существо
► Легенда: ...

► Способности

вы себя лучше меня знаете (:

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Фактически перед нами чистейший перпетуум-мобиле: энергия нашего мистера Икс, назовем его пока так, для удобства повествования, не имеет границ. Невысокого роста живчик с  целой охапкой анекдотов и забавных случаев в карманах пытается самым активным образом участвовать в размеренной работе бюро. Его нерасплесканная фантазия жаждет выхода, поэтому Икса просто таки штормит от избытка самых разных идей. Ему недостаточно сидеть в кабинете: он периодически вмешивается в деятельность всех сотрудников из благих побуждений оказать помощь, и каждый раз где-нибудь напортачит. Хорошо, что не помогает родственникам покойного нести гроб, потому что вставленное в одно место шило зудит и требует поучаствовать и в этом  массовом мероприятии. Будучи воплощением зайца-энерджайзера на земле, наш креатив-менеджер все-таки находит время и силы, чтобы достойно исправить собственные ошибки, иначе давно был бы уволен к чертовой матери. Неисправимый оптимист, не обидчив, и в целом придерживается позиции, что если с ним приключилась неприятность, значит, он ее заработал. На 2008-й год уже работал  в «Scotmid Funeral Service», которое находилось в запущенном состоянии и влачило жалкое существование. Где нарабатывал стаж до этого и учился –на усмотрение. То, что образование есть – это факт, ибо Икс в отличие от своего нынешнего начальника, то есть меня, знает, кто такой кот Шрёдингера и не чужд идеям гезамткунстверка. Итак, в 2008-м году похоронное бюро приобретает Кристиан Дэвер, возникший буквально из ниоткуда с кучей денег. Сначала подозрительно отнесшийся к новому шефу коллектив со временем привык к нему. Особенно на установление теплых взаимоотношений повлияло увеличение зарплаты, неожиданно пришедший вслед за сменой руководства поток богатых клиентов, и тот немаловажный нюанс, что уволено было не так много штатных единиц, в основном представлявших реальный балласт для заведения. Креатив-менеджер, ко всеобщему удивлению, был оставлен на месте, и с тех пор усердно пытается доказать, что достоин доверия, а, может быть, и дружбы. Его честность и ответственность, не смотря на специфическое чувство юмора и бесполезность 99 % идей, стали определяющими в процессе убеждения Дэвера в порядочности нашего Икса. С тех пор он имеет монопольное право приносить бумаги на подпись шефу, где бы он ни был – у себя дома в постели или под барной стойкой, а также: 1) торжественно вывозить его из злачных мест в случае, если Кристиан уже не вяжет лыка не только языком, но и ногами; 2) говорить с ним на любые темы, потому как в курсе всех проблем начальника – как с семьей, так и с алкоголем; 3) приходить к Крису домой и звонить в любое время года и суток. После официальной регистрации директора бюро в качестве анку в 2011 году не сильно расстроился и, в общем-то, это мало повлияло на его благодарность. В остальном добавляйте, что хотите и расписывайте, как вам больше понравится. Темное прошлое? На здоровье. Проблемы в настоящем? Да сколько хотите. Попробуем найти всему решение – безвыходных ситуаций не бывает.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ну да, ну да, что-то вроде «Тарапунька ищет Штепселя». Хотя, на самом деле, образ сам по себе самодостаточен и способен активно поучаствовать в жизни города. Внешность менять бы не хотелось – эти двое выглядят вместе довольно гармонично, учитывая совершенно разные типажи, и игра на контрасте как характеров, так и внешности будет выглядеть довольно любопытно. Во всяком случае, с моей колокольни видится именно так. Для связи сначала гостевая, если я не на работе и трезвый, то отвечаю быстро, или запросите там же асю.

пример поста

Для июня было не жарко. Вернее даже сказать – холодно, и особенно это чувствовалась сейчас, после заката. Было холодно на улице. Было холодно дома. И от этого всего в совокупности на душе копилось поганое чувство опустошенности и тоски. Может быть, поэтому он и пил все время? Просто, чтобы согреться? «Да ладно. Хотя бы перед собой-то не оправдывайся и без того тошно». Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками. Тебе хочется очухиваться, вливать в себя лошадиную дозу алкоголя, так чтобы мозг отключился к бесовой матери, потеряв вообще хоть какое-то ощущение пространство и времени, а как только он вдруг опять начнет подавать признаки жизни, пытаясь вспомнить, за каким хером хозяин с таким усердием постоянно его глушит, то, получив очередную крепкую порцию градусов под сорок, снова вырубался. Оно, конечно, хорошо бы так. Но сколько ты выдержишь в таком темпе? Сутки? Пятеро? Кому как, а у него получается и того меньше. Потому что до зарезу хочется курить, а когда ты доползаешь до сигареты, то в очередной раз перед глазами встают в полный рост все проблемы. Вернее, ровно одна – его девочек здесь больше нет. Шерил не носится, как угорелая, хлопая дверьми, и ее смех не сыпется мелкими осколками разбитого хрусталя где-то там возле застекленной двери, ведущей во двор. Не слышно, как быстро, на одних пальцах, пробежит босыми ногами из ванны следом за дочерью Мишель, и полотенце хлестко не опустится на спинку стула. «Она сейчас снова должна крикнуть, что я не должен позволять малышке столько бегать по дому. И тут же обидится. У нее чуть дрогнет нижняя губа, и она сразу же разозлится. Не сильно. Но все равно заглянет сюда и смерит взглядом. Каким только она одна умеет смотреть на меня. Потом ничего не скажет, качнет головой и закроет дверь. Она просто не понимает, как я люблю слышать эти звуки – живые звуки их присутствия рядом: когда закрываешь глаза, и просто по одному шагу или хлопку, или звону, или лязгу знаешь, что вот сейчас звякнула крышка от кастрюли в руках жены или дочка уронила свои фломастеры. Эту музыку можно слушать вечность. Просто лежать и слушать. Бесконечно. И чувствовать, что предела этому счастью нет». Пустота мучает хуже любого скандала. Когда бушует пожар, надежда еще есть. Когда осталось одно пепелище, то рассчитывать больше не на что. «Пепел к пеплу. Прах к праху. И хуже всего, что со временем тебе приходится смиряться с некоторым положением вещей. Ты ненавидишь жизнь? Отлично, она от тебя тоже не в восторге. И что? Давай, умник, порази меня блестящими идеями. Пойти повеситься? Гениально. А ничего так, что твои обязанности по отношению к семье никто не отменял? Им нужно на что-то жить, и, будем исключительно честными – твои алименты их сильно выручают. Paourkaezh tru*». Но самое отвратное во всей этой ситуации было то, что, наконец, мозг запротестовал против беспробудного насилия, и принялся постоянно переключаться на посторонние предметы. Душа хотела страдать – запойно и безнадежно, и все же так не получалось. Нет, разумеется, Крис продолжал уходить в запои, которые, однако, стали не такими затяжными, как раньше. Пришлось заняться еще и своими обязанностями. В конце концов, помимо семьи были еще люди, которым он должен: его клиенты, его подчиненные, в конце концов. Хочешь –не хочешь, приходится брать в руки телефон и внятно отвечать на звонки. А потом еще и выбираться на улицу. Шаг за шагом приходилось возвращаться к опостылевшей обыденности.  Как легко жить, когда нечего терять, и как же, твою мать, тяжело, если теряешь нежданно-негаданно свалившееся сокровище! Анку достал уже третью сигарету подряд и остановился, щелкнув зажигалкой. С другой стороны, может, так оно и к лучшему? У него до сих пор тлела вяленькая надежда на то, что Мишель одумается, переосмыслит случившееся, и они вместе найдут компромисс в сложившейся ситуации. А пока Крис просто шел смотреть футбол в один из спортивных баров. Просто, чтобы не оставаться снова в одиночестве и не надраться в хлам. Последние дни он всерьез начал верить в собственные иллюзии, что еще не все потеряно, и она позвонит ему. Идея до такой степени одолела его, что Дэвер даже заставил себя привести дом в порядок, вычистив оттуда следы длительной попойки. И пошли дни и недели в ожидании этого гипотетического звонка, в реальность которого он вдруг уверовал более, нежели мулла в Аллаха. Белесый сигаретный дым уходил в небо. Крис стоял и курил, снова прокручивая в голове место расположения нужной ему забегаловки. За столько лет жизни в Эдинбурге преодолеть географическую дезориентацию так и не удалось. Он постоянно путал названия заведений, домов и улиц, махнув рукой на собственную безнадежность. И тогда раздался звонок – едва различимое утробное ворчание из кармана куртки, но ему показалось, что над его головой насыщенно и густо грянул гигантский колокол, не различимый проходящими мимо него людьми. Сердце забилось с такой силой, что казалось, сейчас накачанная им кровь прорвет сосуды в местах пульсации. Едва не выронив сигарету, Крис подрагивавшими пальцами, вдруг переставшими его слушаться, кое-как вытащил телефон, будучи уверенным на сто процентов, что звонит Мишель. Но это была не она. Вот так просто: уже возведенный было до небес карточный домик разлетелся от одного незначительного щелчка. Вот так просто.
- Шеф, я придумал, кое-что, - раздался жизнерадостный голос креатив-менеджера. – Это просто бомба! Смотрите, мы переименуем наше длинное и унылое «Scotmid Funeral Service» в краткое и емкое – «Stork» (Аист). Я даже придумал слоган! «Мы вас принесли, мы и унесем!» Правда, здорово?
- Да ты у меня просто фантастический долбоеб, - не сразу, но все же нашелся, что сказать Крис. В наследство от старых хозяев ему достался и весь штат бюро, часть персонала которого вообще непонятно, зачем там присутствовала. Как, например, креатив-менеджер. Зачем организации, занимающейся захоронением, делать из личной трагедии цирк с конями, анку категорически не понимал. И все-таки рука у него так и не поднялась никого уволить. Он на личной шкуре знал, что такое остаться без работы и метаться в ее поисках, всюду получая отказ. – Слушай, давай ты уже дашь мне какую-нибудь толковую идею, которую мы сможем прибыльно использовать. С расчетом всех рисков и успехов. Без аистов. Без гробов с рюшами. Без добавления праха кремированного в салют и запуска его в небо. Все. Просто дельные предложения для повышения спроса, ладно? - Крис отключил телефон и с некоторым раздражением толкнул тот обратно в карман. Разумеется, у него нет права срываться на подчиненных: их вины в том, что Мишель не звонит – нет, но так измываться над смертью тоже нельзя. Траву он там, что ли, курит? Зацепившись за последнюю мысль, анку вспомнил о  почти потухшей сигарете, которую сжимал в пальцах другой руки, и спешно затянулся, втягивая легкими и носом остатки никотинового дыма. Нужно идти, скоро начнется матч. Дэвер сделал шаг и снова остановился, с некоторой растерянностью понимая, что звонок выбил его из колеи, и он напрочь забыл, в какую сторону ему надо было двигать. Не часто, но так у него случалось. Секунду назад ты помнил, но стоит произойти чему-нибудь непредвиденному, как  все, что память старалась удержать, исчезало из головы напрочь. «Отлично. И что теперь?» - Крис повернулся сначала в одну сторону, потом – в другую. Он стоял посреди Грассмаркета среди небольшого потока прогуливавшейся в обе стороны рынка толпы. Пока мозг лихорадочно искал выход из положения, глаз выхватил солидного поперек себя шире мужика с шарфом футбольного болельщика, чьего именно разглядеть в надвигающихся сумерках анку не удалось. Он явно направлялся к дверям под небольшой темно-зеленой вывеской, гласящей «Biddy Mulligans». Сопоставив несложные факты, можно придти к выводу, что вполне вероятно джентльмен желал найти место, где сможет от души «поболеть», не опасаясь вмешательства со стороны  равнодушной к игре семьи. Всегда есть шанс ошибиться, но других вариантов в запасе не было, и Крис, отправив окурок в мусорный бак, направился следом. В конце концов, ирландский паб – не худшее место в городе, особенно для него, с его глазведжианским прошлым. Внутри было жарко, постепенно заведение наполнялось посетителями, а из включенных плазм со всех углов комментатор делал расклад на будущий матч, прикидывая шансы. Низкие потолки, с виду грубо сколоченные деревянные столики и стулья, потертые кожаные диваны и обшарпанные стены – кажется, что ничего приятного подобнее зрелище не могло вызвать, но только не для анку. Он ощутил себя, как будто снова вернулся в прошлое, где проблемы ежедневного выживания затмевали все прочие, и черное было черным, а белое - белым. Все было просто. Нынешнее положение тяготило его, и свалившиеся деньги казались ненужным грузом, а еще больше – чрезмерно тяжкой платой за потерю жени и дочери. Здесь, среди рядовых обывателей, он ощущал себя таким же, как раньше – без необходимости лезть вон из кожи, пытаясь казаться лучше и изысканнее, чем ты есть на самом деле. У круглой стойки Кристиан ткнул пальцем в ближайшую к нему бутылку виски, и, прихватив стакан, занял свободный стул за одним из относительно свободных столиков, с одного края которого уже спал крепко надравшийся увесистый старик в кожаной жилетке. Ему никто не мешал, как и он, прочем, тоже. Анку сел рядом и налил себе полный хайболл, после чего хлебнул до дна одним глотком. Ни на сорт, ни на марку виски он не обратил никакого внимания. Крис по образу жизни прошлых лет не был эстетом-ценителем спиртного. Он пил либо, чтобы уделаться, либо чтобы скоротать время. Ни для того, ни для другого ни букет, ни вкус, ни выдержка не имели ровным счетом никакого значения.
- Англия еще ни разу не выигрывала у Франции на чемпионатах Европы, записав себе в пассив две ничьих и два поражения, - вещал комментатор, пока обе команды выходили на поле, а Крис наливал себе вторую стопку.
- Офсайд! Дэнни в офсайде! Как неудачно! – сразу начал эмоционально болеть за «своих» диктор. – Чемберлен обкрадывает Насри на фланге! Давай же! Бегом! Вот он уже и в штрафной! И! И! И… какая нелепая передача Уэлбэку!
Анку снял куртку, повесив ее на спинку стула. Страсти накалялись. Он, к слову, тоже болел за «своих» и едва не подпрыгнул на месте, когда Самир неудачно навешал с углового. После третьего захода виски без тоста, ему удалось целиком сконцентрироваться на матче, причем, учитывая специфику паба, поддерживающих французов, вернее, болеющих против англичан, оказалось в разы больше. Насри снова бьет угловой, и снова защита на месте, но вот уже полузащитник «МанСити» отправляет мяч низом по воротам, но тот летит мимо впритирку с нижней штангой. Гул разочарования проносится по залу.
- Да ладно! – Крис треснул ладонью по столу. – Это же должен был быть чистый гол! Как так-то?!
Кто-то рядом хлопает его по плечу. Многие из зрителей уже поднялись на ноги и  пьют стоя. Им так легче эмоционально махать руками и передавать свое состояние окружающим. В пабе царит полнейшее панибратство, некое единство людей, разделяющих между собой одно увлечение. Может быть, среди них есть подобные ему существа, но сейчас это совершенно не важно. Здесь нет политики или расовых предрассудков – здесь есть только зеленый газон, к которому прикованы всеобщие взгляды.
- «Львы» прут в контратаку,  - раздается рядом еще чей-то голос. – Как на буфет. Ну, держись теперь Льорис!
- Пусть сначала пройдут Диарра и Мексеса. Они там не за красивые глаза стоят, - возражает вслух Кристиан, не оборачиваясь и наливая себе еще виски. Он уже тоже стоит на ногах. Твою мать, ну давайте же! Это всего лишь англичане!

0

15

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №6
08.10.2017 - 06.12.2017

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Современные блага цивилизации бугимена уже не удивляли, наоборот, ему искренне казалось, что он создан жить в этом времени. Ему нравились соцсети, нравилось активное общение, возможность найти человека, дозвониться до него практически моментально – стоит только нажать пару клавиш на телефоне. Все прошлое постепенно размывалось, стиралось под ярким хаосом современности, и ему это нравилось. И все чаще он думал, что ему не почти двести лет, а двадцать семь максимум.

Tyler Anderson, Come as you are


Никто в целом мире не ненавидел и не винил его так, как он сам. Чувство вины может быть постоянным спутником, тенью: куда бы ты ни шел, что бы ни делал, стоит обернуться - она будет на том же месте, ни раздавить, ни избавиться. Но может оно быть и тяжким грузом, лежащим на плечах, с каждым шагом все больше придавливающим к земле, забирающим силы и желание жить.

Walter Shaw, если есть изъян


Он разберётся со всем позже, потом, как только из глаз Мартина на него перестанет смотреть полуживотная тьма, а когти сменятся обычными ногтями. Когда пропадут клыки. Когда Мартин Бертран вернётся в норму, каким бы условным и растяжимым это понятие не было по отношению ко всем ним.

Helge Langenberg, Don't look!


Во рту становилось горько от мысли, что единственный раз, когда она поступила так, как считала нужным, был тысячу лет назад – в момент, когда она сама решила пойти к дракону в пещеру и стать платой за благополучие деревни.
Только теперь она точно знала, что просить надо не дракона, просить надо саму себя и слушать при этом не старейшин, а сам город.
Только она и Эдинбург знают, как правильно поступить.

Agnes Wanlockhead, convince me


Хищнику сложно доказывать собственную миролюбивость там, где уже есть вполне себе сложившиеся – и небезосновательные – жизненные постулаты.

Martin Bertrand, parle-moi


Пустой звук. Убежище для ссущих выступить открыто за свои права существ. Сбиваются в группки как твари дрожащие, чтобы не было так страшно, к потом водружают короны на свои юные головы, нихуя в сущности не сделав.

Dominic Welsh, go back to hell


Вопреки собственным советам, Дуэйн никогда не боролся с приступами паники при помощи дыхания и медитаций. И даже набор душистых травяных сборов на все случаи истериков были далеко не для личного использования. В тумбочке стола ирландец держал мощнейший из депрессантов.
Виски.

Duane O'Grady, mad as a march hare


Ваши желания когда-нибудь исполнялись? Конечно, исполнялись. Мы постоянно жалуемся на жизнь, но мечты, желания, они действительно исполняются. Может, не те, что мы на самом деле хотим и, частенько, не в той форме, которой нужно, но это происходит. Космос слышит просьбы, или это слышат святые, духи, макаронный бог с глазами-тефтелями, не так уж важно.

Mabel Shaw, it's good to be the kitty


Голос Кассандры, который указывал ей по какому пути пойдут события, толкал предупредить каждого, кого коснётся беда, чтобы в очередной раз круг замкнулся и она вновь и вновь созерцала, как никто не смог увернуться от катастрофы, оставаясь при этом позорно невредимой.
«Милостивый Боже, за что же ты так со мной?»

Magdalene CrystЧто отнято судьбой, а что подарено...


Сценарий был один, уже который год. Билли никогда не оставляет надежды, что своими нравоучениями он вобьет в меня хоть капельку разума. А когда понимает, что до меня все равно не дойдет – принимается за план «Б». И пытается всю эту дурь из меня выебать.
К слову, у него еще ни разу не получилось.

Mary Holden, they had it coming


Шлюха спокойно все разрулила и даже не огорчилась, а это хороший знак. Значит сегодня, сразу после того как он смоет с себя кровь этого клеща, можно будет лечь спать на ее коленки. А пока надо затолкать тушу в салон и издалека насладиться великолепием языков пламени, лижущих новенькую иномарку.

Tate ArcherDie, die my darling


«Люди», и мысленно и вслух, произносимое с сочувствием, со злостью, с отвращением. Не «человек», как отдельно взятая личность, благо на своем пути «человеков» Сидни встречает адекватных и довольно приятных. Но вот «люди», когда они сбиваются в кучки, чего-то требуют, угрожают и просто забывают о том, что они стоят ниже. Ниже легенд, да даже ниже простого таракана. Потому что люди убивают и уничтожают все на своем пути. Когда-нибудь они сожрут и друг друга и мир вздохнет спокойно.

Sidney Yang, february rhapsody


Мы добры или злы не по причине отношения к какой-либо расе, подклассу, статусу, касте. Нельзя оценивать легенду только по обложке, по чьим-то словам, поэтому я и жажду встретить всех существ, узнать правду о них.

Etta Bishop, облачно, возможны осадки в виде драконов


Вся страна на грани войны, и все это знают, но они настолько погрязли в новой для них культуре хиппи, что дружно игнорируют все знаки, танцуют под луной и обмениваются цветами, пока на горизонте их судеб взрываются вьетнамские закаты. Малеа в восторге.

Matei Malea, зуд седьмого года


Не злоупотребляя гостеприимством, конечно, впрочем понятие превышения допустимых границ для широкой русской души были весьма призрачным, и, если для чопорных британцев, например, сразу понятно, где заканчиваются их мухи и начинается чужой суп, то для Андрея Светлова, который всегда таковым оставался, независимо от документов, нового имени и прочих составляющих, этих рамок почти не существовало.

Aden Bright, Should auld acquaintance be forgot


Ледоколом сквозь Арктические просторы она двинулась к молодому парню, игнорируя откровенные взгляды, липшие к ней будто мухи на божественное вино из садов Диониса. Не огонь - шкуру не прожгут, пусть себе любуются и слюни на пол роняют. Санобработка этим Авгиевым конюшням точно не повредит. А если чей биоматериал ещё и ядовит - так вообще чудная дезинфекция выйдет.

Kodan Holm, prove me wrong


Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками.

Christian Dewaere, Какой русский не пьёт виски?


Хотелось остаться на земле, смотаться в город, купить подарки и сувениры, проникнуться праздничным настроением и ненадолго забыть о том, что здесь вообще-то, на минуточку, война.

Otto von Kreuz, Враг мой


Салли старалась быть максимально непринужденной, но ответить на вопрос, изменился ли ее старый добрый друг, не спешила. Изменился? Сначала она даже толком и не подумала об этом - всего лишь маникюр стал своеобразный, но все равно до Мэрлина Мэнсона ему далеко со своим видом.

Sally Marshall, parle-moi


Пару лет назад Ян бы задумался, что ошибся дверью (или зданием, а может даже жизнью), но среди ученых обнаруживалось множество странных людей, которые никак не желали вписываться в рамки привычного для немца, поэтому человек напротив не вызывает у него должного удивления.

Johann Bayer, Консультанта (не) приглашали?


Не так давно, кажется лет сорок или пятьдесят назад, Айлу научили одному простому фокусу - если хочешь узнать что-то о городе, в котором живешь, или о людях в нем обитающих - иди в библиотеку, бери местные газеты за последний десяток лет, и просматривай их.

Isla Ross, freaking me out


Ньют улыбнулся, и это отразилось на его лице кривоватым оскалом.
- Приятного вечера, - с наслаждением добавил людоед, – мудила.

Newt Baker, Клиент всегда прав?


Как там говорится? Быстрые ноги пиздюлей не боятся? Пиздюлей Виктор не боялся лет так с 10 и так, но вопли нападавших за спиной подстегивали не хуже плетей погонщиков.

Victor Holm, look away


Tебя так легко читать. Ты еще проще, чем фанатка суперпопулярного американского бойсбенда, которой посчастливилось встретить своего любимчика на улице или даже столкнуться с ним лицом к лицу.

Prince Monroe, you should wear your nametag


Он за свою долгую жизнь повидал всякого и ясно усвоил одно - каким бы говеным не было существо, оно не заслуживало быть сожженным на костре или пущенным на органы.

Richard Bellum, Слово «сюрприз» всегда звучит зловеще


Ей наверно стоило поворчать, пожурить его, потыкать носом в труп со словами "кто это сделал? Кто плохой мальчик?", ей стоило все это сделать хотя бы для галочки, хотя бы в попытке очистить совесть, но они были вместе уже слишком долго.

Chasey Lain, Die, die my darling


Когда он видел цель, препятствия отступали сами собой, а если нет, он ломал их. Одно за одним, пока дорога не была расчищена. Упорство, упёртость, фанатизм. Не комплимент, не оскорбление - констатация факта. Райли целился в лицо твари.

Riley Remington, so falls the world


- Давайте вы не будете меня трогать. – Пискляво передразнил Стюарт, едва захлопнув за студентом дверь, чувствуя какое-то невыносимое раздражение за свой невольный подкат. Сам не до конца понимая, зачем это надо было делать, он ясно увидел себя со стороны каким-то маньяком-педофилом-извращенцем, который заманивает мальчиков в нумера под предлогом учебы.

Stuart Hailey, Haters gonna hate!


Ей нравилось производить впечатление чокнутой тетки, которая любит таращиться на вас так, будто сейчас посадит на лопату и отправит в печь. Впрочем, кто же будет отрицать что такое вполне возможно? Она, конечно, не Баба-Яга, но русскую печь в условиях шотландских туманов она организовать сможет.

Kiki Mora, They're coming for me


Костюм был так себе. Не в плане ткани или качества – за этим родители рьяно следили, купив своему сыну на выпускной дорогую добротную вещь. Но он был школьный, нес на себе этот флер школьной столовой, переделанной в зал для проведения выпускного, занудных речей и обещаний учиться лучше и изменить мир…

Thomas Mann, Haters gonna hate!


- Не удосужился узнать подробностей о той твари, на которую попер буром? - вкрадчивый, словно успокаивающий и усыпляющий голос Кота расплывался в пространстве,обволакивая и накрывая невидимым одеялом. - Не удосужился. Всего лишь тварь, которую надо отстреливать, да? Почему вы забываете, что эти твари живут на свете много дольше вас и, значит, умеют за себя постоять?

Roderick Blair, so falls the world


Дуглас нервно сглотнул и несколько раз судорожно кивнул. Фредерик набрал воздуха в легкие, шумно выдохнул, подошел поближе и наклонился к парню, положив нервные ладони на собственные колени. Хотя, хотелось положить их на горло паренька и выпустить когти.
-Вот скажи мне, Дуглас, когда ты успел стать дебилом? КОГДА, ДУГЛАС?! ЧТО, БЛЯТЬ, С ТОБОЙ ПРОИЗОШЛО?!

Frederick Davis, Фантастические твари и где им наливают


Телефон молчал уже четыре дня - и если б Райан был каким-нибудь киношным маньяком, он бы сказал что-то про “четыре дня, два часа, тридцать минут и пятнадцать секунд”, но он, конечно, никаким маньяком не был, а значит, и время не засекал. Четыре дня - этого было достаточно.

Ryan McLeary, ветер, кровь и серебро


Если бы не всепоглощающее чувство, неконтролируемое желание выпустить крик, Нора обязательно бы испугалась этого странного чувства удовольствия и восторга, которые распустились цветами в глазах Эмбер, когда мужчины сцепились в яростной животной драке. Это страшно, даже думать, что кто-то упивается таким примитивным зрелищем. В таком было что-то от фрицев и от античного пристрастия к гладиаторским боям.

Nora-Jane McClane, today is not the day i die


Тео не сделал в своей жизни много чего – не посадил дерево, не построил дом, не вырастил сына. Но сейчас он жалеет вовсе не об этих общепринятых вещах, которые должен совершить всякий нормальный и уважающий себя мужик. Тео сожалеет о том, что перед вылетом не успел пририсовать те долбанные два пера на фюзеляже.

Theo Lefeir, Враг мой


Гойко Митич в те годы сам был едва ли старше Тито Марича, и никто ещё не знал, что из перьев можно сделать вычурный головной убор, из забора можно выломать шест и заточить его, как пику, а потом бегать по всей улице и быстро-быстро хлопать себя ладонью по открытому рту, чтобы получалось индейское улюлюканье.

Tito Maric, good luck

0

16


https://78.media.tumblr.com/2959f0a2ef7da2b4953244cbdcff6b24/tumblr_orbxy3Nyvc1rjj953o5_250.gif https://78.media.tumblr.com/a64a513bb404741083c708354174bf26/tumblr_orbxy3Nyvc1rjj953o4_250.gif
Aleksandr Gorbatov

► Имя Фамилия: Денис (Дэнис) Булман
► Возраст: 30 лет
►Трудоустройство: полицейский, детектив

► Вид: человек или легенда (соловей-разбойник)
► Легенда:

► Способности

Соловей-разбойник характеризуется как лесное чудовище, нападающее на путников и обладающее смертоносным свистом. Это сказочный и былинный богатырь, который силой свиста сбивает с ног (обычно сидит на дереве, в дупле, в гнезде разбойничьем). Он представляет собой сложный образ, в котором есть черты и птицы, и человека, чудовищного богатыря.
Соловей обладает способностью перевоплощения – он свистит по-соловьиному, но не превращается в крохотную серенькую птичку, шипит по-змеиному, но не становится змеею, рычит по-звериному, но не принимает облик лесного или фантастического зверя, и т.п. Он свистит так громко, что на десять верст в округе все приходит в упадок, леса к земле преклоняются, речная вода песком да илом мутится, а уж богатырский конь и вовсе спотыкается. Соловей-разбойник воплощает для русичей злую разрушительную силу ветра и становится образом славянского бога холодного северного ветра – Прозвизда. 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Внук, надеюсь ты помнишь свои корни? Родился ты в России, ну и рожа рязанская, а не только родина в паспорте, об этом напоминать должны. Хотя за столько лет ты уже отлично обшотландился, прям как твой дед. Не будем вспоминать историю твоей семьи - хватит и того, что папку твоего я не видел, и знать не знал кто он есть (или был). Мать твою, дочь свою, я любил, заботился и помогал как мог, и сколько она позволяла. Хоть и получился я для нее отцом так себе, забугорным. А в тебе, мелкий пакостник, души не чаял. Потому после того, как мать богу душу отдала, тебя к себе и забрал. Волокиты было много, но я же дед, а при живом деде не дело внуку сироткой быть. Тебе тогда одиннадцатый год шел.
Дениска, ты - эталон полицейского, сильный смелый, не очень уклюжий - гены пальцем не размажешь, как говорится. Уже который год добросовестно трудишься на благо города, ловишь тварей (люди они такие, да), даешь повод для гордости. Ты как бронепоезд, который не знает преград, иногда кажется, что и тормозной рычаг у тебя отсутствует. Но это не беда. Молодость она такая.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

В принципе никаких ограничений нет. Но хотел бы попросить - без излишней драмы. Молод еще, чтобы сопли на кулак наматывать. Заводила, задира в прошлом, сейчас должен быть кем-то без пяти минут лучшим детективом года, пусь и проблемным.
К слову Денисыча ждут многие. Радушный прием и занятость по всем фронтам обещается.

пример поста

Черный кадиллак, который на дорогах Эдинбурга смотрелся хоть и нормально, но дико, тихонько полз по частному сектору. Кит Булман, добропорядочный полицейский, серьезный детектив, пдд всегда соблюдал, и невозмутимо давал по шее тем, кто у него перед носом эти пдд нарушал. Поэтому на улице, и близ лежащих к этой улице переулках, где проживает Кит Булман – царит идеальный порядок. Ни тебе лихачей, ни тебе аварий. Может, это и менталитет, но что-то подсказывало местным жителям, что невозмутимо расследовавший пару лет назад случай прокола шин, снятия руля и похищения мотора, мистер Булман, имел к неприятностям самое прямое отношение. Кто-то его видел ночью с монтировкой на перевес, бодро перелезающим через садовые ограды. Кто-то видел, но ничего не сказал, потому как угодившего под колеса красного Феррари (ОТКУДА) мальчонку по имени Томас – знали все. А этого хлопца за рулем красного Феррари – никто, залетный казачек, распальцованный, сопли пузырями… В общем, тихо было тут.
Горыня выбивал пальцами по рулю мотив какой-то очередной джазовой аранжировки битлов, пускал кольца дыма, бормотал не очень попадая в текст песни, а потом начал скидывать кадиллаку скорость до минимума, пока не остановился рядом с опрокинутым вверх колесами велосипедом. Рядом с велосипедом сидело нечто в юбке поверх синих треников, в рубашке в горошек, в соломенной шляпке и с сигаретой в зубах.
- Ай-яй-яй – Горыня высунулся из окна кадиллака и осуждающе поцокал языком. – Милая Мэггс, ты хоть затягивайся нормально, а то пыхтишь как бегущий в колесе хомячок. Кто ж так курит? – протянул, щурясь и улыбаясь мужчина, внимательно разглядывая торчащую из-под шляпы цветастую шевелюру Мэгги. Мэгги Бишоп, соседка, студентка какого-то там кружка, в душе художник, в жизни очень бойкая и резвая девица. Живет через два дома от Булмана, живет не одна, там целый художественный притон. – Че ты тут?
- Та – отмахнулась Мэгги, вкручивая окурок в пыль у дороги.
- Запрыгивай, та – передразнил Кит, отстегивая ремень безопасности и выбираясь из салона. Перевернутый на дыбы велосипед лежал отдельно от цепи, и вообще казалось странным, что он все еще представляет собой какую-то целую композицию. – Не расшиблась хоть? – закидывая конструкцию на плечо, а потом скидывая в багажник, поинтересовался Горыня, поглядывая на девчонку, двумя пальцами поднимающую с земли цепь.
- Да не беда. Велик жалко. Он как-то сам хлоп-хлоп…
- А я тебе говорил, хлоп-хлоп. Он же и так со скрипом ездил. Причем скрип этот было слышно везде и ото всюду. Садись давай.

- Слышь, Мэггс, ты же вроде как - сворачивая к обочине у «художественного притона», Булман потер переносицу. – Художник же? В цирке работать хочешь..
- В театре. Гримером. – автоматически поправила девушка, ровняя шляпку и распахивая дверь.
- Приходи ко мне завтра. С утреца самого. И все, что нужно захвати.
- Для чего?
- Для грима.
- А зачем?
- А надо.
- Ааа
- Ага.

.завтра.

- Нет, я конечно предполагала. Но… дядя Кит, серьезно? – Мэгги, с утра выглядящая как нормальная молодая девушка, очень миленькая, надо сказать, а не как художник, таращилась на сидящего напротив нее «дядю Кита». «Дядя Кит», серьезно улыбался и кивал.
- Я когда-нибудь шучу вообще? – мужчина сложил ноги по-турецки и облокотился спиной о диван, глядя на девушку.
- Ну, как бы постоянно? И это типа, тоже вот, не шутка?
- Типа вот не шутка. – Горыня заерзал по полу, сделал глоток кофе из кружки и отставил ее в сторону. – Давай, сделай из меня милашку. – он хлопнул глазами и стянул губы куриной попкой.

- Ну, как? – Горыня вглядывался в свое отражение. Зеркало как у принцессы – розовое с блескучками, Мэгги немногим ранее очень несмело вложила его в ладонь мужчины.
- … Вполне… милашка.
- А ты можешь сказать это, глядя мне в лицо? – Кит Булман вздернул бровь и снова уставился в отражение. – Тут сколько слоев вообще?
- Столько, сколько надо, чтобы ты хоть на половину милашки тянул. – Мэгги ковырялась в своем волшебном чемоданчике. – Последние штрихи? – она выложила на пол рядом с собой парик и пузырек с красным лаком для ногтей. – Ой, еще б ноги п…
- А я уже. – невозмутимо отозвался Горыныч, строя сам себе глазки.

За Велей, ой, простите: за «мистер Уолтер Шоу, сэр» можно наблюдать вечно. Его можно поставить в один ряд с пламенем костра, с накатывающими на песчаный берег волнами. Газета, чашечка крепкого кофе – маленькая, беленькая – блюдце с… чем-то. Скорее всего там должен лежать бутерброд с красной игрой, или вареное яйцо, которое Чернобогович тихонько шлепает по скорлупе крохотной серебряной ложечкой. В общем, мистер Шоу являл собой зрелище серьезно-расслабленное, сосредоточенное на чтиве.
Не удивительно, что ему не особо было дело до сидящей в другом конце зала дамы. Кощей вообще был единственным, кто на эту даму не обратил совершенно никакого внимания. Скорее всего потому, что когда мужчина зашел в ресторан, дама уже сидела на своем месте, закинув ногу на ногу, смотрелась в зеркальце (чудовищно маленькое в руке). Ах да, немногим ранее дама строила глазки бедной девочке-официантке, у которой совершенно не получалось держать лицо и вежливо улыбаться. Девочка заметно терялась, особенно когда дама басовито заказывавшая кофе попросила еще сто грамм коньяка (с утра то!), а потом своими бегающими глазками буквально надругалась над стройными ножками официантки. Девушка бежала от столика как ужаленная, а кофе «даме» подал молодой человек, сурово сведший брови, но и его дама назвала «сладким» и заставила поджать хвост. «Дама». Женщина с большой буквы. Волевой подбородок, гордый орлиный профиль, бегающие глазки, сползающие чулки и съезжающие накладные груди.
В общем, сохранил Шоу у себя как минимум пару сотен нервных, впечатлительных клеток.
«Ну давай же» - Горыня мысленно подгонял шушукающуюся через стол от него пару мужиков. Мужики солидные, в костюмах, очках на носу. За обоими полиция гоняется уже паре месяцев, да поймать не может. Пока случай не подкинул такое вот – блюдечко с каёмочкой. Тут уже пола работа с прокуратурой, точнее, с одним ее представителем. Кит Булман с этим прокурором как-то быстро нашел общий язык, стоило только начать работать вместе – нос свой не сует куда не надо, говорит мало и по делу, обладает взглядом дохлой рыбы – в общем, не коррумпированный. Таких подкупать то и не хочется, такое таскают за собой шлейф справедливости и дотошности. К слову идея с прикрытием была его. Но его идея была какой-то скучной: очки усы парик. А Кит… Кит скучал, откровенно и прилюдно, поэтому слегка… перегнул.
Мужчины беседовали тихо, но стараниями прокурора именно под их столиком покоилось записывающее устройство. Из дамской сумочки «подприкрытого Булмана» их снимала карманная камера. В общем, все складывалось подозрительно гладко. Кит, к слову, предлагал зажать мужиков в уборной. Ну или хотя бы одного из них, но отчего-то идею не поддержали. Сказали – морды бить и руки ломать рано. Поэтому Булман решил ломать дрова.
Кощей на своем пьедестале, залитый утренним солнцем снова посмотрел на часы. Горыня тоже глянул на часы. Мужчины тоже на часы глянули и как-то быстро закруглились. Скрипнул стул, зашевелилось пространство.
- Хватай вяжи. – прохрипел в телефонную трубку Горыня и поднялся с места. Девочка-официантка вжалась в стойку. Видимо, придавливаемая харизмой.
Как. Они. На них. Ходят.
Толстенькие каблуки сапог казались какими-то не очень устойчивыми, меняли и без того шокирующую походку с еще более пугающую сторону. Хотелось подтянуть чулки, поправить сползшую в подмышку левую грудь.
Перед Уолтером Горыня замер, сосредоточенно заглядывая себе в декольте.
- Здорово! – поднял глаза, улыбнулся, и откинул с плеча длинную кудрявую прядь. Уселся на стул напротив, забывшись, расставил ноги так, что юбка опасно хрустнула где-то на швах. – Думаю вот, дай подсяду к такому ослепительному мужчине, а то чего сидит один, грустит и явно ждет кого-то, или нечейный вовсе.

для вдохновения



0

17

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЦИТАТНИК ФОРУМА
Новогодний спецвыпуск (полный любви и локальных мемов)
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Давно у меня такого не было, чтобы я был так завален постами и этим счастлив.

Andrew Bennet


И тут меня озарил вопрос...
Есть ли на форуме нц-шные отыгрыши?

Нит. Мы решили зачем в это играть, если про это можно ГОВОРИТЬ!  http://sh.uploads.ru/RhT7n.png 
Посему на Вандерласте НЦы много и всяко. В мыслях , флуде и даже намного в организационных темах
:D

Amelia Brand


На вандерласте хаос и беспредел, и это отлично


Riley Remington


Отношения на ласте - это "красный, блять, Дориан!"

Lars Holm


ох уж эти тесные связи на ласте

Callie Marsh


целомудренные объятия на ласте - это что-то новое
я и не знал, что здесь вообще есть что-то целомудренное кроме монашки http://s2.uploads.ru/LYumf.gif

Walter Shaw


можно пошутить шуточку про то, что из порноактеров в Эдинбург на ласт - это карьерный рост без отрыва от производства

Mary Holden


Я бы попытался угадать к чему сны все эти, но т.к. мы на ласте, то однозначно все они к обнимашкам  http://sg.uploads.ru/NBlPj.gif

Lars Holm


А вообще, чем хорош вечер пятницы на Ласте? Это как вернуться домой после долгого отсутствия, офигеть от количества дел, которые нужно переделать, но офигеть в хорошем смысле - дела эти очень приятные с:

Martin Bertrand


люблю атмосферу ласта
все свои, все любимые
официально заявляю, что это мой дом.

Tate Arcer


а еще хочу сказать, что за последние несколько лет ласт - единственный случай, где мне реально нравятся все мои эпизоды и соигроки, а не просто "ну бля, ну этот хотел поиграть, щас че-нибудь на отъебись придумаю и буду страдать, что не хочется писать туда"
вы все такие котики, что впору лечь и умереть в слезах счастья.

Walter Shaw


Шутите про тройничок - чувствуйте себя как дома, располагайтесь, добро пожаловать на Ласт, добрый вечер вам у хату.

Lars Holm


И на меня обрушился новостной шквал скандалов, интриг и расследований
в такие моменты и понимаешь, за что любишь ласт. за атмосферу любви и доверия, за отсутствие необходимости фильтровать мысли и речь.просто за то, что тут очень легко.

Mary Holden


Я поэтому люблю ласт
Вокруг пиздец, а у нас мир-уют и Мэри едет в секс-шоп DD

Tyler Anderson


концепт - ласт на самом деле ситком, мы все живем в одном большом доме, про-существа - в одной квартире, антис - в квартире напротив, в роли живой аудитории простые люди. все спят друг с другом, постоянно срутся в коридоре, курят траву на чужих балконах и никто уже даже не помнит, че они ссорятся.

Matei Malea


вчера ты просвещал меня песнями, сегодня я учу тебя, как правильно говорить "тююю!"... Ласт - познавательный х))

Martin Bertrand


Семейный ласт всё ещё семейный как мои трусы

Lars Holm


Вы, конечно, буковки на экране, зато какие хорошие

Riley Remington


Всем хороша тайга, но есть существенный минус... Там нет Ласта

Martin Bertrand


Меньше слов, больше объятий

Riley Remington


долги на ласте - странный предмет, вроде и пишешь, а края все нет

Walter Shaw


тем временем, я на форуме уже десять дней.
а мне тут все уже такое родное. и вы родные. иваще, спасибо всем за невероятное гостеприимство, отзывчивость и чувство юмора :З
ласт такой чудесный **

Elliot Mckinnon


Сжигай постели, а не города

Thomas Mann


Ласт как сборник анекдотов:
про коней, геев, маленьких девочек, хуи и религию

Magdalene Сryst


Семейные тайны на Ласте - это ж как триллер с обнимашками, и новые сезоны подвозят х)

Martin Bertrand


Ласт как он есть:
в сюжете людей будут спасать: сирена-людоедка, чупокабра-убийца и властелин мокрых детских простынок бугимен

Magdalene Cryst


Забей на все и возлюби(сь) на ласте

Charlotta M. Kane


Родня на ласте как те родственники, которых ты не зовёшь на праздника, НО ИМ НЕ НУЖНО ПРИГЛАШЕНИЕ. ОНИ ЖЕ УЖЕ ПРИЕХАЛИ.
И выгнать как-то неудобно.

Lars Holm


Пришел и охренел хд
Ласт как одна большая семейка

Tyler Anderson


Добровольные и полюбовные конкурсы на ласте - это: награды вам никакой не будет, но ДЕЛАЙТЕ КОЛЛАЖ И ДАРИТЕ ЛЮБОВЬ ТОМУ, ЧЬЯ ВНЕШНОСТЬ ВАМ ПОПАЛАСЬ.

Lars Holm


Magdalene Cryst написал(а):

Иисус любит всех

Прям как амс ласта http://funkyimg.com/i/232HH.png

Riley Remington


Что за славянский базар на ласте?

Walter Shaw


Вот начинается что-то со штанов, подкатов, семейно-родственных коллизий, а заканчивается объятиями и милотой...

Magdalene Сryst


У нас абсолютно потрясающий, шикарный и самый активный АМС
Искренне люблю каждого котика и считаю, что они создали и развивают нечто уникальное, уютное, захватывающее.
чуваки, я до этого форума в мыслях не сидел никогда. а здесь я дома

Dominic Welsh


Кругом экзистенциальная драма в антураже городского нуара

Martin Bertrand


У меня вообще такое ощущение, что на Ласте три основных проблемы, которые у всех болят:
1) дети;
2) Доминик;
3) русские.

Andrew Bennet


заходить на ласт - новый вид наркоплюх

Tate Archer


Как перестать орать от любви к этому форуму, каждому персонажу и каждой заявке?!

Frederick Davis


чтобы вы понимали уровень моей любви к форуму - вижу нового зарегистрированного, который придерживает внешность из тех, на которых есть гифки под рукой, несу ему полуголый цветастый комплектик, чтобы вариантов слиться у него не оставалось

Walter Shaw


Вообще, мне иногда кажется, что весь ласт - это один сплошной нЭжный, но пылающий гэнг-бэнг

Jack Stennard


каждый день на ласте be like
ВЕТЕР В ГОЛОВЕ А Я ВЛЮБЛЕННЫЙ
ВО ВСЕХ ДЕВЧОНОК СВОЕГО ДВОРА

Walter Shaw


Я понял, за что я так люблю Ласт - здесь я не чувствую себя слоупоком.

Tito Maric


ПИНАЙ ВОЛКОВ
ЕДЬ ПО ВСТРЕЧКЕ
ГРАБЬ ЦЫГАН
ПЛАНИРУЙ УБИЙСТВО ЛИХА
ГРАБЬ КОРОВАНЫ
ЕБИ ГУСЕЙ
или немного о том, как меня упороло с ласта
похоже на политические лозунги новой анархической партии

Arthur Kenroy

0

18

http://s0.uploads.ru/T4FrG.jpg http://s2.uploads.ru/yMPaI.jpg
http://s4.uploads.ru/xMSwu.jpg http://s8.uploads.ru/60Msu.jpg
Frances Bean Cobain & Alexandra Breckenridge

► Имя Фамилия: София Уортвуд и Агата Конон
► Возраст: более 2000 лет обеим
►Трудоустройство: кинолог и археолог

► Вид: Уникальные существа
► Легенда: Сцилла и Харибда

► Способности

Максимально деструктивные и во многом привязанные к водной стихии.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Страшно рычащая Сцилла в пещере скалы обитает.
Как у щенка молодого, звучит ее голос. Сама же —
Злобное чудище. Нет никого, кто б, ее увидавши,
Радость почувствовал в сердце, — хоть если бы бог с ней столкнулся
Ног двенадцать у Сциллы, и все они тонки и жидки.
Длинных шесть извивается шей на плечах, а на шеях
По голове ужасающей, в пасти у каждой в три ряда
Полные черною смертью обильные, частые зубы.
В логове полом она сидит половиною тела,
Шесть же голов выдаются наружу над страшною бездной,
Шарят по гладкой скале и рыбу под нею хватают.
Тут — дельфины, морские собаки; хватают и больших
Чудищ, каких в изобильи пасет у себя Амфитрита.
Из мореходцев никто похвалиться не мог бы, что мимо
Он с кораблем невредимо проехал: хватает по мужу
Каждой она головой и в пещеру к себе увлекает.


Сцилла с этого боку была, с другого Харибда,
Страх наводя, поглощала соленую воду морскую.
Воду когда извергала она, то вода клокотала,
Словно в котле на огромном огне. И обильная пена
Кверху взлетала, к вершинам обоих утесов. Когда же
Снова глотала Харибда соленую воду морскую,
Вся открывалась пред нами кипящая внутренность. Скалы
Страшно звучали вокруг, внутри же земля открывалась
С черным песком. И товарищей бледный охватывал ужас.
Все мы, погибели близкой страшась, на Харибду глядели.

Если Боги Олимпа не выдумка, то только они и знают, как много крови эти двое пролили в Греции в своё время. Куда уж там кровожадным сиренам - Сцилла и Харибда были куда как страшнее для моряков и встреча с ними даже не обманывала никого наслаждением.
Возможно, потому что моряки, да и мужчины в целом были им не нужны? Агата всё ещё считает "Одиссею" - литературным памятником их с Софией любви. Да, кровавой, да, жестокой, но любви друг к другу.  Они путешествуют по миру рука об руку, едва ли разлучаясь дольше чем на пару лет. Все связи на стороне - лишь защита и прикрытие, чтобы выжить, обе это прекрасно понимают. Но сегодня, сейчас, они наконец-то могут быть максимально свободны и в проявлении своих чувств. Но для полного счастья им не хватает свободы проявления своих сущностей. К чёрту Билль и его ограничения, они обе достаточно сильны, чтобы поставить тупых людишек на колени и заставить признать своё превосходство. Вот почему они примкнули к Нации Легенд - впервые за долгое время попытаться перестроить этот мир под себя, а не подстраиваться под него. И если цена этих перемен - людская кровь, что ж, они готовы её пролить.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Я безумно хочу видеть на проекте двух сильных, независимых, кровожадных и прекрасных женщин, которые друг для друга являются целым миром и которые готовы кинуть вселенную к ногам друг друга. Это определённо опасные личности, которые во всём преследуют собственные интересы. С ними можно сыграть много драмы, много треша, агрессивных революций и прочего. Возможно они станут той плохой компанией, под чьё дурное влияние Магда обязательно попадёт.
Внешности, имена, профессии - всё менябельно, характеры и биография - на ваш вкус. Хотелось бы сохранить только суть их отношений и взгляды на политическую ситуацию.

пример поста

Она будет себя разбивать,
Пока полностью не разобьёт,
Просто ей сложно принять,
Что стекло сильнее неё.

Конец каждой эпохи как смерть сверхновой – страшное время, в которое или ослепнуть, или просто подохнуть заодно хочется. Магда никак не могла определиться, но слепоты до одури боялась, а потому предпочтение отдавала варианту “подохнуть”.
Впрочем, с ним тоже не задалось. Казалось бы, на дворе 2088 год, институт церкви с каждым годом переживает всё больший упадок, но в подкорке сознания Магды всё также находится уверенность, что самоубийство – смертный грех.
И неважно, что не перед кем отчитываться за этот грешок, потому что уже без 5 минут доказанный факт, что Бога нет. Магдалине важно не это. Ей важно не знать. Хотя бы в смерти побыть такой же обычной как и все люди – не знать, когда это случиться и почему, иметь максимум возможностей – приближать собственный исход подручными средствами, но не сотворять его лично.
Возможно, потому что она всю жизнь только и делала, что неслась навстречу хаосу, пока тот не поглотил тех, кого она любила.
Здесь, в Амстердаме, их существование казалось чем-то далёким и расплывчатым. Как дым самокрутки, собирающийся под потолком её номера в дешёвом мотеле, образы Альваро и Николаса утратили былую чёткость. Всё, что напоминало о них – крестик, подаренный крёстным, на её шее, да японская монета рядом с ним – случайная находка под кроватью Ника. Воспоминания о прошлой жизни при желании можно было выбросить в реку или сжать в горсти, но Магда этого не желала.
Всё, что ей было нужно – включить радио в собственной голове на максимальную громкость, чтобы сквозь неё боль скулящей псиной не прорвалась к сердцу и не стала терзать его снова. Магда ведь никогда не была бойцом, ей чуждо сопротивление, она из тех, кто сбегает при удобном случае, вот только от себя некуда было бежать.
Разве что под личину Кассандры. Цветастый поток видений, в которых лишь незнакомые ей люди раз за разом переживают беды, лишний раз подтверждая некогда высказанную Шоу мысль: “Бог устал нас любить”.
Магда тоже устала, но в этот раз от самой себя. Ей нужно было уединение, какое-нибудь средство, которое позволит забыться. Ужасная ирония – большую часть жизни сознательно бежать от любых релаксантов, чтобы держать под контролем собственную силу, а теперь просто взять и перечеркнуть это всё.
Ей больше не для кого было держаться. Горе поглощало её, а выбор был из двух зол: обезуметь от боли или от видений.
Она выбирала видения.
Границы дней смешались в её голове. Она не могла вспомнить, когда поселилась в мотеле, когда платила за комнату, как долго ещё хотела тут пробыть. Всё, на что хватало её автопилота – найти алкоголь или наркоту, чтобы снова забыться в бесконечном марафоне чужих судеб. Она не была уверена, как часто ест и насколько эту еду вообще можно назвать таковой. Но она точно помнила, что от кокаина она наблюдает аварии, в то время как от марихуаны в основном несчастные случаи.
Чего она не предвидела даже под водкой, так это того, что в её номер придёт кто-то, кому смерть всегда грозила меньше других.
Магда пошатываясь села на постели, чувствуя, как её накрывает наркотическим туманом всё больше. Во рту было ужасно сухо и не удавалось произнести ни слова. Получалось лишь медленно моргать – разум не торопился вернуть её в реальность, да и она не была уверена, что ей это нужно.
В конце концов, возможно всё дело в новой смеси, которую она купила. Стоило запомнить, что от неё ей мерещатся бывшие (и больше никогда её не покупать).
Останови поток, исчезни, как всё исчезает,
Почему мне так нравится то, что меня разрушает.

0

19


http://s4.uploads.ru/0vl2M.png
Chris Evans

► Имя Фамилия: James Ainsley, например
► Возраст: выглядит на 35
►Трудоустройство: профессор в университете

► Вид: существо, шейпшифтер
► Легенда: Артайос (бог-медведь), Золотой Медведь (любой медведеподобный зверюга), сто килограмм опасного плюша

► Способности

чувство стиля, такта, юмора, меры (или ее отсутствия) и прочего, чего вам  пожелается+ужасный рык, убийственная лапа, умертвляющий клык и т.д.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


Когда-то очень давно они столкнулись еще во время Второй Мировой, когда Айдану было пять, и он был обычным мальчиком, но оба этого не помнят или убеждают себя, что им привиделось.
Джеймс и Айдан познакомились в университете, когда Келлс пошел туда учиться в очередной раз, под слегка измененными документами, надеясь освежить свои знания новыми научными теориями. Один – перспективный уже известный на тот момент профессор родом из США, свеженький доктор наук, прочитав работы которого Келлс и вернулся в университет, второй – перспективный студент, доктор наук, вероятно, будущий. Первому было интересно все необычное и нестандартное, второй фонтанировал идеями и задавал интересные вопросы на лекциях. Как-то раз Айдан задержался после лекции, а затем они оба очнулись… в пабе, за беседой о редакциях человеческого генома и евгенике. Курс профессора давно был окончен, но Айдан и Джеймс продолжали общаться, сделали пару совместных исследований и опубликовали в университетском журнале. Во время получения очередной степени магистра (на памяти Джеймса это была уже вторая степень Келлса) Айдан был ассистентом Эйнсли на кафедре, пока тот не выгнал его за разгильдяйство (шутка, хотя иногда хотелось). Джеймс говорил, что Айдану давно пора поработать в серьезной лаборатории, написать докторскую наконец, ведь часики тикают. Айдан в ответ отнекивался, не признаваясь, что его часики уже давно заржавели, а докторская – это очень скучно. Джеймс печатался в серьезных журналах, Айдан в своей маленькой секретной лаборатории бился над разгадкой своего неуправляемого зверя. Иногда, когда ресурсов не хватало, он приходил именно сюда, в университетскую лабораторию, придумывая невероятные причины для того или иного эксперимента или запроса. Джеймс верил или делал вид, что верил, кивал, разрешал, наблюдал со стороны, давал ценные советы. Иногда он вроде как что-то хотел спросить у младшего коллеги, но так и не спрашивал. Айдан иногда вроде как хотел что-то рассказать старшему коллеге, но так и не рассказывал.

Из забавного:
После более близкого знакомства с тобой я начал ходить в спортзал, чтобы ты не обзывал меня вечно “хилым слабачком”.

Нас с тобой выгнали с конференции в Бате, на которую ты решил взять меня с собой. Ты повздорил с каким-то англичанином, настолько сильно, что дело перешло к оскорблениям, и тот, бросив взгляд на твой бейдж с именем и местом работы, заявил, что ты тот еще шотландский ублюдок. Ты разумно возразил, что ты вполне себе американский ублюдок. А я добавил, что шотландский ублюдок тут как раз я, а еще к тому же наполовину и ирландский ублюдок. Драка была хорошей.

Я знаю, что ты сходишь с ума по шотландскому акценту, и смеюсь каждый раз, когда ты пытаешься ему подражать.

Ты небрежно зовешь меня kiddo, я обычно пихаю тебя в бок в ответ, но, на самом деле, мне нравится.

Как-то раз я случайно опрокинул на тебя поднос с реагентами, и ты за семь секунд разделся до трусов, чтобы химические вещества не попали на кожу через одежду. Возвращался ты домой в комбинезоне хим.защиты. Мне было очень стыдно, честно. Я потом еще две недели приносил тебе в лабораторию каждое утро кофе. 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Все вышеописанное – плод моего больного воображения, и детали биографии можно более чем полностью поменять и, естественно, добавить своих, ведь Айдан знает только то, что происходит с Джеймсом сейчас (а он может быть очень и очень древним существом). Мне бы хотелось, чтобы уже в ходе игры они узнали правду друг о друге – либо по случайным деталям и оговоркам, либо встретились в истинных обличьях.
Отношения от интеллектуально-коллегиальных до … суровой мужской дружбы или чего вам захочется. Это может быть исключительно естественнонаучный броманс, и я буду шафером на вашей свадьбе.
Можно спорить друг с другом до посинения о регистрации и нынешнем положении существ, ставить друг на друге эксперименты, можно поиграть пару раз в университетские годы и разойтись на этом, и вы будете развивать ту сюжетную ветку, которая интересна вам. Не хочу ничем ограничивать, вы сами себе хозяин. Приходите и оттаптывайте тут всем уши. 

пример поста

В нос ударил запах прелых листьев, влажной земли, крови, прошедшего дождя. Айдан стоял на четвереньках посреди небольшой поляны, постепенно теряя ощущение зверя, желание бежать, рвать зубами и выть. Он тихо выругался сквозь зубы. Как его вообще сюда занесло? Он был в незнакомой части леса, что с ним случалось редко, обычно зверь любил одни и те же места, сентиментальная сволочь, и свои человеческие запасы с набором выживания Келлс делал в определенных местах. Не в таком, в котором он оказался сейчас.
Стало холодно, кровь зверя его больше не грела, и организм вовсю протестовал против нахождения в такой холодрыге в чем мать родила. Айдан поднялся с земли, оглядываясь и пытаясь понять, где же он. Среди деревьев впереди виднелось больше света, видимо, открытое место, и Айдан, чуть пригнувшись, двинулся в ту сторону. За деревьями уже не было леса, зато стоял небольшой дом, и Келлс понял, что он совершенно точно и определенно тут не был, а значит, у него совсем проблемы – добраться до дома в таком виде было невозможно. Ему нужна была одежда и хотя бы направление для возвращения в город. Вот вернется, и засядет за карты местности вокруг Эдинбурга!
Дом – это люди, а люди ходят в одежде, но, самое главное, они ее стирают и сушат, часто на воздухе, когда у них есть свое хозяйство. Хозяйство Айдана было только “за” то, чтобы стащить себе какие-нибудь штаны. В конце концов, это с ним уже бывало. Когда он был помладше и думал, что это всё страшный сон, и каждый месяц молился, чтобы это было в последний раз, он часто оказывался, в итоге, голым в лесу и крал одежду у шотландских хозяек. Уже потом, после всех стадий отрицания, гнева, торгов и депрессии он завел себе несколько “тайных секретов” в окрестностях Эдинбурга, там, где любил бегать его внутренний безумный зверь.
Айдан быстрыми перебежками направился в сторону дома, пригнувшись еще ниже. Дом выглядел не слишком обжитым, и он замер в паре десятков метров, присев на корточки и прислушиваясь, что там может твориться. Было тихо, и Келлс решил подобраться ближе. Он добежал до угла, нащупывая рукой стену, побоялся заглядывать в окно и сразу обогнул дом в поисках той самой одежды, трепещущей на промозглом ветру. Нюх уловил присутствие рядом кого-то, слух подсказал, что он здесь уже точно не один. О, нет, нет, нет! Айдан стал медленно разворачиваться, готовясь бежать обратно в лес – он вовсе не искал себе новых друзей в глуши. Что-то подсказывало, что так далеко от цивилизации живут не самые радушные люди, и они вряд ли так уж любят гостей, особенно незванных.

0

20

http://sf.uploads.ru/t/y2MnZ.gif

http://sf.uploads.ru/t/g2NzX.gif

Sadie Sink

► Имя Фамилия: Келли МакМилан
► Возраст: 14-16
►Трудоустройство: школьница

► Вид: существо
► Легенда: Тевмесская лисица

► Способности

Оборотничество в лису, сверхскорость, сверхсила, режим вечно-голодной

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Жизнь Келли хороша. Её любят родители, она отлично успевает в учебе и спорте. Келли душа любой компании и заводила. Она так неусидчива и норовит влезть в неприятности, что мама уже устала удивляться и охать-ахать. Счесанные об асфальт коленки, рваные джинсы, синяки и ссадины. Келли любопытна и часто впутывается в неприятности. Она дружит с мальчишками и любит гонять на скейте. Её любимый фильм - Чужой, хотя Джон Уик тоже ничего, а лучшая игра в мире это Старкрафт.
Жизнь Келли хороша, хотя в последнее время она слшком много есть. Родители говорят что это нормально. Келли ты же просто растешь. Но Келли уже устала от постоянного чувства голода, что застилает глаза и не дает уснуть. Келли хочет мяса, постоянно, сырого ещё теплого от живого тепла мяса. Она почти чувствует его вкус, почти слышит  чужое сердцебиение и пульсацию крови в жилах. Келли страшно.
Келли кажется, что за ней следят. Этот странный мужчина, она точно видит его не первый раз. Она боится его на каком-то подсознательном уровне, ей хочеться убежать, но вместо этого она лишь закрывает глаза в надежде что он исчезнет. Ведь Келли не из тех кто убегает от собственных страхов.
Келли страшно. Мама говорит ей спрятаться на чердаке. Тот мужчина, он ворвался в их дом. Она слышала как отец захлебывался кровью пока умирал. Келли не прячется на чердаке, она бежит в подвал и не веря в происходящее размазывает слезы по  лицу. Где-то там внизу плачет давясь последними вздохами её мама. Келли знает что этот мужчина ищет её. Она прижимает черные уши к голове и крохотным лисенком ныряет в витиляционный люк, что бы спрятаться в нём.
Келли приходит в себя от прикосновения чужих рук. Какая-то женщина держит её за шкирку и пристально рассматривает медленно втягивая воздух вокруг. От женщины пахнет джином и сигаретами. Келли недовольно фыркает и пытается выкрутится. Женщина лишь усмехается и сажает лисенка в свою просторную сумку. Сиди  здесь дурочка.
Теперь Келли знает что это женщину зовут Элисон. Элисон рассказала ей много удивительных и пугающих вещей. Что-то про  какую-то вечно голодную лису из древней Греции, что-то про собак, про существ и охотников. Келли плохо понимает все это, но верит, вынуждена верить. Ведь теперь у неё больше никого нет.
Собственно Лиса Патрикеевна в поисках крохотной, но опасной лисички, которую возьмет под свой бочек и будет заботиться как о родной доченьке.

говоря проще

Если пересказывать историю персонажа в кратце и человеческим языком, то девочка Келли является существом, (той самой Тевмесской лисицей), за которой по легенде охотится пес, посланы богами (тот  самый мужчина, о котором говориться в тексте выше). Пес этот с виду адекватный и нормальный мужик, легенда уже осознавшая себя, вот только одержимый поисками лисицы, за которой призван охотится. И собственно охотится ему приходиться на вот такую милую девчулю. В поисках этой девчули он убивает её родителей, но так и не находит её саму, а у неё от стресса впервые в жизни на полную катушку прорезается сущность легенды.
В таком вот лисьем виде её и находит мой персонаж, который должен по идее расследовать дело об убийстве родителей Келли и как охотник найти и пристрелить больную псину. Но сердце Патрикеевны трескаеться при виде брошеного дитя и она её забирает себе, помогая осваиваться в звериной шкуре и заодно оберегает от всяких подозрительных лиц.
Комплектом к Лисе Патрикеевне идет Вий, который так же обещаеться Келли холить и лелеять, любить как родную и вообще всяческ баловать, пока горе приемная мамаша шариться по помойкам в поисках того, кто обидел её доченьку.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Келли умная девочка и опасная легенда, которая только только начинает осваиваться в новом для себя мире и которую преследует одержимый её убийством мужик. Она потеряла родителей и тут же обрела новую, очень странную семью в которой ей ещё только только предстоит прижиться.
Все что написано выше менябельно более чем. Внешность, имя, детали истории да и сама история, все это обсуждаемо и менябельно, указано лишь для того, что бы вам было проще сориентироваться в заявке. На внешности не настаиваю, хотя она на мой взгляд безумно хороша, прошу лишь оставить Келли все тем же рыжим дьяволенком. Фамилия и имя полностью менябельны, но мне бы хотелось что бы в ней была хоть капля шотландской крови.
Я эту крошку жду от слова очень, любить буду нежно, но горячо. Однако это не значит что я привязываю вас к себе и буду водить за ручку. У нас тут много классных ребят-жиребят, которые точно будут рады вас заиграть. От себя обещаю внимание, игру и заботу. От вас жду желание развивать персонажа, интерес к истории и стабильность.
Зовите меня для начала в гостевой, а там выдам любой удобный для вас меседжер.
 

пример поста

онкая струйка дыма витиевато поднимается вверх, от почти докуренной сигареты куда-то в небо, только лишь для того, что бы в итоге раствориться в сумерках Эдинбурга. Она делает последнюю затяжку и тушит окурок об край урны. Окурок, сопротивляясь, искриться, но смиряется с судьбой и уже через секунду, щелчком пальцев отправляется в жерло помойного монстра. Элисон выдыхает, стряхивает с рукава пальто одной ей ведомый мусор и толкает тяжелую деревянную дверь, выпуская в прохладный вечер душную, плотную и шумную атмосферу бара. Она частенько бывает в подобных заведениях, но точно не в этом. На её скромный вкус здесь слишком шумно, всегда много народа, персонал так и норовит сунуть нос в чужое дело, да и вообще местечко точно на любителя. Впрочем, любителей определённо было много, просто безобразно много. Она часто бывала в подобных местах вне работы, и почти никогда по делу. Раскрученный телевидением миф о том, что бар это самое удачное место для деловых переговоров, встреч с информаторами или тем более место где можно достать полезную для тела информацию так очевидно глуп что на него даже нет смысла злиться или обращать внимания. На самом деле в баре всегда слишком много глаз и ушей, слишком много лишних свидетелей. А ещё здесь есть алкоголь, и это главная причина по которой Элисон не решает рабочие моменты в барах. Бары расслабляют, а ей расслабляться точно нельзя.
Она оставляет пальто на вешалки у входа и присаживается за бар. Не углубляюсь в меню заказывает себе двойной макалан, зарекаясь что на сегодняшний вечер это точно её максимум. По крайней мере до тех пор, пока она не доберётся до дома. Дома будет уже проще. Дома ей не придется работать, по крайней мере ей хочется в это верить. Тощая барменша, улыбаясь, кивает и тут же переключает своё внимание на кого-то за спиной лисы. Это хорошо, внимание местного персонала это то, что нужно ей в последнюю очередь, хотя она не исключает что и с этой привилегированной кастой ей в итоге все равно придётся пообщаться. Не то что бы Элисон сомневалась в репутации заведения, ведь то, что было в Бешеных псах, остаётся в Бешеных псах, но лишний раз демонстрировать свою заинтересованность в осведомленности хозяев ей точно не хотелось. В барах всегда слишком много глаз и ушей. Обычно она не ведет дел в барах, это глупо. Но сегодняшний вечер исключение, она очень надеется что не совершает действительно серьезную глупость. Сегодня ей нужно встретиться с информатором, с тем самым невротичным парнишкой у которого так раздражающе дергается глаз. Что поделать, если ты долго сидишь на стимуляторах и метамфитаминах дёргающийся глаз это лучшее чем ты можешь отделаться. Элисон знает об этом слишком хорошо и слишком много. Невротик не знает что она существо. Тем более не знает что она охотник. Он вообще уверен, что она все ещё копается в чужом белье прикрываясь корочкой частного детектива. Они оба от этого только выигрывают. Парнишке не приходиться ссаться по углам при виде грозного существа или охотника (нужное подчеркнуть), а ей не приходиться оформлять несчастного как официального информатора подразделения. Вся эта бумажная волокита только утомляет, а брать на себя ответственность за того, кто начал предоставлять ей информацию всего лишь в обмен на адреса барыг у которых подешевле совсем не в её стиле. Ответственность за других давно уже не в её стиле. Паршивец задерживается, Элисон это не нравиться. Ей вообще не нравиться все, что происходит не по сценарию. Она едва касается губами виски, стараясь концентрироваться лишь на его запахе, однако смрад толпы все равно раздражает сознание. Женщина оглядывается по сторонам в надежде наконец-то уже найти несчастного невротика хотя бы взглядом, но находит совсем не то что искала.
Все что ей остаётся это тихо, но грязно выругаться. Назначить встречу в баре было действительно плохой идеей. Все что ей теперь остается, это надеяться, что слишком старый знакомый её не заметил.

0

21


http://funkyimg.com/i/2Ac7R.gif http://funkyimg.com/i/2Ac7S.gif
http://funkyimg.com/i/2Ac7T.gif http://funkyimg.com/i/2Ac7U.gif
James McAvoy

► Имя Фамилия: David Focker | Дэвид Факер
► Возраст: около 130
►Трудоустройство: администратор клуба "Mommy doesn't know" и личный помощник Кровавой Мэри

► Вид: легендарное существо
► Легенда: русалка (западноевропейская)

► Способности

• Русалки завлекают своих жертв обольстительным пением, ну а у вас, мистер Факер, соответственно - прокачанный скилл "пиздежа до вусмерти". Спеть, конечно, тоже можно, но в современным обществе проникновенный монолог как-то лучше заходит. При желании русалка своим голосом вводит в определенный вид транса, может заставить себе симпатизировать или склонить к принятию какого-то решения.
• Дальше - лучше. Рыбий хвост. Тоже подконтрольно и только в воде. В данном обличье - небывалая сила и проворность, а результативность работы ртом (это я про пение) возрастает в несколько раз.
• Долголетие, молодость и красота. По легенде, если ранить русалку на суше, она бежит в ближайший водоем и проводит некоторое время в истинном обличье, чтобы залечиться. Тем не менее, убить русалку не очень то и сложно. Если выстрелить в сердце - то, понятное дело, уже никуда не добежит.
• Ну и добавим сюда кровожадность (не полноценная замена пищи, а как изысканный деликатес).

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


Прежде чем описывать заявку, сразу оговорюсь, что заказываем мы тебя втроем. Великий колдун Мерлин (Фассбендер, да-да), Кощей Бессмертный и, собственно говоря, я - Кровавая Мэри страстно желаем пустить тебя по кругу. Поэтому сейчас я буду повествовать где, как и при каких обстоятельствах случилась связь Дэвида Факера со всеми вышеупомянутыми. Остальное - дело ваших рук и фантазии.
Во-первых, блядорыба Дэвид Факер - это двинутый на сексе стильный сутенер. Его ярая, граничащая со стилем жизни,  любвеобильность - это та черта, по которой тебя запоминают и потом никогда не забывают. Русалочья душа не знает покоя ни днем, ни ночью. Заинтересовать, обольстить, завлечь на дно морское - это твоя сущность. А еще, ты очень любишь собрания анонимных сексоголиков, которые ты посещаешь строго по графику, чтобы рассказать о своих победах.
История, которая нам известна, начинается в 1914 году. Когда молодой Дэвид, не умеющий правильно контролировать свою сущность, в поисках мужиков с широким разворотом плеч и обильного кровопускания - каким-то образом оказывается на Первой Мировой. А потом еще как-то умудряется дожить вплоть до 18 года и вот только тогда ловит шальную пулю. Мистер Монтгомери (это Мерлин) смерти милого необычного мальчика допустить не смог, поэтому подхватывает раненого Факера на сильные руки и забирает к себе. И их крепкая дружба (насколько крепкая – решите уже с Мерлином), продолжается до 1925-ого года.
К этому времени блядорыба Дэвид Факер окреп и возмужал настолько, чтобы пустится в пляс по собственным низменным желаниям. И если с пьянством, наркотой и случайными связями еще можно было мириться - то с растущей кровожадностью было сложнее. И в голове у дяди Мерлина созрел план-банан.
В это самое время (в 1925) я, прекрасная Кровавая Мэри, медленно умирала, запертая в подвале своим же законным супругом Уолтером Шоу (Кощей). По иронии судьбы, в дело опять вмешался Мерлин. Будучи страстно влюбленным в Кощея он никак не мог допустить, чтобы этот мужчина стал монстром. И поэтому вытащил Мэри из подвала. И познакомил ее с Дэвидом.
Наши пламенные кровожадные души потянулись друг к другу с первой же минуты. Ты любишь кровь, я обожаю кровь девственниц - Мерлин решил, что у нас много общего и ушел страдать в закат по своему Бессмертному дружку. Напоследок дав тебе установку - оберегать бешеную бабу и ни в коем случае не говорить о его (мерлинском) вмешательстве в историю со спасением из подвала.
Потом мы с тобой совместно обнесли дом моего бывшего супруга. Вынесли все драгоценности, облигации, ценные бумаги, поплювали во все салатницы и сперли позолоченный канделябр. И уехали жить в Нью-Йорк.
И вот, с того времени почти добрую сотню лет ты, Дэвид Факер - моя правая рука и левая нога. Верный соратник, трепетный друг, помощник, секретарь, администратор моего клуба и рыба моей мечты. Отбитый русалыч, альфа-самец всех официанток и танцовщиц клуба и просто хороший (нет) человек (тоже нет).

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


Дэвид Факер - это обобщенный образ двух Макэвоев - из Грязи и Взрывной блондинки. Если смотрели и понимаете, о чем речь - то это огромный такой плюсище.
Русалка должна быть именно западноевропейская. Славянской нельзя - ибо всю русскую нечисть Кощей Бессмертный контролировать изволит.
Мы втроем дружно сидим со свечкой у окошка и ждем милую блядорыбу. По любым вопросам - пишите в гостевую, ищите меня и будет всем счастье.

пример поста

Захлопываю крышку ноутбука и с громогласным стоном откидываюсь назад. Кажется, я заказывала хорошую звукоизоляцию в свой кабинет, тогда почему же так сильно стучит в висках? Встаю со стула и, тихо ступая по прохладному паркету, добираюсь до скрытого за дверцей секретера бара. Парочка стаканов и три абсолютно пустые бутылки жутко расстраивают. Опускаюсь на корточки, чувствуя, как короткое платье задирается выше нормы, а настроение опускается в выгребную яму.
Мне срочно, срочно блять надо выпить.
Сиротливо оглядываю стол в поисках телефона. Звякнуть на кухню и попросить кого-нибудь принести мартини? И пусть он будет грязный. Много водки. Две, нет, даже три оливки. Предвкушение заставляет меня встать, но тут же приходит печальное понимание, что сейчас вечер пятницы. И на кухне наверняка царит такой хаос, что мой шеф не успеет скрутить гребаные роллы, если будет отвечать на все звонки.
Добираюсь до кресла, в котором стоит моя сумка. Выуживаю оттуда пачку сигарет и триумфально открываю дверь кабинета, чтобы быть снесенной звуковой волной. Мой уголок страсти и бухгалтерских балансов находится почти у входа, недалеко от лестницы, ведущей  наверх. Обычно, под этой самой лестницей кто-то трахается, но кажется сегодня не тот случай.
Запираю дверь, обтягиваю платье. Можно выходить в люди.
Пробираюсь сквозь толпу людей, отдавливая мешающие мне ноги острыми каблуками. Обычно я люблю эту темноту и какофонию звуков, резкие вспышки неонового света, которые могут вызвать эпилептический припадок и то, как люди ведут себя, когда думают, что им все дозволено. Мой милый закуток Содома и Гоморры, где ребята платят большие деньги за самые низменные удовольствия. Только посредственностям нужен порядок, гений же – властвует над хаосом.
- Кэти! Кэти!
Официантка все-таки оборачивается, и я хватаю ее за острый локоток.
- Есть свободные випы?
- Шестой забронирован, но придут через час.
- Принеси мне туда водки, ладно? И льда.
Брюнетка понимающе усмехается и исчезает в толпе, я же иду прямо в объятия высоченного амбала, защищающего вход в царство избранных. Красная веревка отворяется загодя, мне не приходится даже останавливаться. Киваю мужчине и иду в сторону шестого по счету випа – это высокие диваны, практически полностью огибающие кругом маленький столик. Это место заказывали те, кто хочет спрятаться от чужих глаз. Ну, или напиться в одиночестве.
Кэти прибегает через 10 минут, когда я уже докуриваю вторую сигарету. Она даже ничего не говорит, просто ставит бутылку, толстый граненый стакан и ведерко  с колотым льдом. Хорошая девочка, только больно громко кричит, когда кончает.
Открываю, наливаю, выпиваю. По телу прокатывается сладкая истома крепкого алкоголя, и я блаженно откидываюсь на мягкую спинку дивана, все с тем же громким стоном, затерявшимся в громкой ритмичной музыке. Только вот расслабиться мне не дают.
Это похоже на то, когда все, что находится у вас внутри, насаживают на крюк, а потом, в определенный момент – резко дергают вверх. Ощущение не из приятных, но и не болезненное. А возможно, я привыкла. Просто твое собственное тело, проклятое, измотанное, заточенное под определенное дело – вдруг дает понять, что есть работенка. Есть голос, звучащий набатом в голове и отдающийся эхом где-то под грудью. И он зовет тебя. А конкретно этот почти умоляет.
Неспешно лью водку в стакан, рука вздрагивает (кажется, это уже третий зов), выпиваю залпом и встаю одним рывком. На выходе встречаю вездесущую Кэти, с трясущейся тарой на тонком подносе.
- Эй, милая, - приближаюсь вплотную и опускаюсь к уху, потому что повторять не собираюсь, - скажи Айле, чтобы проверила выручку и все закрыла. Меня сегодня не будет.
Конечно, ты знаешь этот голос, Мэри.
Упорно иду мимо закругленных випов к двери в уборную.
Сегодня не ваш день, Мэри.
Отпираю дверь, проверяю, чтобы в кабинках было пусто, просто проведя ладонью по шатающимся дверцам.
Чего он от тебя хочет?
Медленно набираю в ладонь розового жидкого мыла и тщательно мою руки. В зеркало перед собой не смотрю, принципиально опустив голову.
Он опасен. Он снова сделает это. Он снова сделает ЭТО, Мэри.
Поднимаю глаза, тщательно фокусируясь на самой себе (а не на прижавшемся к темной стене сутулом, пьяном теле), поправляю прическу, платье, стираю остатки помады бумажным полотенцем для рук.
И дотрагиваюсь кончиком пальцев до зеркальной глади.
Он даже не заметил, как я появилась. Сидит у стены, опустив голову с прилипшими ко лбу волосами. В руках покачивается ополовиненная бутылка, грозящая вот-вот упасть на пол. Замызганная майка и стойкое амбре запоя и отчаяния.
Где-то глубоко в моем сердце, в том месте, где выделены существенные территории для глубокой черной обиды на этого человека – всегда пряталось светлое пятно усохшей, застарелой нежности. Так смотрят на своего маленького ручного тигренка, которого лично поил из бутылочки и лечил порванное ухо. А потом зверь вырос и откусил тебе нахер ногу, заставив пожалеть о собственной беспечности, но только не о тех счастливых минутах, проведенных на зеленой лужайке в обнимку с полосатой кисой.
Скидываю туфли с острыми каблуками, но на лишний звук мужчина лишь нервозно дергает головой. Опускаюсь на колени прямо перед ним и осторожно дотрагиваюсь до колючего подбородка, заставляя его поднять голову и сфокусировать взгляд.
- Билли, милый, - улыбаюсь, гладя большим пальцем его острую скулу, - ты покажешь, где у тебя ванная?
Забираю бутылку и ставлю подальше. Встаю и подаю руку, заставляя Уильяма наконец-то принять вертикальное положение. Он держится за стену и мерзко дышит алкогольными испарениями, но все-таки кивает куда-то чуть дальше по коридору. И мы, в обнимку хромая и шатаясь, топаем в сторону заветной дверцы. Я пригибаюсь под весом его руки, накинутой мне не плечи, и свободно вздыхаю, когда удается усадить мужика на бортик ванной и скинуть с себя обузу. Кряхтя, стаскиваю майку с безучастного тела, убираю с его лба прилипшие кудряшки.
- Залезай, Билли, - беру в руки душевую лейку и начинаю регулировать температуру воды, - да, в штанах. И не смотри так.
Необузданный мститель внутри меня порывается облить бывшего супруга ледяной водой, но мудрая сильная женщина все-таки добавляет теплой.
- И рассказывай, за что ты так с собой, - и участливо направляю струю воды прямо на пьяную голову.

0

22


https://78.media.tumblr.com/tumblr_m7nbs9EMGR1qmti6wo2_r1_500.gif
Christian Camargo

► Имя Фамилия: Доктор Хенк МакКой | Dr. Hank McCoy
► Возраст: от 37
►Трудоустройство: в прошлом врач-хирург, ныне охотник Дал Риады

► Вид: человек/непробудившееся существо
► Легенда: -

► Способности

опытный врач, льстец, на дуде игрец и вообще все что сочтете нужным

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Генри. Милый Генри.
Потомственный врач, выходец из семьи хирурга и терапевта. Он хороший мальчик. Примерный сын, гордость родителей и школы.  У него по3актически нет друзей, а те что есть общаются с ним скорее по инерции, нежели из стмпатии. Аутсайдеры у которых нет иного выбора. Но Генри это не волнупт. Ему в общем-то все равно.
Выпускник Генри.
Он оканчивает школу с отличием. С легкостью поступает в институт смело ступая по проторенной родителями дорожке. Династия врачей, звучит действительно хорошо. И вдобавок ко всему ему это действительно нравится. Врачебное ремесло это то, что позводяет ему быть близко к смерти, смотреть ей в глаза и не отворачиваться.
Доктор Генри.
Он дипломировпнный специалист, опытный, один из лучших в своей профессии. Он обеспечен более чем, но быт его аскетичен, а развлечения скупы. Личная жизнь оставляет желать лучшего, друзья стороняться, а родители держат дистаннцию. Генри не одиноко, но скучно.  Он чувствует страсть, чувствует жгучее желание что-то делать, но кажется он уже уперся в потолок.
Охотник Генри.
Он узнает о существах вместе со всем миром и это переворачивает его мир. Вся эта наука летит к чертовой матери. Он хочет трогать их, изучать, хгать о них все. Он пробует себя в качестве специалиста в исследовательском центре. Но этого слишком мало. Их методы слишком скучны и гуманны. Ему нужно больше. Тогда Генри обращается к охотникам Дал Риады. По сути, они простые наемники, лишенные четких правил. Это то, что ему подходит. Это то, что он ищет.
Ему снова скучно. Быт Дал Риады быстро приедается и даже здесь он не получает искомого. Он определенно продвинулся в своих трудах. Эти дураки особо не следят за процессами утилизации мертвых существ, так что большинство трупов он исполосовал вдоль и поперек. Но этого мало. Ему попадаются лишь единичные экземпляры. Этого мало.
Так удачно на горизонте появилась Сиера. Сотрудничество с ними принесло свои определенные плоды, пусть и весьма за дорогую плату.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Я надеюсь вы уже догадались что я ищу парня, одержимого наукой, изучением существ и готового ради этого на все. Парня, который формально придерживается охотников, но за их спиной вершит преступления Сиеры.
Собственно все в заявке обсуждаемо, имя, внешность, история, можете менять абсолютно все. Ваш комфорт на первом месте. От вас жду инициативности, желания играть, хотя бы минимальную активность и самостоятельность. Я вас без игры не оставлю, заботится о вас буду, но водить за ручку это вот мимо.
От себя обещаю игру, сюжет, отдаваться в жертвы, любовь, заботу и вот это вот все.

пример поста

Чейс никогда не разделяла нездоровое английское патриотическое чувство долга. И тем более не разделяла Шотландского одержимого патриотизма. Любовь к родине или к месту жительства далеко не самое приятное ощущение когда живешь больше тысячи лет.  Её как бы родной Вавилон на самом деле был той ещё помойкой, так себе прогрессивный город по современным меркам, ни канализации, ни социального жилья, ни вай-фая в общественных местах. Зато общедоступная любовь. На вкус Чейс так себе альтернатива интернету, хотя некоторым нравиться и по сей день. Так вот, Эдинбург ей в общем-то нравился, тихий, не особо приметный. Лишенный какой либо суеты и мельтешения. Суета больший городов утомляла, а в её возрасте уже давно пора перебираться в местечко потише. Настолько потише, что скорее всего это должно быть кладбище. Эдинбургу до погоста было ещё далековато, но Чейс это пока что вполне устраивало.  Да, устраивало, это пожалуй самое подходящее слово. Любви между этим обрюзгшим шотландцем и уставшей от жизни шлюхи не было и навряд ли когда-нибудь будет. Хотя чего уж, это касалось всей Великобритании. Если с отдающей провинциальностью Шотландией у неё была хотя бы симпатия, то холодная сука Великобритания страдала лишь взаимным безразличием. Видимо по этому ездить Чейс предпочитала на немце. Ну в смысле на машине немецкого происхождения (на немцах она в своё время тоже "поездить" успела, но сейчас речь совсем не об этом).
Холеный черный мерседес W140. Красавец родом из глухих 90-х, не сказать, что бы ей в след завистливо сворачивали головы местные мальчишки, или вообще хоть кто-нибудь, но в общем-то Чейс машина устраивала. Ровно настолько, насколько может устраивать хрупкую девушку здоровенная неповоротливая морально устаревшая баржа. Баржа доставшаяся ей практически бесплатно, за... назовем это красивые глаза. Водила она её не то что бы с отчаянным удовольствием, но не без энтузиазма. Энтузиазм особенно бросался в глаза в вечера на вроде сегодняшнего. Дождь шел практически с самого утра, судя по тому, что иногда ливень перебивался на мелкую морось, просто висящую в воздухе, кто-то таки пытался принести в жертву богам девственниц, но то ли богов попутали, то ли с девственницами было не все в порядке, все безуспешно. 
Она выжимает сцепление, дергает коробку передач, переходя уже на пятую и отпускает сцепление. Не так плавно как хотелось бы, но этого вполне хватает что бы машина не начала ей в очередной раз намекать на необходимость все же сдать на права, а заодно и пересесть на трамвай. Приятные успехи, хм, может ей и вправду стоит почаще выезжать в эту часть города? Движение тут потише, да и народу поменьше... Где-то на соседнем сидении начинает звонить телефон. Скорее всего это Тейт, волнуется где её черти носят, сам небось уже даже ужин приготовил.
Найти телефон так и не удаётся, как и не удается вовремя заметить мужской силуэт перед собственной машиной. Все что успевает девушка, это вжать в пол тормоза и вывернуть руль в сторону, что бы в итоге вылететь на слава богу пустую встречку.
Почти минуту она просто молча сидит в машине, вслушивается в нервно барабанящий дождь, недовольное урчание мотора и к собственному ужасу не слышит никаких посторонних звуков. Ладно, надо наверно что-то делать? Смыться с места происшествия? Слишком чревато последствиями. Значит надо хотя бы выйти из машины и посмотреть что там вообще произошло. На самом-то деле, может это просто галлюцинации? Ччерт, галлюцинации это было бы просто прекрасно. Медленно поворачивает ключ глуша мотор, так же медленно открывает дверь и неловко, на еле гнущихся ногах выходит из машины. Вроде все спокойно. Конечно все спокойно, вот оно спокойствие, лежит на асфальте, никого не трогает, даже не кряхтит и не стонет от боли. К сожалению. Чейс мягко прощупывает пульс. Вроде есть. А может и нет, медсестра из неё честно говоря весьма и весьма так себе. Что делать? Вызывать скорую? Они конечно приедут, помогут и тут же вызовут полицию, после чего её обязательно повезут в участок и... Чейс уже расписала себе жуткий тюремный быт, навряд ли у неё получиться стать чьей нибудь мамкой. Но бросать мужика тоже как-то совсем не хочется, как бы сказала Магда "нельзя такой грех на душу брать". Ну раз на душу нельзя, то придется взять в салон. Открыв дверь заднего ряда Чес поначалу честно пытается быть аккуратной, естественно не получается. Проволочив пострадавшего по земле, пару раз чуть не уронив головушкой об асфальт и совершенно случайно знатно приложив темечком о дверь ей таки удается  затолкать бессознательное тело в салон. Ну вот, теперь можно даже ехать, а куда уж, в ближайшую больницу или морг она решит как нибудь по дороге.

0

23


https://78.media.tumblr.com/f3f668905d33e1613c26920ada93364e/tumblr_mp79uxwEEP1s3flayo1_500.gif
Ewan McGregor

► Имя Фамилия: Оливер МакМилан
► Возраст: лет 300 +/-
►Трудоустройство: Аферист

► Вид: существо
► Легенда: лис Ренар

► Способности

хитрожопость, харизма, наглость

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

- я тебя ещё увижу?
- конечно нет.

Выходец из равнинных кланов старушки Шотландии Оливер всегда бы парнем не пальцем деланным. Семья его торговала табаком, все всегда были одеты, обуты, сыты, довольны и только Олли не знал покоя. Шило в одном не безызвестном месте так и подталкивало его вляпаться в какие-то неприятности. ТО залезет куда не надо, то возьмет то что нельзя, то девчонок соседских за косы подёргает, то с братьями подерется. Ребенок из разряда ни минуты покоя. Олли рос и вместе с ним росли и неприятности да беды в которые он втягивал свою семью. В какой-то момент все зашло слишком далеко и дабы не быть упрятанным за решетку в сырую темницу парень вынужден просто напросто дать деру с родного села. Так и начались его злоключения.
      Выживать на чужбине очень уж хотелось, так что юноша то воровал, то обманывал, то хитрил да подзуживал. Мотая себе на ус простую истину - любой заработок хорош, кроме законного. Не то что бы умный, но до отвратительного хитрожопый Олли ил себе припеваючи, и где-то в этот момент в нем проснулся Ренар. Впрочем, особых проблем парню этого не доставило, он быстро освоился с новым Я, получил +10 к харизме да наглости и продолжил в том же темпе, постепенно набирая обороты.
Где-то в этот момент Ренар сталкивается с Патрикеевной. Оба понятия не имеют о том, что перед ним не просто легенда, так ещё и в каком-то смысле иностранный собрат. И тут же начинается аттракцион "вот у вора шапку украл". Длиться это все около года, года за который оба, как им казалось, успели изучить друг друга вдоль и поперек и настолько врасти в жизнь оппонента, что уже просто не прилично. В итоге при совершенно случайных и идиотских обстоятельствах (не знаю, за кур на баразе подрались) карты вскрываются, и Ренар понимает что перед ним Патрикеевна. Постепенно обоюдная неприязнь перерастает в бурный, но короткий роман, который приводит к спешному браку. Брак длился не долго. Индивидуалисты и эгоисты оба пытались тянуть одеяло на себя, тем самым лишь травмируя и себя и друг друга, кончилось все пьянством, драками, изменами и в итоге они просто молча разбежались и не видели друг друга лет так сто, если не больше.
      Представьте же выражение морды Ренара, когда спустя столько лет, вернувшись в родную Шотландию он понимает, что по следу одного из его преступлений идет его бывшая жена? Да уж, ситуация так себе, тем более что пару раз, он даже почти попал в капкан, то ли помогла прокачанная удача, а то ли Патрикеевна чего намудрила. Черт его разберёт. Ещё чуднее его морда становится когда Алиса приходит к нему за помощью. Спустя столько лет все что у них осталось это теплые воспоминания и горькое сожаление об ошибках прошлого, но сделанного не вернешь, по крайней мере сейчас в друг друге лисы находят внезапную подмогу, опору и, что куда важнее, доверие.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Очень жду бывшего не бывшего мужа. Игрой обеспечу, проволоку как по флешбекам так и по реал-тайму. Человек я сговорчивый, терпеливый и вообще та ещё плюшка. Если что согласна на смену внешности/имени и вообще практически все в персонаже меняемо и обсуждаемо, вы главное не бойтесь спрашивать меня и дергать по поводу и без. Ваш комфорт для меня первостепенен. Помню что все мы люди и у всех есть реал, так что 1-3 поста в неделю (если будет меньше или больше я не расстроюсь), мне вполне хватит, сама вам тоже особо третировать не буду.
Смело зовите меня в гостевой и я унесу вас в любой удобный для вас меседжер.

пример поста

Тонкая струйка дыма витиевато поднимается вверх, от почти докуренной сигареты куда-то в небо, только лишь для того, что бы в итоге раствориться в сумерках Эдинбурга. Она делает последнюю затяжку и тушит окурок об край урны. Окурок, сопротивляясь, искриться, но смиряется с судьбой и уже через секунду, щелчком пальцев отправляется в жерло помойного монстра. Элисон выдыхает, стряхивает с рукава пальто одной ей ведомый мусор и толкает тяжелую деревянную дверь, выпуская в прохладный вечер душную, плотную и шумную атмосферу бара. Она частенько бывает в подобных заведениях, но точно не в этом. На её скромный вкус здесь слишком шумно, всегда много народа, персонал так и норовит сунуть нос в чужое дело, да и вообще местечко точно на любителя. Впрочем, любителей определённо было много, просто безобразно много. Она часто бывала в подобных местах вне работы, и почти никогда по делу. Раскрученный телевидением миф о том, что бар это самое удачное место для деловых переговоров, встреч с информаторами или тем более место где можно достать полезную для тела информацию так очевидно глуп что на него даже нет смысла злиться или обращать внимания. На самом деле в баре всегда слишком много глаз и ушей, слишком много лишних свидетелей. А ещё здесь есть алкоголь, и это главная причина по которой Элисон не решает рабочие моменты в барах. Бары расслабляют, а ей расслабляться точно нельзя.
Она оставляет пальто на вешалки у входа и присаживается за бар. Не углубляюсь в меню заказывает себе двойной макалан, зарекаясь что на сегодняшний вечер это точно её максимум. По крайней мере до тех пор, пока она не доберётся до дома. Дома будет уже проще. Дома ей не придется работать, по крайней мере ей хочется в это верить. Тощая барменша, улыбаясь, кивает и тут же переключает своё внимание на кого-то за спиной лисы. Это хорошо, внимание местного персонала это то, что нужно ей в последнюю очередь, хотя она не исключает что и с этой привилегированной кастой ей в итоге все равно придётся пообщаться. Не то что бы Элисон сомневалась в репутации заведения, ведь то, что было в Бешеных псах, остаётся в Бешеных псах, но лишний раз демонстрировать свою заинтересованность в осведомленности хозяев ей точно не хотелось. В барах всегда слишком много глаз и ушей. Обычно она не ведет дел в барах, это глупо. Но сегодняшний вечер исключение, она очень надеется что не совершает действительно серьезную глупость. Сегодня ей нужно встретиться с информатором, с тем самым невротичным парнишкой у которого так раздражающе дергается глаз. Что поделать, если ты долго сидишь на стимуляторах и метамфитаминах дёргающийся глаз это лучшее чем ты можешь отделаться. Элисон знает об этом слишком хорошо и слишком много. Невротик не знает что она существо. Тем более не знает что она охотник. Он вообще уверен, что она все ещё копается в чужом белье прикрываясь корочкой частного детектива. Они оба от этого только выигрывают. Парнишке не приходиться ссаться по углам при виде грозного существа или охотника (нужное подчеркнуть), а ей не приходиться оформлять несчастного как официального информатора подразделения. Вся эта бумажная волокита только утомляет, а брать на себя ответственность за того, кто начал предоставлять ей информацию всего лишь в обмен на адреса барыг у которых подешевле совсем не в её стиле. Ответственность за других давно уже не в её стиле. Паршивец задерживается, Элисон это не нравиться. Ей вообще не нравиться все, что происходит не по сценарию. Она едва касается губами виски, стараясь концентрироваться лишь на его запахе, однако смрад толпы все равно раздражает сознание. Женщина оглядывается по сторонам в надежде наконец-то уже найти несчастного невротика хотя бы взглядом, но находит совсем не то что искала.
Все что ей остаётся это тихо, но грязно выругаться. Назначить встречу в баре было действительно плохой идеей. Все что ей теперь остается, это надеяться, что слишком старый знакомый её не заметил.

0

24


http://funkyimg.com/i/2Bxo7.jpg
Lara Pulver

► Имя Фамилия: Марина Фабиан, раньше звали иначе (Marina Fabian)
► Возраст: 37
►Трудоустройство: владелица небольшого ресторанчика, возможно сотрудничество с Нацией Легенд

► Вид: существо
► Легенда: ламия

► Способности

*легендарная форма: верхняя часть тела женская, нижняя змеиная (характер тоже змеиный)
*умеет завораживать и очаровывать (а потом высасывать жизненную энергию и оставаться за счет неё молодой, красивой и здоровой)
*считает детей очень вкусными
*может заснуть только вынув свои глаза из глазниц (зрелище не для слабонервных)

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ламия, персонаж древнегреческой мифологии. Дочь Посейдона, чудовище. Некогда Ламия была царицей Ливии, возлюбленной Зевса и родила от него детей.  Гера из ревности убила их и лишила возлюбленную верховного бога Зевса сна. Ламия была вынуждена укрыться в пещере и по велению Геры превратилась в кровавое чудовище, похищавшее и пожиравшее чужих детей.
Так как Гера лишила ее сна, Ламия неустанно бродила по ночам. Сжалившийся над ней Зевс даровал ей возможность вынимать свои глаза, чтобы заснуть, и лишь тогда она могла стать безвредной.

Рожай борщи, вари детей (с)
Когда-то Марина была обычной девушкой, без амбиций, не стремящейся к карьере и считающей своим призванием растить детей, заниматься домашним хозяйством и окружать своего мужа любовью. Так всё и было - не считая детей. Молодая семья все никак не могла решиться на этот шаг, но в один прекрасный момент всё вышло случайно. Будущие отец и мать были этому только рады, но счастливой истории не получилось.
Долгожданный ребенок родился мёртвым - именно эта трагедия заставила Марину осознать себя как существо. И полностью изменить свою жизнь. Это, конечно, мягко сказано - на почве произошедших с ней потрясений девушка немного сошла с ума. А как не сойти, когда в душе ты чудовище, необоснованно жаждущее крови и мести, а еще обнаружившее в себе способности к очарованию и подчинению себе мужчин и женщин? Раньше Марина страдала от комплексов и не считала себя красавицей, да и по характеру была скорее серой мышкой - теперь всё стало иначе. Кстати, основания для мести в результате все же нашлись -  позже выяснилось, что у мужа всё это время была любовница, которая уже давно от него залетела и родила милого малыша...
Всё, что случилось тогда, Марина никогда ни с кем не обсуждает, но вспоминает с горькой, но довольной улыбкой. В Эдинбурге у нее другая жизнь, другое имя, богатые поклонники и свой бизнес - небольшой миленький ресторанчик. Она всегда любила готовить, а руководить ей нравится еще больше. После того, как существа вышли из тени, Марина быстро поняла, чью сторону принимает - свою собственную, как всегда. Но, при этом, ей не очень-то жалко людей, а потому методы Нации Легенд ей импонируют. А что? Это весело. Еще женщина обнаружила, что кроме неё в этом городе не так уж мало любителей человечинки, а это отличный способ заработать. Так что, для особых клиентов в меню её ресторана есть "кое-что еще".
Впрочем, на ваше усмотрение Марина может быть и не абсолютно злой, а колеблющейся между злом и добром, не в состоянии сделать выбор. Так или иначе, характер у нее стервозный и капризный, женщин она считает соперницами и не против строить им козни при первой же возможности, а мамочки, сюсюкающие со своими детишками, и вовсе вызывают у нее отвращение. Кого Марина действительно любит, так это змей, которых у неё дома как минимум две (не считая её самой).
__
Знакомство с Фредериком было сначала исключительно деловым (у меня мясо, у вас ресторан, всё такое), но долго говорить с женщиной, не пытаясь перевести общение в горизонтальную плоскость Фредерик умеет с трудом. Марина же решила повестись на предложение поехать в загородный дом и посмотреть на коллекцию лютневой музыки 16ого века по двум причинам - 1. Поживиться жизненной силой очередного любовничка 2. Мужчина сильно выбесил её своими агрессивными высказываниями в адрес существ, а потому убить его совсем не было жалко. Только, вот незадача...в тот момент, когда ламия приняла свою очаровательную форму и почти приступила к процессу, Фредерик тоже открылся с очень неожиданной стороны, оказавшись монстром не менее впечатляющим. Корче говоря, после того "вечера любви" дому Девиса потребовался капитальный ремонт, а на Марину он в этом самом смысле больше не глядел. Фредерик вообще предпочитет женщин глупеньких и слабеньких, а Марина умная и хищная и в легендарной форме страшная как тысяча чертей, так что абсолютно точно не в его вкусе. Тем не менее, сотрудничать с ней Девис не отказался и даже рад был тому что нашел такую вот греческую родственную душу. Марина же может, наоборот, именно после этого события заинтересоваться Фредериком, беситься отсутствию взаимности и даже угрохать одну-двух десяток его любовниц (но только нпц-шных!), а потом махнуть рукой и переключиться на какую-нибудь новую цель. Мир, гармония, взаимопонимание...Но новая проблема возникнет тогда, когда Девис узнает о том, что Марина продает особым клиентам блюда из человечинки (а она, скорее всего, еще и захочет использовать его как поставщика этого продукта). Что будет дальше и в чью сторону разрешится конфликт - покажет игра.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


Заявка не в пару, но тем не менее отношения планируются веселые и разнообразные, так что скучать не придется. Марине могут прийтись по духу методы Нации Легенд, в то время как Фредерик будет тянуть её в другую сторону и собирать вокруг себя команду существ, настроенных на точечное устранение угроз для мира существ, а не геноцид всех людей. Мне интересно увидеть на практике, чем этот спор обернется. Можем стать командой, а можем злейшими врагами. В любом случае, как игрока я буду вас любить и если надо помогать с идеями. Абсолютно точно интересует игрок, нацеленный не на игру тет-а-тет, а желающий развивать персонажа, участвовать в сюжете и тд. Я сам относительно слоупок с большим количеством эпизодов, имейте это ввиду (но без внимания не брошу, конечно.) Биография, имя, внешность - все подлежит редактированию, изменению, дополнению, лишь бы суть осталась.
Приходите, у нас весело.

пример поста

-Oh, the weather outside is frightful
But the fire is so delightful...

Чертова рождественская музыка. Она не меняется из года в год - а может, просто слиплась в один большой снежный ком, потому что все мелодии похожи друг на друга. Фредерик с трудом понимает, как это может нравится кому-то, кроме несмышленых детей, чья жизнь легка и наивна, а мотив просто пока не успевает надоесть. Но потом ты взрослеешь, понимаешь, что настоящего Санта-Клауса нет - есть лишь сосед-алкоголик, которому дали шанс заработать на рождественскую бутылку бурбона, актер в торговом центре, которому не доверили роль Гамлета, и еще множество таких вот дешевых подделок. А что касательно песен - они достаточно быстро набивают оскомину. Становятся символом всей этой лжи, приторным сахаром, который заливают в глаза и уши, а у тебя от этого действа тут же развивается особый сорт диабета.
-And since we've no place to go,
Let It Snow! Let It Snow! Let It Snow!

Безудержный рождественский позитив застает врасплох даже здесь. В помещении, куда, для соответствия санитарным нормам, не должна проникать ни одна зараза, и всё же...Кто- то где-то включил эту треклятую песенку, и еле уловимый мотивчик чуткому слуху мантикоры слышно даже через мычанье скота, даже через хруст разламываемых ребер. А может, мерещится. Вполне может мерещиться.

Даже скотобойню украшают к празднику - об этом Фредерик думает, снимая рабочий комбинезон, пропахший кровью. Даже выходя из здания, даже оставляя позади место проведения циничных коммерческих экзекуций (игриво украшенное мигающими огоньками, к счастью, хотя бы весьма скромно) чувствуешь этот запах. Даже заходя в автобус, даже выгружаясь из него поближе к центру и пройдя километра два-три пешком, чувствуешь запах крови и сырого мяса. Ужасный запах, от которого постоянно хочется жрать.
В плохо освещенной подворотне Фредерик прислоняется к стене и расстегивает рюкзак - в нем сверток с увесистым куском сырого мяса. Можно было бы, конечно, дойти до какой-нибудь бургерной или грилль-бара, но существо, живущее внутри грудной клетки, хочет жрать здесь и сейчас, хочет мяса, свежего, сырого, сочного. Оно бы с большим удовольствием набросилось на живое, приправленное соусом из горячей крови, но нельзя. Хозяин запретил.
Девис выпускает когти внутри пакета, быстро отрывает несколько крупных кусков мяса и закидывает в рот. Пока никто не видит, можно есть некрасиво и неприлично, чавкая и облизываясь. Хочется взять еще, но он останавливает себя - лучше оставить на потом. Лучше насладиться трапезой дома. А пока...
Он сам не знает, что толкает его на прогулку, да еще и в это время года, когда всё кругом дышит ненавистным ему праздником. Наверное, дело в монотонной работе, после которой сойдет любое разнообразие. Наверное, дело в желании хоть изредка бывать рядом с нормальными людьми и представлять себя таким же - простым человеком с простыми невзгодами и радостями. Смотреть вокруг себя и задумываться - а сможет ли он снова стать частью их мира? Найти друзей, приятелей, любимую женщину. Тех, кого будет мириться с его ужасным характером и находить в нём хорошее - глубоко зарытое, но не утерянное. И нужны ли они ему? В прошлый раз всё закончилось так паскудно, что ответ на этот вопрос напрашивается лишь отрицательный. Нет, к черту любые связи, дружеские и романтические - вполне сойдут случайные собеседники на один вечер, что украдут у тебя последнюю сигарету из пачки, да случайные девушки на одну ночь, что вытянут из бумажника несколько смятых купюр. Что ж, это вполне адекватная цена за то, без чего человеческой части Фредерика живется тяжело.

Со всех сторон льется надоедливая музыка, разбавленная голосами людей. Каким-то чудом Фреду удалось забрести в эпицентр праздничного настроения - на пышную рождественскую ярмарку, призывно мигающую огнями. Девис отзывается на приглашение лишь ради глинтвейна, хотя тонкий нюх прожорливой мантикоры уже чует запах жареного мяса и копченых колбас. Но всё же он направляется именно к ларьку с глинтвейном, прямо под боком у которого расположилась лавка с различными сладостями, к которым Девис по большей части равнодушен. Сладкий алкоголь - вот его максимум, а пряничные домики и леденцы оставьте детям.
В возникшей возле ларьков суматохе мужчина случайно пихает в спину какого-то брюнета и бурчит в ворот куртки невнятные извинения, хотя виноватым себя не чувствует, но так принято. Всё же Фред канадец, хоть и какой-то дефективный. Может, другой, нормальный, стереотипно вежливый канадец на его месте выдал бы поток извинений, но Фред ограничивается чем-то вроде «ээ, извиняй, чувак».  На лицо мужчины даже не смотрит, да и тому не до него - тут же направляется к ларьку и требует у продавца яблоко в карамели и шоколаде. Девис точно так же устремляется к своей заветной цели и, выстояв небольшую очередь, получает свою порцию пряного напитка, который согревает и улучшает настроение с первого же глотка.
Отойдя от ларька с глинтвейном, Фредерик снова видит того самого брюнета, с неподдельным удовольствием вгрызающегося в яблоко. Прямо как ребёнок, очутившийся на рождественском базарчике впервые. Что-то в его образе привлекает внимание - Фредерик хмурится, пытаясь понять, что именно, а потом его взгляд снова утыкается в облитое карамелью и темным шоколадом яблоко.
Яблоко.

В сознании вспышкой возникает образ. Просторная золотая клетка - просторная по меркам крупного попугая, но никак не человека. За блестящими прутьями сидит парень, согнувшись в три погибели - иначе просто не поместился бы. Взгляд пофигистично-равнодушный, даже слегка мечтательный (наверное, чем-то накачали), в руке - яблоко, которое он поедает с истинным блаженством и будто не замечает, что сидит, мать его, в птичьей клетке. Фредерик не успевает даже понять, одет ли парень или просто замотан в какую-то тряпку, но весь этот видок отдает какими-то нехорошими и незаконными извращениями, которых он не признает. Торговля оружием, наркотой, редкими зверьми - это всё еще куда не шло, но... человек? И зачем держать его в золотой птичьей клетке? Обычно ведь людей продают на органы, ну или там, в рабство, и это хоть аморально, но по крайней мере логично. Но...птичья клетка?


-Э-э, парень! Привет, ты это...
-никогда не бывал в рабстве у извращенца часом- никогда не бывал в Канаде? Ну то есть, лет десять назад, примерно.
Фредерик нелепо улыбается и делает еще один большой и шумный глоток вина. Да, этот чудаковатый действительно очень похож на того чудаковатого. Только вот выглядит слишком молодо. Тот пленник за десять лет должен был хоть немного измениться.

0

25


http://funkyimg.com/i/2BBsY.gif http://funkyimg.com/i/2BBsX.gif
Mark Strong

► Имя Фамилия:Кайден Кроуфорд (Kaiden Crawford)
► Возраст: 400-500, на вид 54
►Трудоустройство: директор детского дома, специалист по работе с трудными детьми, автор нескольких сотен книг, член "Освобождения существ", историк, археолог и просто красавец

► Вид: существо
► Легенда: сфинкс

► Способности

*легендарная форма: лев с человеческой головой
*мудр, загадочен, очень слишком умён, обладает феноменальной памятью
*приобретенных за жизнь навыков так много, что если их перечислять, получится отдельная книга
*может убить просто силой своего занудства

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

У Кайдена длинная, непростая жизнь, множество имен, профессий и обличий. Не меняется одно - он всегда невероятно загадочен, говорит о себе не очень много, но иногда внезапно поражает знакомых совершенно невероятными байками, никак не вяжущимися с его  образом. О чем он никогда не говорит, так это о детстве, потому что оно было не просто сложным - оно было сущим кошмаром, из которого хотелось сбежать любым доступным способом. Жизнь сироты и сейчас штука не простая, а несколько сотен лет назад и подавно. А если ещё этот сирота с ранних лет осознал себя существом, и по началу плохо умел контролировать свою странную египетскую натуру...Тем не менее, Кайден каким-то чудом выжил, вырос смышленым юношей и поставил себе целью во чтобы то ни стало добраться до родины его легенды. Эта мечта помогала ему учиться, становиться сильнее и преодолевать трудности. И Кайден действительно добрался до Большого Сфинкса и посмотрел своему "предку" в глаза - именно эта встреча помогла полностью обрести гармонию со своей легендой. Кайден много лет уделил изучению истории и археологии, участвовал во многих экспедициях, "охотился" (в исключительно научном смысле) на других существ, изучал их и пытался разобраться в их природе. Не смотря на все трудности своей жизни, Кроуфорд никогда никому не желал зла и умудрялся из многих жутких ситуаций выходить не запятнав руки кровью. Бурная молодость закончилась лет в 200-250, когда Кроуфорд решил, что теперь можно и поделиться нажитыми знаниями, и стал активно выступать в роли преподавателя истории и автора множества книг и методических пособий. Еще спустя лет пятьдесят старость и сентиментальность окончательно его догнали, заставив чаще вспоминать о своем, к тому времени уже почти забытом, страшном детстве. Тогда Кайден загорелся новой мечтой и вскоре получил образование детского психолога, долгое время работал в детских домах и интернатах, а относительно недавно открыл свой собственный. К этому времени он уже крепко обосновался в Эдинбурге.
На данный момент Кайден - зарегистрированное существо и член Creatures Liberation. В его детском доме наравне существуют как обыкновенные дети, так и легенды, которых он учит взаимопониманию и толерантности. Более того, он охотно берёт трудных детей, от которых отказываются в других учреждениях. Кроуфорд всегда невозмутим и безэмоционален - те, кто плохо его знают, считают холодным и черствым, а некоторые подопечные даже считают страшным и пугающим, просто потому что он строг и скуп на эмоции. Те, кто знают его лучше или просто внимательнее наблюдают за ним, понимают, насколько Кайден добрый и любящий мужчина, готовый ради своих детей, своих друзей и даже незнакомых людей, нуждающихся в помощи, на огромные жертвы.  А еще он заядлый кошатник - "официальных" кошек у него три (сфинкс среди них тоже есть, конечно же), а сколько разных время от времени захаживает к нему в кабинет или лениво сопровождает во время прогулки, он и сам не знает. 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

1. жуткие львы с человеческими лицаминяшные котики должны держаться вместе 2. мне интересно посмотреть на взаимодействие "озлобленное параноидальное быдло" vs "мудрый интеллигент-пацифист". Определённо точно, отношения не вражеские, но раздражать друг друга они просто обязаны. Фредерик - грубостью, Каиден - занудством. Тем не менее, они оба за сосуществование легенд с людьми, просто методы у них разные. И может, у спокойного и бесстрашного сфинкса получится повлиять на мировоззрение ядовитой и весьма вредной мантикоры, но это будет непросто.
Конкретнее придумаем уже по ходу дела - я вижу наше знакомство на почве какой-нибудь детективной истории, связанной с пропажей детей. А может, вы когда-то принимали участие в ловле кровожадной мантикоры в канадских лесах и будете очень удивлены встретить её в Эдинбурге (ну хоть притворитесь удивленным, а).
Жду игрока, заинтересованного не в игре тет-а-тет, а самостоятельном развитии персонажа, но, конечно, не оставлю вас без внимания. В биографии много пробелов, которые вы вольны заполнять на своё усмотрение. Какие-то нюансы написанного выше тоже можно менять, как и имя. Внешность хотелось бы оставить.)

бонус

https://orig00.deviantart.net/c2d7/f/2015/062/1/7/merlin_by_ananovik-d8k8jjp.jpg
(с) ananovik

Приходите!

пример поста

-Oh, the weather outside is frightful
But the fire is so delightful...

Чертова рождественская музыка. Она не меняется из года в год - а может, просто слиплась в один большой снежный ком, потому что все мелодии похожи друг на друга. Фредерик с трудом понимает, как это может нравится кому-то, кроме несмышленых детей, чья жизнь легка и наивна, а мотив просто пока не успевает надоесть. Но потом ты взрослеешь, понимаешь, что настоящего Санта-Клауса нет - есть лишь сосед-алкоголик, которому дали шанс заработать на рождественскую бутылку бурбона, актер в торговом центре, которому не доверили роль Гамлета, и еще множество таких вот дешевых подделок. А что касательно песен - они достаточно быстро набивают оскомину. Становятся символом всей этой лжи, приторным сахаром, который заливают в глаза и уши, а у тебя от этого действа тут же развивается особый сорт диабета.
-And since we've no place to go,
Let It Snow! Let It Snow! Let It Snow!

Безудержный рождественский позитив застает врасплох даже здесь. В помещении, куда, для соответствия санитарным нормам, не должна проникать ни одна зараза, и всё же...Кто- то где-то включил эту треклятую песенку, и еле уловимый мотивчик чуткому слуху мантикоры слышно даже через мычанье скота, даже через хруст разламываемых ребер. А может, мерещится. Вполне может мерещиться.

Даже скотобойню украшают к празднику - об этом Фредерик думает, снимая рабочий комбинезон, пропахший кровью. Даже выходя из здания, даже оставляя позади место проведения циничных коммерческих экзекуций (игриво украшенное мигающими огоньками, к счастью, хотя бы весьма скромно) чувствуешь этот запах. Даже заходя в автобус, даже выгружаясь из него поближе к центру и пройдя километра два-три пешком, чувствуешь запах крови и сырого мяса. Ужасный запах, от которого постоянно хочется жрать.
В плохо освещенной подворотне Фредерик прислоняется к стене и расстегивает рюкзак - в нем сверток с увесистым куском сырого мяса. Можно было бы, конечно, дойти до какой-нибудь бургерной или грилль-бара, но существо, живущее внутри грудной клетки, хочет жрать здесь и сейчас, хочет мяса, свежего, сырого, сочного. Оно бы с большим удовольствием набросилось на живое, приправленное соусом из горячей крови, но нельзя. Хозяин запретил.
Девис выпускает когти внутри пакета, быстро отрывает несколько крупных кусков мяса и закидывает в рот. Пока никто не видит, можно есть некрасиво и неприлично, чавкая и облизываясь. Хочется взять еще, но он останавливает себя - лучше оставить на потом. Лучше насладиться трапезой дома. А пока...
Он сам не знает, что толкает его на прогулку, да еще и в это время года, когда всё кругом дышит ненавистным ему праздником. Наверное, дело в монотонной работе, после которой сойдет любое разнообразие. Наверное, дело в желании хоть изредка бывать рядом с нормальными людьми и представлять себя таким же - простым человеком с простыми невзгодами и радостями. Смотреть вокруг себя и задумываться - а сможет ли он снова стать частью их мира? Найти друзей, приятелей, любимую женщину. Тех, кого будет мириться с его ужасным характером и находить в нём хорошее - глубоко зарытое, но не утерянное. И нужны ли они ему? В прошлый раз всё закончилось так паскудно, что ответ на этот вопрос напрашивается лишь отрицательный. Нет, к черту любые связи, дружеские и романтические - вполне сойдут случайные собеседники на один вечер, что украдут у тебя последнюю сигарету из пачки, да случайные девушки на одну ночь, что вытянут из бумажника несколько смятых купюр. Что ж, это вполне адекватная цена за то, без чего человеческой части Фредерика живется тяжело.

Со всех сторон льется надоедливая музыка, разбавленная голосами людей. Каким-то чудом Фреду удалось забрести в эпицентр праздничного настроения - на пышную рождественскую ярмарку, призывно мигающую огнями. Девис отзывается на приглашение лишь ради глинтвейна, хотя тонкий нюх прожорливой мантикоры уже чует запах жареного мяса и копченых колбас. Но всё же он направляется именно к ларьку с глинтвейном, прямо под боком у которого расположилась лавка с различными сладостями, к которым Девис по большей части равнодушен. Сладкий алкоголь - вот его максимум, а пряничные домики и леденцы оставьте детям.
В возникшей возле ларьков суматохе мужчина случайно пихает в спину какого-то брюнета и бурчит в ворот куртки невнятные извинения, хотя виноватым себя не чувствует, но так принято. Всё же Фред канадец, хоть и какой-то дефективный. Может, другой, нормальный, стереотипно вежливый канадец на его месте выдал бы поток извинений, но Фред ограничивается чем-то вроде «ээ, извиняй, чувак».  На лицо мужчины даже не смотрит, да и тому не до него - тут же направляется к ларьку и требует у продавца яблоко в карамели и шоколаде. Девис точно так же устремляется к своей заветной цели и, выстояв небольшую очередь, получает свою порцию пряного напитка, который согревает и улучшает настроение с первого же глотка.
Отойдя от ларька с глинтвейном, Фредерик снова видит того самого брюнета, с неподдельным удовольствием вгрызающегося в яблоко. Прямо как ребёнок, очутившийся на рождественском базарчике впервые. Что-то в его образе привлекает внимание - Фредерик хмурится, пытаясь понять, что именно, а потом его взгляд снова утыкается в облитое карамелью и темным шоколадом яблоко.
Яблоко.

В сознании вспышкой возникает образ. Просторная золотая клетка - просторная по меркам крупного попугая, но никак не человека. За блестящими прутьями сидит парень, согнувшись в три погибели - иначе просто не поместился бы. Взгляд пофигистично-равнодушный, даже слегка мечтательный (наверное, чем-то накачали), в руке - яблоко, которое он поедает с истинным блаженством и будто не замечает, что сидит, мать его, в птичьей клетке. Фредерик не успевает даже понять, одет ли парень или просто замотан в какую-то тряпку, но весь этот видок отдает какими-то нехорошими и незаконными извращениями, которых он не признает. Торговля оружием, наркотой, редкими зверьми - это всё еще куда не шло, но... человек? И зачем держать его в золотой птичьей клетке? Обычно ведь людей продают на органы, ну или там, в рабство, и это хоть аморально, но по крайней мере логично. Но...птичья клетка?


-Э-э, парень! Привет, ты это...
-никогда не бывал в рабстве у извращенца часом- никогда не бывал в Канаде? Ну то есть, лет десять назад, примерно.
Фредерик нелепо улыбается и делает еще один большой и шумный глоток вина. Да, этот чудаковатый действительно очень похож на того чудаковатого. Только вот выглядит слишком молодо. Тот пленник за десять лет должен был хоть немного измениться.

0

26


http://78.media.tumblr.com/tumblr_m7rsh7J0bW1qdi8aoo6_250.gif http://78.media.tumblr.com/tumblr_m7rsh7J0bW1qdi8aoo5_250.gif
Marion Cotillard

► Имя Фамилия: Маргарет Грант (Margaret Grant)
► Возраст: 1500-1600 (выглядит на прекрасные 40)
►Трудоустройство: на выбор, но предлагаю поддерживать Нацию Легенд

► Вид: уникальное существо
► Легенда: Леди Озера (она же Озерная фея и Нимуэ)

► Способности

Сильная магия и женское коварство.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Она затащила меня под воду.
Я даже осознать не успел, что это последний день, когда я видел землю нагой и последний раз, когда не видел нагой ее.

Ее обласкал и закалил огонь. Что-то твердое и веселое было во взгляде Маргарет, еще когда Мерлин нашел ее босой и голодной девчонкой, которая, вся в копоти, бродила в лесу. На ней было простое и бедное платье, порванный на лоскуты подол которого перевязывал ее обожженные руки. С ней была ее загадочная заносчивость, с которой маленькая фея встретила толпу рослых рыцарей на конях. Где-то далеко, за лесом, дымила последними углями забытая богом и королевским вниманием деревушка, в которой выживших можно было пересчитать по пальцам. Говорили позже, что еще на закате там гуляла широкая и пьяная свадьба местного ловеласа, пока дом молодоженов не вспыхнул (в этот момент рассказов Маргарет всегда прямо и невинно смотрела в подозревающие глаза Мерлина) от чьей-то ревности и свечи.
Тогда будущую колдунью звали Нимуэ, и Мерлин, который быстро стал для нее просто красивым Эмрисом, из сострадания на собственной лошади, крепко обняв за талию, привез ее в королевский замок. Нимуэ быстро приглянулось мягкое и горячее сердце волшебника, который ее вылечил и так наивно пытался воспитывать. Эмрис же скоро полюбил девчонку, которая через какие-то пару лет совсем окрепла. Та оказалась чертовски талантливой к магии и принялась со всем своим упрямством переделывать, кнутом ревности и пряником нежности, его самого.
Она искренне ненавидела смертную жену колдуна, но была ей лучшей подругой, пока та не слегла постель от хвори во время отсутствия их мужчины. Не любила и глупых королей, но всегда уступала, врачевала и пела им песни о преданности в случае его, Мерлина, просьб. Марго тянула на дно могучее сердце волшебника своей одержимостью их общим и светлым будущим, а он сослепу обижал ее. Она много лет хотела родить ребенка, заставить Эмриса любить ее больше, чем справедливость и долг советника, пока не отчаялась. Ведьма не знала тогда, что общего ребенка у них быть никогда не может. В глубине души она постепенно во всем обвинила его.
Вода обточила Нимуэ и сделала еще прекрасней, но совсем не спокойней. Даже когда она, взрослая женщина, уже стала Леди Озера. Могущественная колдунья, она была все такой же упрямой, хотя стала намного умнее и хитрее. Уверенная в себе, чуть сумасбродная и жаждущая внимания (посмотрите на меня, я ваша Джульетта, плачьте со мною) - синеглазая девчонка совсем выросла. Ревность разводила их в разные стороны, Эмрис пропадал в замке, она же упала в магию и поиски вечной молодости. Кажется, именно тогда он упустил, как пропала их душевная связь и ее искренняя к нему любовь.
Ведьма взяла на воспитание маленького Ланцелота и забыла о том, что кто-то еще мог в ней нуждаться. Годы спустя уговорами и угрозами она заставила своего нестареющего любовника взять молодого парня в рыцари и Камелот. Слышите грохот посуды? Это Мерлин проморгал белокурого приемыша Нимуэ, занятый своим слишком храбрым Артуром. Маргарет было все равно на его объяснения - она пришла в дом колдуна, чтобы все в нем разнести.
Их окончательно рассорили дети. Артур погиб, пытаясь вернуть из странствий Ланцелота, убежавшего с королевской женой-изменницей. Мерлин плакал по своему воспитаннику и требовал сочувствия от единственной, с кем они не старились и еще могли друг друга по старой памяти (кто им еще оставался?) подержать. Но женщина не хотела ему помогать из-за давних обид - она чувствовала смесь любви, сочувствия и отвращения. Пока британец не успел погубить окончательно ее сына и спиться от горя, она решила, что колдуну было пора на покой.
Все легенды и книги знают, что волшебница усыпила и заточила Мерлина на много веков в холме под старым дубом. Хотела ли она убить его или успокоить - британец не смог понять до сих пор. Проснувшись спустя тысячу лет, он все еще будто видел перед глазами женщину, что гладила его волосы и уговаривала не упрямиться. Он быстро перестал ненавидеть ее за предательство, но не желал больше видеть. Так осталось и до сих пор.
Много веков они не виделись, только несколько раз серьезно столкнувшись. Чуть услышав о Грант во Франции в девятнадцатом веке, Мерлин сбежал в Америку, где женился и прожил еще много лет. Как хороши были годы, проведенные порознь - они оба жили и ворочали умами людей где-то по-отдельности до Эдинбурга. А потом она пришла в его город, дом и жизнь снова. Очевидно, чтобы опять там все разнести.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Любви не будет, только в прошлом. Скорее путь от врагов к друзьям или наоборот.
На воспитании у Мерлина сейчас находится молодая легенда - праправнучка Маргарет, которую тот считает своей приемной дочерью. Марго хочет забрать ее (в том числе из-за того, что девочка - отличная ясновидящая и оберегает мужчину от любых угроз), но Малкольм никогда не согласится.
В общем, им придется налаживать какую-то связь.
От вас самостоятельность и адекватность. Имя менябельно, шикарная Котийяр - лучше б нет.

гляньте, какие. я даже нашел стишок

http://funkyimg.com/i/2BE8m.gif http://funkyimg.com/i/2BE8e.gif
©
Все влюблены в тебя. Все, кто проходит мимо. Все, кто не смотрит вслед. Все, кто молчит в метро. Все влюблены в тебя – это неоспоримо, прочих раскладов нет, тёмен аркан таро. Все, кто прошёл сквозь ад ради иллюзий райских, кто переплыл Коцит, Лету и Флегетон, все, кто поднялся над возрастом, полом, расой, трусы и храбрецы, лидеры и планктон держатся за одну главную аксиому, терпят любую мглу, празднуют и скорбят – в страшном чужом плену, в тысячах миль от дома, в тёмном пустом углу – все влюблены в тебя.
--
Помни об этом, бейб, двигаясь по наклонной, вниз или вверх – плевать, фатум всегда един, помни и первой бей, первой толкай колонны, первой стели кровать, первой в неё иди. Первой вставай с утра, первой танцуй под душем, первой кричи «пока», время прибрав к рукам – помни, что каждый раб будет тебе послушен так, как течёт река, верная берегам. Первой бери на понт, первой дели и властвуй, первой бросай в костёр, смело с плеча рубя – помни: любой дракон, ветреный и опасный, рыцарь, монах и вор – все влюблены в тебя.
--
В этом и боль, и кайф, в этом – вода и пламень, в этом – война и мир, бездна и Эверест. Просто в столице май, солнечный день в Бедламе, бремя своё прими, тяжкий прекрасный крест. Так и стремись вперёд, гордо расправив плечи, взгляды ловя спиной, – каждый свистит, как плеть, – день или год пройдёт, вряд ли их что излечит – ты же всему виной, значит тебе – терпеть.
--
Первой иди ко мне, первой ломай преграды. Сердце иглой скрепя, вовремя уходи.
Помни о каждом дне в нашем преддверье ада.
Все влюблены в тебя.
Кроме меня.
Прости.

пример поста

В сером-сером Эдинбурге в те времена мир и люди для Малкольма делились на черное и белое.
Он вот был белым - на его репутации не было ни одного темного пятнышка, черным был только кофе по утрам. Прокурор Эдинбурга, занявший свой пост лишь несколько лет назад, уже успел посадить многих преступников города и за это одной ногой широко шагнул в легенды, а другой прочно стоял в гробу дубовом. Карающая длань закона в смешном белом парике, крепко сжатые губы, доводящая людей до зубного скрипа тяга к справедливости и проницательные голубые глаза - цвета не было видно на фотографиях, но это не мешало женщинам тайком боготворить Монтгомери за прочтением редких о нем новостей. Хорошо, что у него всегда была очень сильная совесть и непримиримая добропорядочность. Он любил жителей Эдинбурга. Иначе бы (он приподнимает шляпу перед солдатами, несущими караул и чуть ему улыбающимися, хлопает по плечу полицейского, знает каждого хоть немного толкового врача) мог бы оступиться, потерять голову и во что-нибудь, как его предшественник, влезть. Но черным, как мы помним, в его жизни был только кофе. И мантия, прилагавшаяся к белому парику. Он был, конечно же, не такой.
Те, на кого он охотился (сидя в своем кабинете и дергая людей за ниточки), были черными. Не в смысле темнокожими (он уважал их еще со времен Америки) - в смысле грязными. Бандиты, воры и мафия - он мечтал их всех извести. В слишком плохом состоянии ему досталось правосудие города. Он стучал молотком без устали, но плохих людей не становилось меньше, будто злоба и желание наживаться на чужих страданиях были эпидемией. Мужчине казалось, что группировки, делящие город на части, были бездонными - те росли, пока он спал.
Вот, например, недавно его коллеги по очищению местной столицы от преступников поймали нескольких. Мелкие сошки, те даже, казалось, не могли толком ничего рассказать. Так, в паре пыльных дел раскрыли детали, выдали одно-два имени. По несколько дней чужими руками пришлось трясти каждого, чтобы получить информацию в итоге от одного.
Были в сером Эдинбурге в те времена несколько серых личностей, которые считались неприкосновенными. Кроме власти и их приближенных - все как обычно, всякие заслуженные производители и богачи. Чаще эти богачи позже влезали в политику со своей дружбой и подношениями (чтобы сесть на два стула сразу) и никогда не бывали замаранными. За что их так не любил Малкольм? На пару из них уже несколько лет ему указывало чутье и собранное досье. Британец чувствовал неприязнь к тем, в чьей жизни видел пробелы, которые небрежно, будто насмехаясь над ним, прикрывались не тщательно, а картонными дощечками. На тех указывали потерпевшие, рабочие пропадали на их заводах. Но их репутацию даже ему не было позволено ставить под сомнение. А Монтгомери этого очень хотел, потрясая кипой своих доказательств и черно-белыми фотографиями исчезших людей.
Уильям Дэвидсон. Этот мужчина ему особенно и давно не нравился. Ах эти встречи в коридорах, когда тот выходил из зала суда в звании самого искреннего и заслуженного свидетеля. Ах эта улыбка, когда они встречались у кого-нибудь в гостях и Мальку приходилось сдерживать себя, чтобы ни в чем блондина не обвинить. "Почему ваши заводы приносят так мало денег? Кого вы спонсируете? Я слышал про вас от пары бандитов. А скажите...". Магнат даже главному прокурору долго был не по зубам. До этого дня.
Сегодня у мужчины в руках был долгожданный ордер на обыск, с которым он направлялся к чужому двухэтажному дому. Тихая улица, порядочные соседи, белое крыльцо с тяжелой дверью - все было с виду прилично в Дэвидсоне, при звуках имени которого бандиты (что покрупнее) из мафии еле заметно дергались. Монтгомери волновался так радостно, будто ждал, что вот-вот случится его первый поцелуй. Он чувствовал себя, правда, почти уверенным в том, что справедливость возможна, с заветным документом в руках и парой полицейских за спиной. Уильям первый раз был к нему ближе обычного. Должно быть, за своей тяжелой дверью. Которую, когда Малкольм постучал в нее ладонью в перчатке, однако, не открыл.
Мужчина стучит громче, ждет минуту, чуть теряет терпение и колотит снова. Тишина, только полицейские послушно топчутся каблуками на гладком крыльце за прокурорским плечом. Минута превращается в две, потом пять - шатен отходит от дома, поднимая голову к окнам, а после оглядывая всю улицу. Везде темно и пусто, он снова легко взбегает по ступеням и опять стучит.
Никакой реакции. Ждать тоже бессмысленно - проходят десять минут, а меняется только положение стрелки часов. Полицейский бурчит что-то о том, что "Мистер, пойдемте, придем завтра. Это вообще не ваши обязанности". Монтгомери отмахивается - если бы достоинство позволяло, он бы заглянул в замочную скважину, потому что интуиция подсказывает, что внутри дома точно кто-то все-таки есть. "Мы ведь не можем выломать дверь", - слышится ему из-за спины голос будто его собственного разума, потому что мысль на удивление логичная и правильная. - Дайте мне еще пару минут и постойте там, - Мальк очень не хочет сдаваться и упускать Дэвидсона. Вдруг ордер завтра уже (кто ж знает силу связей магната) у него отберут.
Оглянувшись на тихую и благополучную улицу, прокурор опять подходит к двери и толкает ее. Замок в ней едва щелкает - он будто случайно открывается, и Монтгомери (внутри перчатки его ладонь наверняка чуть светится магией, как у последнего жулика) будто бы просто только что неожиданно повезло. Полицейские мнутся, но оставляют крыльцо, как их и просят. Британец не должен открывать дверь, которая от легкого толчка плавно отворяется внутрь темного дома. Но кто станет спорить с прокурором, тем более если тот классный парень и для всех из хранителей порядка вроде как уважаемый и уже свой.
Малкольм, обернувшись с улыбкой, как мальчишка прикладывает палец к губам и движением руки просит подождать его на тротуаре, так что мужчины и вовсе отворачиваются и делают вид, что прогуливаются. Он проходит в дом, аккуратно и плотно закрыв за собой дверь, чтобы прохожие с улицы ничего не заметили. В доме очень явно кто-то есть. Слышатся странные звуки. Но даже не они ведут Монтгомери по лестнице - на ступенях на второй этаж лежит женский лиловый шарф. А на нем, как совсем немного на полу под ногами, расползлось большое и красное пятно.
Позже колдун узнает (его сердце, пока он бесшумно поднимается по ступеням, чуть ускоряется), что красные брызги - это вино, пролитое женщиной. Что истошный крик, который слышится после звуков, прямо-таки леденящее "Нет!" - это просто знак того, что ей хорошо. Но в тот момент блюститель справедливости, почти дошедший до приоткрытых дверей чужой (что он тоже узнает позже) спальни, от испуга и неожиданности дергается и задевает рукой узкую вазу на какой-то подставке в виде колонны. Вазу он ловит, конечно, взяв на манер молотка и орудия самозащиты. И, повинуясь скорее инстинкту, толкает, готовый кого-то спасать от дьявола Дэвидсона, вторую дверь.

0

27

https://78.media.tumblr.com/cdc1f415830215d68cf57ad68a7c53cb/tumblr_oxo9qhxlqr1sq0ai7o1_500.gif

https://78.media.tumblr.com/d3af60c28b4b37d7035ed04bc38b2dec/tumblr_oxo9qhxlqr1sq0ai7o2_500.gif


Clive Owen

► Имя Фамилия: Теодор Фэрон
► Возраст: 37-45
►Трудоустройство: Охотник Дал Риады

► Вид: Человек
► Легенда: легендарный мудила

► Способности

жнец, певец на дуде игрец, тот ещё удалец.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

      Теодор не знает кто он. Он потерян и разочарован. Почти всю свою поганую жизнь он отдал правительству,
а когда было нужно хренова корона положила на него здоровенный, во истину королевский член. Боевое прошлое, нереальное количество боевых заданий, сотни мертвых душ на совести. Да, Теодор определённо видел некоторое дерьмо. Он почти никогда никого не о чем не спрашивал и не задавал лишних вопросов, просто делала все что от него требовалось. Так бывает, когда всю свою жизнь ты посвящаешь хреновой наемнической армии Великобритании. Так бывает когда ты вечно лезешь в самую гущу что бы в итоге получить осколок гранаты в позвоночник. Кажется это был Ирак. Или Афганистан. Впрочем, насрать. Не важно где, важно что после этого ты почти три года прикован то к кровати, то к креслу. Важно, что встав на ноги, судьба опрокидывает тебя обратно, лишая любимого дела, и оставляя одного наедине со своим одиночеством.
      У него нет семьи, жены. Он даже не пытается как-то наладить личную жизнь, а зачем? Они все уходят от него, отказываются как от престарелой псины. Хотя говорят где-то там, в далеком прошлом у него есть то ли сын, то ли дочь. Впрочем,
Теодор и сам не уверен в их существовании. Его друзья остались где-то там, в прошлом. Сейчас все эти люди кажутся чужими и совершенно далекими от его нового мира.  Мира в котором у него нет никого и ничего.
      Он воспринимает каминг-аунт этих тварей, легенд, существ или как там их нынче принято называть как второй шанс. Ему плевать на мораль и нравственные вопросы. Когда правительство начинает формировать отряды охотников на законных условиях Теодор первый встаёт в очередь. Какая разница, кого ты будешь истреблять, сранных арабов или хреновых существ?
      Он учиться. Долго и упорно учиться у тех, кто намного младше него, но намного лучше в этом странном и пугающем его деле. Охотники Дал Риады это сброд. У них нет дисциплины, военной выучки, но есть должная подготовка и знания. Их не смущает хромота Теодора, их бравое дело доступно всем и каждому, они лишены предрассудков и, к его огромному сожалению, морали. Нос  этим Теодор разберется позже.
      Теодор умный малый, он быстро учиться, быстро движется вперед и вот спустя 5 чертовых лет занимает в Дал Риаде, какой никакой, а все же пост главы одной из групп зачистки. Своеобразные ребята у него там конечно собрались, но что поделать, жизнь странная штука и никогда не узнаешь, с кем завтра придется идти в разведку. Теодор странный малый, но его ребята ему верят и доверяют. Они не слова не говорят когда к группе присоединяется женщина, и лишь искоса поглядывают, да обходят по дуге, выяснив что она существо. 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

    Собственно я ищу охотника, который в своё время успешно взял Алису под свой бок и одним из первых начал с ней работать и воспринимать существо как возможного союзника. Человека военной выучки, наделенными моральными качествами и знаниями. Он жесток, но лишь по делу, он категоричен, но все его решения четкие и взвешенные. В нем нет ненависти к существам, все чего он хочет это быть полезным и нужным, быть в окружении некоего "братства", что заменяет ему семью.
      Внешность и имя менябельны. В истории персонажа очень многое можно изменить и все это я оставляю на вашей совести. Для меня важен лишь ваш комфорт и желание играть. Милион постов в день не требую, но 1-3 поста в неделю хотелось бы видеть. От себя обещаю игру, экшн, участие в сюжете, как общем так и личном.Приходи, будем гонять этих зажравшихся тварюшек по городу и агрессивно насаждать добро.
      Стучись для начала в гостевую, а там уже выдам скайп, телеграм, почту голубиную и все что тебе будет удобно. Кроме аськ, аська вот вообще нет.

пример поста

онкая струйка дыма витиевато поднимается вверх, от почти докуренной сигареты куда-то в небо, только лишь для того, что бы в итоге раствориться в сумерках Эдинбурга. Она делает последнюю затяжку и тушит окурок об край урны. Окурок, сопротивляясь, искриться, но смиряется с судьбой и уже через секунду, щелчком пальцев отправляется в жерло помойного монстра. Элисон выдыхает, стряхивает с рукава пальто одной ей ведомый мусор и толкает тяжелую деревянную дверь, выпуская в прохладный вечер душную, плотную и шумную атмосферу бара. Она частенько бывает в подобных заведениях, но точно не в этом. На её скромный вкус здесь слишком шумно, всегда много народа, персонал так и норовит сунуть нос в чужое дело, да и вообще местечко точно на любителя. Впрочем, любителей определённо было много, просто безобразно много. Она часто бывала в подобных местах вне работы, и почти никогда по делу. Раскрученный телевидением миф о том, что бар это самое удачное место для деловых переговоров, встреч с информаторами или тем более место где можно достать полезную для тела информацию так очевидно глуп что на него даже нет смысла злиться или обращать внимания. На самом деле в баре всегда слишком много глаз и ушей, слишком много лишних свидетелей. А ещё здесь есть алкоголь, и это главная причина по которой Элисон не решает рабочие моменты в барах. Бары расслабляют, а ей расслабляться точно нельзя.
Она оставляет пальто на вешалки у входа и присаживается за бар. Не углубляюсь в меню заказывает себе двойной макалан, зарекаясь что на сегодняшний вечер это точно её максимум. По крайней мере до тех пор, пока она не доберётся до дома. Дома будет уже проще. Дома ей не придется работать, по крайней мере ей хочется в это верить. Тощая барменша, улыбаясь, кивает и тут же переключает своё внимание на кого-то за спиной лисы. Это хорошо, внимание местного персонала это то, что нужно ей в последнюю очередь, хотя она не исключает что и с этой привилегированной кастой ей в итоге все равно придётся пообщаться. Не то что бы Элисон сомневалась в репутации заведения, ведь то, что было в Бешеных псах, остаётся в Бешеных псах, но лишний раз демонстрировать свою заинтересованность в осведомленности хозяев ей точно не хотелось. В барах всегда слишком много глаз и ушей. Обычно она не ведет дел в барах, это глупо. Но сегодняшний вечер исключение, она очень надеется что не совершает действительно серьезную глупость. Сегодня ей нужно встретиться с информатором, с тем самым невротичным парнишкой у которого так раздражающе дергается глаз. Что поделать, если ты долго сидишь на стимуляторах и метамфитаминах дёргающийся глаз это лучшее чем ты можешь отделаться. Элисон знает об этом слишком хорошо и слишком много. Невротик не знает что она существо. Тем более не знает что она охотник. Он вообще уверен, что она все ещё копается в чужом белье прикрываясь корочкой частного детектива. Они оба от этого только выигрывают. Парнишке не приходиться ссаться по углам при виде грозного существа или охотника (нужное подчеркнуть), а ей не приходиться оформлять несчастного как официального информатора подразделения. Вся эта бумажная волокита только утомляет, а брать на себя ответственность за того, кто начал предоставлять ей информацию всего лишь в обмен на адреса барыг у которых подешевле совсем не в её стиле. Ответственность за других давно уже не в её стиле. Паршивец задерживается, Элисон это не нравиться. Ей вообще не нравиться все, что происходит не по сценарию. Она едва касается губами виски, стараясь концентрироваться лишь на его запахе, однако смрад толпы все равно раздражает сознание. Женщина оглядывается по сторонам в надежде наконец-то уже найти несчастного невротика хотя бы взглядом, но находит совсем не то что искала.
Все что ей остаётся это тихо, но грязно выругаться. Назначить встречу в баре было действительно плохой идеей. Все что ей теперь остается, это надеяться, что слишком старый знакомый её не заметил.

0

28

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №7
31.12.2017 - 30.01.2018

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

В глуши леса как раз нашлась времянка и судя по слою пыли, сгнившему дереву и следам диких животных вокруг дома, тут не ступала нога человека пару тройку десятков лет, а значит можно было не опасаться того, что кто-то может их найти.
Найти – это значит, убить.

Zoran Nikejic, Just don't kill Tyrion


Все произошло, как это бывает в книгах, подобных затянувшимся детективам, слишком уж быстро. Компания смялась, смешалась как старая карточная колода и среди старших на одного стало меньше. Гулко шлепнули волны о каменные лестницы, разбились и разошлись, и все снова стало тихо, и небо повисло молчаливыми тучами…

Zhou Sun Fei, Кошмар на нашей улице


Короче, в голове Насти было слишком много посторонних мыслей, которые беззастенчиво затыкали тихий внутренний голос, нашептывающий, что цыганским духом пахнет и вообще надо бы валить. И как можно быстрее! Желательно, не оглядываясь и подальше.

Stasy Rivers, 18 есть? а если найду?


Я не хочу в этом вариться, я этого даже касаться не хочу. Голод, мор и война - только в теории бравые всадники - приятно посмотреть, да страшно тронуть. По факту все это то еще болото.

Zacharias Azur, тучи сгущаются и приходят покойники


- Ебанный ад! Монтгомери?! - Вот так просто, "ебанный ад" и "Монтгомери", никаких "добрый вечер, господин прокурор", "что вы здесь делаете, господин покурор", голый и с подсвечником в руке, замахивающийся на вора (как он думал), мистер Дэвидсон встретил в своем доме представителя власти с его, Уилльяма, вазой в руках на пороге его же спальни, пока на заднем плане визжала чрезмерно громкая Марион.

Walter Shaw, whatever it takes


Единственным и самым приятным в этих стенах были мальчики. Все как на подбор – тоненькие, молоденькие, в белых рубашечках и черных бабочках. Мальчиков было не так уж много, но мальчики появлялись возле Сидни как раз в тот момент, когда она отнимала от губ пустой бокал. И тут оп!  - мальчик, пожелание приятного вечера и новый бокал игристого.

Sidney Yáng, на выставке Ван Гога я главный экспонат


- Ты понимаешь какое дело, братуха. Вот ты меня уважаешь, и я могу тебе это рассказать, - заплетающийся язык – не повод молчать, Вий доказывал это своим пока что живым примером, хотя не далёк час, когда алкогольная кома догонит и его, - впервые за долгое время я счастлив был, понимаешь? Бабу себе нормальную нашёл, значит, жениться на ней хочу, а тут влетает эта краля рыжая, что ведьма на метле. Я даже уверен, что кот у неё дома чёрный, подносит её коренья всякие, когда она над котелком своим колдует, и спит она в гробу, мертвячка проклятая.

Vinsent Moore, выбрось из головы


Горыныча он узнал, как и, пожалуй, еще парочку людей в своей жизни через Кощея. Видимо, они где-то накосячили, и судьба подкинула им друг друга.

Tyler Anderson, Особенности национальной рыбалки


Она выбрасывает сломанную сигарету в снег. Достает новую. Последнюю. Крутит в пальцах, словно думая, хочет ли оставить на завтра, дотерпеть до дома. Не помнит, есть ли что-то в ящике кухонной тумбы. Никогда нет еды, но всегда есть сигареты.
Рамона плоха в заполнении холодильника едой. Во рту слишком много членов, чтобы было желание п и т а т ь с я.

Ramona Graham, Invisible Wounds


Лихо бледнело, краснело и поджимало губы, но голову держало ровно. Оно чувствовало себя человеком, который вломился на тусовку к неонацистам и крикнул "Шалом!"

Tito Marić, Он мне писюн показывал


«Нет, мне надо наслаждаться тем, что моя жизнь идёт по пизде». Слова не были произнесены вслух, но грозили стать девизом всей жизни.

Thomas Mann, Haters gonna hate!


Обычно я храбрая девочка, гордый орел, который за словом в карман не полезет. Но Винсент пугал меня до чертиков, до дрожи в коленях и это, наверное, было одной из причин, по которой мы все еще были вместе. Потому что вместе с порочным всеобъемлющим страхом этот мужчина заставлял меня чувствовать все остальное – и все это было на самой возможной грани.

Mary Holden, Текила-любовь


Стю готовил какую-то лекцию в стиле «почему не надо ни на кого равняться», или «как важна индивидуальность», может быть, «как глупо пререкаться с преподавателем только потому, что он хорошенький», уже подбирал литературные примеры.

Stuart Hailey, Haters gonna hate!


Утром, как обычно, просыпаемся первыми мы с шиншиллой. Иногда, когда я смотрю в её глаза, мне кажется, что в ней засело какое-то ужасно могучее божество. Но потом я вспоминаю, что она может склеить ласты от того как я чихну и это наваждение сразу пропадает.

Oliver Campbell, legendary tempting


Магде не нужно было звание закадычной подружки Лейн, чтобы выступать в роли эксперта, она нутром чувствовала, какой стержень скрыт внутри тонкой барменши. Это сталь ножа, это фитиль динамита, острая игла смертельной инъекции, спусковой курок пистолета. Только пробей броню, только порадуйся тому, что ранил её, как она тебя уничтожит.

Magdalene Cryst, Успокой меня


Слишком увлеченный целью «заткнуть Фредди ты-прекрасный-певец-но-не-с-похмелья Меркьюри», Норман не заметил, что в комнате он был не один.

Newt Baker, Viva Las Vegas


Своей целью он выбрал Карибское море - притом выбрал чисто по наитию. Крутанул глобус, взял дротик, кинул... Первые четыре раза он успешно мазал мимо глобуса. Путешествие на письменный стол или в стену - дело, конечно, занимательное, но зрелого василиска недостойное.

Max Mahoney, Sand on your skin


Уточнять кто и когда посмел уронить грозного Вия, что он стал таким ранимым (читайте уроненным) она не стала. Так же как и спрашивать с каких пор он увлекается гаданием и с какими морями волнуется.

Alison Wood, Вот это встреча!


Макс совсем не удивился, когда увидел, что бывший любовник тоже ушел в отказ, мол, я не я и лошадь не моя. Поразило больше то, с каким видом он это провернул: обычно такой эмоциональный, а теперь взъерошенный от возмущения, Кенрой сейчас мог бы номинироваться на премию "Мистер самообладание-2017" и иметь все шансы на победу.

Max Mad, Преступление, наказание и замаливание грехов


Вот уж точно, опасаться следовало не тех, кто нашел в следующем далее за коридором помещении временный приют перед отъездом на уже постоянное последнее пристанище, а тех, по чьей вине произошло то, что произошло. Что если эти «кто-то» все еще здесь? Нет, не в замкнутом пространстве каменного мешка, соединяющего морг и «верхний этаж» бюро, а…

Martin Bertrand, It's all about business


Нужно было не открывать, не подавать никаких признаков жизни, и они бы подумали, что здесь все вымерли.

Etta Bishop, legendary tempting


Да, британец всегда был терпеливым. Он хотел бы унять мужчину и не слишком настойчиво пробует успокоить его (скорее, просто не бесить еще больше) тихо, осторожными движениями, как если бы уговаривал прекратить рычать испуганное животное, что смотрело бы на него из угла клетки.

Malcolm Montgomery, belong to me


Байер преимущественно этим и занимался – изучал генетические особенности легенд, включая то, что они различаются друг с другом. Сам факт лжи о существования «лекарства» вызывал грустную ухмылку – неужели кто-то правда рассчитывал на панацею? Равносильно мечтать о зелье, способном обратить тебя в какое-то животное, лишив всего человеческого начала.

Johann Bayer, Всего лишь маленький укольчик


Нежданный негаданный опрокидывает себя таблом в поверхность бара и начинает разводить сырость. Говорят, что слёзы женское оружие. Херня это все. Рыдающий мужчина вот это действительно страшно.

Chasey Lain, руки убери


Кто-то скажет, что он мог ошибиться. Что это не мог быть один и тот же человек. Мунин же знал, что так бывает. И что его память никогда - категорически никогда! - не подводила его.

Kevin Bradshaw, Любопытство сгубило кошку...


Отпуск был распланирован от и до. Две недели на кардоне вдали от цивилизации, людей, кругом птички, зайцы, лоси, а если пройти пару километров, можно и на баб голых, плещущихся в озере, полюбоваться. Главное – места знать надо.

Keith Boolman, He holds the gun


- Стой до последних сил, ты просто в экстазе от всего этого, - скомандовала она, прожевав кусок щеки горе-насильника (нет, вполне возможно, тот был более, чем преуспевающим, матерым и даже известным, хотя бы в определенных кругах, однако ж последняя его вылазка не увенчалась успехом, став фатальной ошибкой, так что приставка "горе" вполне заслужена и уместна).

Charlotte Kane, Let it die


Случись подобный инцидент еще лет десять назад, Гарри бы запаниковал.
Возможно, устроил бы показательную истерику на тему того, что он монстр и только что сожрал человека. И уж совершенно точно бы переживал, обвиняя во всем себя.
Сейчас он попросту тщательно вытирает губы рукавом рубашки, кровь почти не заметна на темно-синей  ткани, неторопливо отвечает на сообщение Бэллы в Фэйсбуке, убирает смартфон в карман, подхватывает с сиденья свой рюкзак и неторопливо выбирается из машины на не слишком ровный асфальт парковки.

Harry Moore, Здравствуй, папа, Новый год


-Пожалуйста, дорогой гость, всё ради тебя, - ответил Девис на благодарность, - Ты часом не русалка или какая-нибудь еще блядская рыба? Я уже грешным делом понадеялся, что ты там просто утонул.

Frederick Davis, Naked and afraid


Не могу сказать, что я жалела, когда ушла от моих сестер-мавок, постепенно забывая запах скошенной травы и упругости снопов сена, но помня наизусть песни и пляски, что повторяла снова и снова, даже оставшись наедине, когда на меня накатывала грусть.

Barbara Burke, иди сюда, сюда, согрей меня так


- Как видите, Сидни, я здесь, у Ваших ног, разве я могу теперь отказать, даже если это будет полка, - рассказывать дальше о том, что Доминик Уэлш никогда в жизни не притрагивался к домашним инструментам, он, конечно же, не стал.

Dominic Welsh, возлюби трофей свой


Вообще, конечно, это был странный парень. С виду безобидный, но все-таки поход к психиатру ему, наверное, не помешал бы: над кольцом он явно фетиширует, раз с такой скоростью припрятало его.

Christian Dewaere, stay away


«Что ты сказала, тварь? Ты не хочешь? А чего ты хочешь? Что тебе вообще нужно в этом мире? Что ты можешь ему дать, кроме своего "я не хочу", а?  Ведь чтобы что-то попросить, сначала нужно что-то отдать. А у тебя нечего отдавать. Ты ноль. Прыгай, Пташка, ты пустое место. Ты даже не успеешь почувствовать что-нибудь, потому что такие, как ты, не умеют чувствовать.»

Yasmin Mashal, тучи сгущаются и приходят покойники


Если бы Артуру давали по доллару за каждого обиженного им человека (или не особо человека), то он бы уже давно обогатился и открыл свое казино с блэк-джеком и темнокожими шлюхами, а не рассекал по славной унылой Шотландии в нелепом черном одеянии.

Arthur Kenroy, Побег из курятника


Выйти и объяснить, что вот, мол, я сотрудник Центра, хочу удостовериться, что вы легенда, возможно, незарегистрированная, и взять у вас образец для опытов? Или, еще лучше, признаться, что вот он тоже незарегистрированное существо, пытается выделить мутацию своего гена, и для этого ему нужны образцы схожих видов?

Aidan Kells, Blood(line)


Ей нужно слиться с городом, впитать в себя его энергию. Она боится засыпать сейчас, потому что в последний раз, когда она засыпала с болью, её сон продлился не одно столетие. Она больше не могла позволить себе такую спячку. Второй раз ей не догнать этот мир.

Agnes Wanlockhead, призрачная встречная


Не став дальше грузить вопросами “дворецкого”, Айзек отправился к видневшемуся пепелищу, там его уже поджидал напарник. Тот выглядел не в пример лучше дежурившего на входе констебля в том смысле, что явно выражал то как должен выглядеть человек в такую рань. Но, на самом деле, напарник находился в таком виде всё время, не важно как много он спал или как сильно устал — это Айзек понял чуть ли не в первый день знакомства с ним.

Isaac Roy, see no evil, hear no evil

0

29


http://s8.uploads.ru/9szGQ.jpg
Alicia Vikander

► Имя Фамилия: Выбирай Любое
► Возраст: 30-35 на вид
►Трудоустройство: шеф-повар ресторана, принадлежащего Малкольму Монтгомери

► Вид: существо
► Легенда: La Loba, женщина-волчица

► Способности

По легенде, La Loba – женщина, собирающая кости волков и возвращающая своей песней их к жизни. Может и сама обращаться в волка. Так что, мы говорим о шейпшифтинге и лечении и оживлении животных (но только обычных животных, не существ)

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

В ту ночь Айдану просто очень не везло с добычей, поэтому уже близко к рассвету оборотень и оказался так близко к людям, а ты с того дня больше не возвращаешься одна темными парковыми аллеями. Зверь тебя напугал, загнал подальше в чащу и там уже приготовился съесть, когда внезапно услышал уверенное: “Только попробуй меня тронуть, и я тебе оторву всё, что осталось от твоего хвоста”. В этот момент стало происходить что-то странное: ты и правда перестала бояться огромного волка, а оборотень склонил лобастую голову, подошел осторожно и почти заискивающе и даже дал себя погладить. В следующий момент мир стал восприниматься иначе, с другой точки и в других цветах, и вот друг напротив друга стояли уже два волка поневоле. В ту ночь ты держалась рядом, пока оборотень охотился, но он сожрал только лисицу, на беду подвернувшуюся под лапу. Шкуру он приволок тебе в дар, ровно перед тем как вновь вернуться в человеческую форму, после чего и ты вновь обрела свой прежний облик. На рассвете оба были в легком шоке от произошедшего, и Айдан не придумал ничего лучше, чем отвести тебя к своему отцу, по совместительству Мерлину, да-да, тому самому, по пути объясняя, как мог, что с некоторыми людьми случаются странные вещи и на поверку они оказываются вовсе и не людьми. Через неделю ты вернулась к нам, так как на работе действительно стали происходить странные вещи – курицы под твоим ножом оживали, рыбы плавали в кастрюле как в пруду, по кухне скакал кролик, которого заказали за четвертым столиком. Люди тогда еще про легенд ничего не знали, и ты не представляла, что теперь делать.
Мерлин тогда предложил тебе работу в его собственном ресторане, мы с тобой подружились и остаемся друзьями с тех пор, с конца 90х. После того как о легендах стало известно всем, ты вступила в Creatures Liberation, в том числе, из лояльности Мерлину и благодарности за его помощь в прошлом.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Во-первых, Айдану нужен друг, с которым можно обсудить свои волчьи будни, к тому же, он любитель влипать в разные неприятности, и можно влипать в них вместе. А еще он будет считать, что ты готовишь лучше всех, и приходить на ресторанную кухню как наркоман за новой дозой гастрономического экстази. Как относиться к тому, что Айдан жрет людей – тебе решать. Если резко отрицательно, с этим тоже можно будет придумать интересный поворот.
Во-вторых, Creatures Liberation очень нужны люди. С ними можно поиграть в разные взрослые и серьезные игры.
В-третьих, здесь много хороших игроков, с которыми можно поиграть всё, что захочется.

пример поста

Когда Айдан попытается вспомнить все события того вечера в мельчайших деталях, рассказывая о них офицеру полиции, его памяти представится истинная вакханалия: отблески пламени, отражения которых пляшут на лицах зевак, собравшихся вокруг, небольшая потасовка с хозяином кабриолета, которую Келлс торжественно проблевал, да и, к тому же, он чувствовал себя слишком виноватым, чтобы отбиваться. Вот он стесал себе ладони, падая на асфальт и приземляясь на оппонента, вот ударился затылком, когда тот спихнул его с себя, вот заботливые, но совершенно немилосердные руки снова сгребают его с земли, на сей раз это полицейские, и его припечатывают разбитой мордой в капот полицейской машины, заковывая в наручники. Последнее, что он видит, прежде чем его впихивают внутрь машины – это обгоревший кабриолет, который вряд ли подлежит восстановлению.
- Нет, я не употребляю наркотики постоянно. Нет, я не продаю наркотики. Нет, я не покупаю наркотики. Нет, я не укуриваюсь крэком до потери сознания каждый вечер. Это все одна большая ошибка, офицер.
Полицейский, который его допрашивал, в тесной комнатушке, даже без этого зеркала во всю стену, которое показывают в кино, пытался, как он думал, вывести его на чистую воду. Келлс никуда не выводился, тихо и упрямо отвечал на вопросы, стараясь поменьше двигаться, потому что у него болело всё – желудок, почки, голова, руки, ноги, а главное, задница, поэтому хотелось уже поскорее перестать сидеть на ней. Его пиджак, ремень, шнурки и скудные пожитки забрали еще на входе, все, что оставили, было грязным и местами рваным. От него явно пахло паленым.
Он числился на тот момент студентом-бакалавром кафедры биохимии и на него смотрели совсем скептически – вопрос, где он взял наркотики, задали уже десять раз, видимо, надеясь услышать, что он сварил их сам. Айдан продолжал твердить, что его угостил какой-то неизвестный ему студент, это было один раз, первый и… последний.
Офицер душевно объяснил ему, что ему повезет, если он отделается общественными работами и лучше бы договориться с мистером Шоу, хозяином сожженной машины, по-хорошему, чтобы не попасть за решетку надолго. Он мог бы внести за себя залог, но у него не было нужной суммы даже не с собой. Келлс попросил связаться со своим отцом, офицер записал данные и сказал, что посодействует, после чего его, наконец, заперли в камере, той самой, что в участке находится на всеобщем обозрении. Видимо, воспитательный процесс начинается ровно с того момента, когда все окружающие смотрят на тебя как на последнее дерьмо. Айдан сидел и ждал своего личного волшебника, который освободит его из темницы.
Отец вряд ли наорет, хотя он никогда еще не жег чужие машины, это новый уровень, так что кто знает. Да и всегда есть куда расти по лестнице Уголовного Кодекса. Например, он никогда не убива… Не, стойте. Ну, то есть, не стрелял, не резал… ножом. О, банки никогда не грабил. Хотя тут, наверное, просто не было нужной мотивации.
На самом деле, Айдан больше всего боялся фирменного папиного “Я в тебе разочарован, сынок”, которое отец умел говорить одним взглядом. Это было хуже криков и ремня, честное слово. Всю жизнь, с того момента, как Келлс узнал, кем является его отец, помимо того, что он и отец ему вовсе, он хотел быть хотя бы немного как Артур. Да-да, тот самый. Почему-то казалось, что уж Артур-то отца не разочаровывал. Но до Артура Айдану было как до луны и обратно, так что… Как только офицер сказал ему, что приехал отец, и за него внесен залог, он начал внимательно рассматривать свои ботинки, боясь поднять голову и встретиться с тем самым взглядом. Он изучил каждую трещинку, каждый ободок вокруг шнурков, каждый отблеск кожи, пока выходил из камеры и подходил к хозяину кабриолета. Отца он тоже узнал по ботинкам.
Пожалуй, Айдану стоило вытатуировать себе на лбу “Прости, папа”, потому что это сочетание слов сопровождало, пожалуй, каждую вторую их встречу. Произнесенные, эти слова уже потеряли смысл и вес. Наверное, стоит начать падать на колени и замаливать грехи.
Как-то незаметно для самого Келлса все трое – он сам, хозяин кабриолета и отец, столкнулись в небольшом холле перед камерами, и у тех двоих взгляды были один убийственнее другого, и оба смотрели на него. Айдан решил сразу перейти к делу, чтобы закрыть эту обгоревшую и заблеванную страницу своей жизни поскорее и навсегда. 
- Пап, я сжег машину этого джентльмена и хотел бы возместить ему ущерб с твоей помощью. Я все отдам, до последнего пенни. Спасибо, что внес залог.

0

30


http://78.media.tumblr.com/bb422b3a8f0b9bd859006331d02c4107/tumblr_p3nlbbcnx51qljqu0o5_540.gif
rebecca ferguson

► Имя Фамилия: Honora "Nara" Farquhar || Хонора "Нара" Фаркуар
► Возраст: 32 года плюс-минус
►Трудоустройство: временно безработная

► Вид: незарегистрированное существо из категории shapeshifters, кеаск (ceasg)
► Легенда: русалка в мифологии Шотландии и острова Мэн

► Способности

Кеаск также известны как «девы волн»; это прекрасные женщины с рыбьими хвостами, которые по желанию способны менять на человеческие ноги. Основная функция в старинных легендах – соблазнять моряков или просто оказавшихся у океана мужчин и забирать их на дно морское.
По некоторым преданиям, кеаск способны одурманить человека не только красивой внешностью, но и пением, взглядом глаза в глаза и даже уговорами проследовать за ними (до вышеуказанного морского дна, вестимо, но вряд ли это уточняется заранее). Лучший способ избежать сей участи – вовремя скрыться; если этот ход конём не удался, ундине следует «высказать почтение», при этом избегая её взгляда и пения.
От человеческих мужей они могут иметь детей – также смертных.
Эти существа способны хранить свои «души» вне тела, обычно в тайном, труднодоступном месте; только найдя и уничтожив «душу», можно убить саму кеаск. Что не уберегает чудных дам от физических повреждений, разумеется.
В воде волосы русалки темно-зеленые, на воздухе же они становятся золотистыми.
Пойманная человеком, кеаск способна на манер золотой рыбки исполнить три его желания; после этого она получает свободу и способна исчезнуть в тот же миг.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


Есть существа, к которым осознание собственной природы приходит постепенно, но Нара с рождения знала, чем отличается от людей – и с рождения желала быть среди них.
Её мать, разумеется, кеаск, отец – шелки, не оставивший о себе ни малейшего напоминания. Когда в благополучном пригороде Эдинбурга произошла серия убийств – поразительно, но среди найденных не было ни одного обычного смертного, - заподозревавшая неладное родительница, молодая и прекрасная, как рассвет, снялась с места и вместе с подругой, хваткой и активной Дэйной Эдсит, отправилась по программе академической мобильности в университет Канады и там, пленив красотой некоего юриста, вышла замуж и вскоре родила девочку – дитя совсем другого мужчины. Так началась жизнь Хоноры.
Нара не отрицала свою сверхъестественную сущность, но и не кичилась ею; по совету матери притворялась - вполне успешно - человеком и вела размеренную и сытую канадскую жизнь. Когда дочь Дэйны Эдсит, Тилли, вскользь упомянула о военной карьере, Хонор решила - а почему бы и нет? Они обе прошли равную подготовку, но были разведены в стороны на долгое время: у прелестной кеаск возникли к приятельнице чувства, выбивающиеся за рамки дружеских, но по-юношески грубая и неделикатная Тэйлор была резка, когда говорила «нет».
Армейское общество Хонору не приняло; лишь только стали известны её бисексуальные предпочтения, на девушку градом обрушилось общественное осуждение – толерантность берёт верх отнюдь не всегда. После ожидаемого увольнения она пропала со всех радаров ровно до начала семнадцатого года, когда, перемахнув за океан в Эдинбург, оказалась на пороге дома матери Тилли – раненная, трясущаяся в лихорадке, с воспалением лёгких и переломом запястья, оставившая в Торонто потревоженный муравейник из полицейских (её всё ещё ищут по обвинению в непреднамеренном).
История должна была кончиться заключением под стражу, и в метафоричном смысле именно так оно и сложилось: старый дом Дэйны Эдсит стал для Хонор и госпиталем, и тюрьмой, а хлопочущая по хозяйству и умудряющаяся невесть откуда доставать самые разнообразные лекарства Тилли – самым строгим надсмотрщиком. Покуда ундина не чает иного, кроме как излечиться и окрепнуть, однако рано или поздно, так или иначе временное затишье окончится и всплывут на поверхность вопросы, доселе тщательно и по обоюдному желанию замалчиваемые.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

События, обернувшиеся гонкой с законом, коварно оставляю на откуп потенциальному соигроку. Я не исключаю полной невиновности Нары – подставить невиновного под карающую гильотину Фемиды порой дело вовсе не трудное, - равно как и полного осознания с её стороны всего лиходейства от и до (если у неё не было иного выхода, например). Логика и обоснованность в любом случае – наши с вами лучшие друзья, и я прошу учесть следующее: Хонора Фаркуар – человек, по умолчанию не склонный терпеть насилие. Она не сталкивалась с абьюзом (а если и да, не прогнулась под него), не потчевалась родительским террором, и, если кто из её друзей-сожителей вздумал бы выкручивать ей руки, дала б отпор или недолго думая ушла в закат. С её врождённым талантом находить компромиссы и средь бытовых дрязг сохранять в целостности спокойствие и рассудительность девушка, надо полагать, заведомо отделена от всяческих неприятностей, однако сия защита дала слабину, а результат, как говорится, налицо.
Её предпочтения на стороне не одних только мужчин, верно. По какой причине она отошла от предками навязанных традиций и полностью ли исключила из круга приближённых сильный пол – решение суть ваша, заинтересовавшийся, прерогатива.

Имя, фамилия, базовые элементы биографии и характера персонажа неизменны; внешность и раса выбирались наугад и доступны изменению после предварительного обсуждения.
Нара – девушка самодостаточная, и более чем вероятно, что после выздоровления она получит с некоторыми понятными оговорками полную свободу перемещения и действий, так что безоговорочной привязки к одной только Тилли не будет, обещаю.
Поделюсь с вами анкетой Тиллс как ещё одним источником информации о Наре и подсоблю, если потребуется, с пропущенными частями биографии Хонор. Приходите)

пример поста

На пасеке латиноамериканского гетто сегодня чрезвычайная суета.
Хель смотрит сквозь прищур, как двое ребят из наиболее отбитых и наименее разборчивых шестёрок их общей потрёпанной колодки сначала до абсурдности долго и серьёзно беседуют у запертой двери, затем отчаливают в неизвестность, лишь только завидев новую смену: нонче бдения у тайной комнаты подроблены до минуты выверенной почасовкой, и муха незамеченной не пролетит, куда уж отдельно взятой мексиканской девице. Собственной тенью Анхела маячит у самого края, домашняя рутина заменяет ей маскировочный костюм; очередной тюремный надзиратель – Нэсто, гадина эдакая, ничего ведь не упустит! – пробует выставить её вон, получает отпор и следующую четверть часа терпит её ненавязчивое присутствие. Хель, разумеется, на рожон не лезет, но хрупкая канва её терпения начинает стремительно истончаться.
В ночь среди узуального гудения их скромного улья она уловила доселе незнакомые нотки – тревожные слухи, выцеживать которые ей пришлось буквально по каплям; говорили о каком-то там решительном ударе, о каком-то там узнике, о каком-то там выкупе, о какой-то там мести… Впрочем, какое общество, такие и разговоры в нём циркулируют, однако под утро новости неожиданно подтвердились, а высветившиеся под солнцем неаппетитные подробности заставили Анхелу Флорес знатно переполошиться. Знатно настолько, что в зад раненным оленем она понеслась по просторам малой родины выжимать информационные крошки из немногочисленных свидетелей - появление в недрах баррио свежего мяса всегда сопровождалось бурным интересом со стороны аборигенов, - компилировать разрозненные фрагменты и строить догадки одна другой хуже до тех пор, пока все точки над i не были расставлены окончательно: в гости к радушным мексиканцам заявилась Ви, и едва ли по своей воле.
С этого момента Анхела переключается на задачу куда сложнее; узнать, кто прячется за закрытой дверью – полбеды, отпереть эту самую дверь – вот достойная ставка в игре. Она берётся за дело засучив рукава и ещё до завтрака начинает окучивать воевод-самозванцев, дабы их в крови замаранными руками прорубить себе дорогу к Виорике; первые два-три отвода её не шокируют и не охлаждают пыл, очередной внезапно оборачивается успехом. «Ради всего святого, Хель, тебе-то это зачем? – недоумённо спрашивает верзила с рассечённым неровной сеткой шрамов на несколько плоскостей лицом, но мобильник его разрывается в приступе фанатичной преданности, и языком трепать ему решительно не досуг, - а, к чёрту, иди и скажи». С номинальным допуском за спиной она проходит негласный предбанник, отделяющий жилую зону от логова зверя, сиречь от неказистых домишек особой стратегической важности – ей либо кивают, либо задают неудобные вопросы, но у Анхелы есть амулет – разрешение вышестоящего, - и амулет работает верно. Перед Нэсто и вторым, как его бишь, она объявляется ближе к полудню.
Эрнесто недоволен: в ходе божественной эманации указаний от старших ему досталась несладкая участь – помимо прочего гнать взашей праздношатающихся, и вот нате, пришла, да такая, какую не выгонишь. Он честно пытается, но Хель прерывает его и в конечном итоге отпирает заветную дверь, обронив лишь горсточку слов. Всего лишь два, если придерживаться математической точности, зато угодивших в самое сердце.
- Бывший наркоман.
- Что?
- Девчонка, - поясняет Анхела и ждёт, покуда по нервным каналам охраны дойдёт нехитрый посыл.
Ибо хлебосольство американо-мексиканских группировок подразумевает халявную раздачу дури всем засидевшимся визитёрам; иными словами, укатают посетителя в точку, если на власть имущих нападёт подобная блажь, и на власть имущих именно такая и нападает – чтобы девица не разбуянилась за товарищескими рукопожатиями, отчего ж не обдолбить её до невменяемости, ибо за апатичным телом присматривать неизмеримо проще. Соблюдая заветы предков, латиносы идут проторенной тропой, но они не знают предысторию Виорики, а вот Хель знает и уже предвидит последствия.
До Нэсто доходит. Его временный ассистент отправляется на ту сторону проверить, не отделилась ли душка от тушки, а Эрнесто ухмыляется Чеширским котом и клятвенно заверяет, что беспокоиться не о чем и что как только его приятель вернётся, она, Анхела, отправится прямиком в пешее эротическое. Приятель отлучается на секунду, а пропадает пятнадцать минут – Хель засекла. Когда возвращается, из-под узуальной мексиканской охры отчётливо просматривает неаппетитная серость.
Ужас наконец отпирает ей двери. Брошенная на чью-то заведомо заправленную кровать бесформенным тюком, Виорика напоминает живое существо огорчительно мало; Хель произносит тягучее как патока «Бля-а-а», за которое успевает прыжком пересечь комнатёнку – окно забито намертво, внутри буквально нечем дышать, сложноструктурный парфюм Ви доминирует над пространством, - опуститься пред пленницей на колени и, бережно приподняв веки, осмотреть белки глаз. Без кровоизлияний, хвала небесам! Однако дыхание практически неуловимо, пульс будто бы тепло от вчерашнего уголька – не чувствуется, но угадывается, - а время играет не на их стороне. Анхела стискивает зубы до боли и размышляет недолго.
Эрнесто смотрит ей в спину тяжело и беспокойно; сомнений нет, для Виорики в гетто ничего хорошего не готовили, однако если она отчалит раньше кем-то свыше оговоренных сроков, Нэсто предстоит перенести от своих же ряд весьма увлекательных профилактических мероприятий; профилактических, ибо лучшим средством для предотвращения болезней и горестей всегда была и остаётся гильотина. Он жаждет получить от Хель лечебный бальзам каких-никаких утешений, и с мягкой улыбкой старшей сестры, пришедшей унести от младшенького ночные кошмары, Анхела развевает его сомнения.
- Если девчонка умрёт, - говорит она на сумасшедшем чикано-арго, - твоей жене отрубят голову и заставят тебя сожрать её целиком. Всю, не только голову, Нэсто.
- Да иди ты, Хелла, - огрызается Нэсто, но неагрессивно.
Они все здесь понимают: обрисованная Хель перспектива при указанном ею раскладе едва ли не мягчайший паллиатив. В гетто прекрасно знают толк в извращениях.

В животе Анхелы Флорес урчит от голода, звук настолько отчётливый, что перекрывает торопливый топот кроссовок. Она прикидывает все за и против и прерывает самопальную спасительную операцию, чтобы разжиться хот-догом и стаканчиком горячего кофе на ближайшем углу; а затем, уединившись в непопулярном среди мимо проходящих людей тупичке, продолжает сгорать в огне нетерпения, смотреть на дверь безликой забегаловки и ждать, ждать. Сосиска на вкус оставляет желать лучшего, кофе горчит, а у Хель от предстоящего мелко и вероломно дрожат руки.
Она не могла покинуть дом сиюжесекундно: проще сразу расписаться в двойной игре и подставлять палачу шею. Раскалёнными щипцами вырвав у Нэсто обещание оставить Виорику запертой и ни при каких обстоятельствах не добавлять ей свежей дозы, даже если та вдруг очнётся и впадёт в боевой раж – поворот вполне прогнозируемый, между прочим, - наша дама не помчалась сломя голову прочь, но вернулась в мастерскую и приняла очередной заказ; даже потрудилась выслушать от хозяина тачки беспрецедентно мудрый поток рекомендаций и при этом ни разу – ни разу! – не выругалась. А ей, к слову сказать, очень хотелось. В течение следующих двух часов Хель была смертельно занята в компании бензиновых протечек и разводных ключей, и времени, убитого на прикрытие, ей хватило для окончательного вердикта – к братьям по разуму из Бюро обращаться определённо не стоит: попадёшь в многокилометровую очередь и получишь бонусом полный запрет на импровизацию.
Потому, едва успев обтереть руки от машинного масла, Анхела обратилась к известным мастерам джем-сейшна, славящимся высочайшим уровнем зажигательного на коленке деланного экспромта; иными словами, набрала Маркуса Гранде и, представившись таинственной незнакомкой, готовой слить бесценную информацию практически за бесценок, в наглую забила ему стрелку и отключилась, по всеми любимой бабской традиции оставив за собой пресловутое последнее слово.
Слово, тем не менее, сдержала: посетовав на отсутствие нужных деталей и на исключительную дороговизну оных у более-менее официалов, отправилась якобы на мелкий рынок, на деле же – караулить Марка у захудалой разливашки и попутно давиться хот-догом, для которого название cool-rat подходит куда как более.

История, в которую влезла, не нравится ей категорически.
Анхела хмурится, задерживаться ей непозволительно: не приведи господь кого встретит, да и начальник, свинья похотливая, в любой момент может затребовать её обратно. Из-за метафорического занавеса она выходит слишком рано, собиралась значительно позже и при совсем иных обстоятельствах, однако бог, как известно, смеётся над планами, над её так просто исхохотался.
Завидев у входа человека, биографические завихрения которого исподтишка наблюдала в течение стольких лет, Хель тенью следует за ним внутрь. Позволив ему отыскать закуток поукромнее, сама движется по затейливой траектории, проходящей через барную стойку и территорию женских сортиров – коп наверняка её заприметил, но запутать след лишним не будет. Она выжидает ещё горсточку минут, дабы убедиться, насколько возможно, что к рандеву не присоединится третья сторона, и лишь затем, нисколечко не успокоившись, обрисовывается пред светлые очи Маркуса во всём неподражаемом великолепии рабочей одежды и химозной автосервисной вони.
Выясняется внезапно, что подглядывать со стороны – одно, стоять лицом к лицу – совсем другое. Знакомые по старым фотографиям и эпизодическим слежкам черты вышибают из неё дух, и Анхела молчит, неспособная подобрать нужные слова – вообще какие-либо слова, - а в голове на повторе крутится извечный мотив: «А что, если?..». Заезженную песню она прерывает практически силой.
- Маркус Гранде, - не спрашивает – констатирует; она узнавала его в полумраке умирающих дней, узнаёт и сейчас. Боги, конечно же, узнаёт. – Это я звонила.
Когда Хель выкладывает перед ним хитросплетённый женский кулончик, серебряную безделушку из тех, за которые ей пришлось бы продать свою почку, руки её ещё трясутся.

0